Булдыгерова Л.Н.

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ ТОРГОВЛИ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА



В начале XX в. на русском Дальнем Востоке торговля была представлена во всех стадиях ее развития, начиная с первобытных меновых форм и заканчивая роскошно поставленными на европейский лад магазинами, рассчитанными на удовлетворение самого изысканного вкуса.


Развитие торговли на Дальнем Востоке имело много особенностей, обусловленных отдаленностью края от промышленных районов страны, пограничным положением, неразвитостью местной промышленности. Наиболее отличительной чертой дальневосточной торговли было значительное воздействие на нее изменений в социально-политической жизни как России, так и соседних государств. Например, Боксерское движение 1900 г. в Китае привело к поспешному отъезду на родину китайцев, тем самым устранив конкуренцию китайских торговцев, вследствие чего выросли цены и спрос на товары отечественных купцов. Наводнение городов края служащими КВЖД и их семьями еще больше подняло цены. Строительство Порт-Артура привело к усилению внимания торгового капитала к Квантунскому полуострову и как результат — к ослаблению торговой деятельности во Владивостоке. Торговлю в этом городе значительно подорвало то, что в октябре 1905 г. во время погрома, начатого военными моряками, были разрушены многие торговые заведения. В условиях русско-японской войны ввоз товаров1 был затруднен, что вызвало повышение спроса и рост цен. Выполнение реформ П. А. Столыпина увеличило население Приамурья в 1907 г. на 30 %, что также значительно отразилось на состоянии торговли.


От центральной России торговлю Приамурья отличало то обстоятельство, что значительную часть времени она развивалась в условиях порто-франко. Ввиду предстоящего в 1901 г. его закрытия в край было завезено огромное количество товаров из-за границы, что привело к изменению профиля торговли многих предпринимателей и большим финансовым издержкам. Введение в 1904 г. порто-франко вновь и его отмена в 1909 г. вызвали значительные изменения в структуре дальневосточной торговли, предпринимателям пришлось дважды за пять лет менять торговые связи, налаживать новые торговые пути. Подобная лихорадка не могла благоприятно сказаться на развитии торговли. Однако справедливости ради следует сказать, что многие изменения способствовали развитию торговли и промышленности в крае. Сокращение ввоза товаров из-за границы укрепило связи Дальнего Востока с народным хозяйством Сибири, Урала и Европейской России. Доля русских промышленных товаров составила в 1910 г. 50 %. Это было гораздо выше, чем обычно [1].


Слабое развитие в Приамурье обрабатывающей промышленности обусловило огромный ввоз товаров, во многом превышающий вывоз. Край на девять десятых жил привозными продуктами. Привоз товаров осуществлялся как сухопутьем — из Якутии, Забайкалья и по русско-маньчжурской границе, так и морем — главным образом через Владивосток и Николаевск.


Большая часть товаров шла из Сибири. Так, в 1906 г. транзитом по КВЖД из Европейской России и Сибири пришло 796 тыс. пудов грузов, из них более 700 тыс. пудов из Сибири [2]. В основном это были товары, доставляемые для жителей русского Дальнего Востока. Четыре пятых этого количества составляли металлы и изделия из них, остальное — продукты питания, мануфактура, одежда, обувь, домашние вещи.


Расчеты правительства при постройке КВЖД на то, что она будет служить транзитным путем не только для России, но и для Западной Европы, не оправдались.


Главная масса товаров, как русских, так и иностранных, поступала морем. Грузооборот Владивостокского морского порта ежегодно достигал 70-80 млн. пудов [3J. Среди привозимых морем русских товаров первое место занимала мануфактура, на втором стояли металлические изделия, машины, инструменты, спиртные напитки, табак, косметика и другие товары широкого потребления. Из иностранных товаров больше всего завозилось чая. В 1906 г. его привезли на 30 млн. руб. На втором месте была мануфактура — на 20 млн. руб. Почти на такую же сумму было завезено металлов, металлических изделий и машин [4].
В крае товаров оставалось не очень много, большая их часть шла транзитом. Чай везли в Сибирь и Европейскую Россию. Значительная часть ввозимых морским путем в Приамурский край товаров составляла предмет вывоза из него по сухопутной границе в Маньчжурию, и наоборот, товары, поступающие из Маньчжурии, вывозились за границу морем. Часть русских, в особенности акцизных товаров, ввозимых морем также шла в Маньчжурию. Однако это не свидетельствовало о развитии торговых отношений Приамурья с этим районом Китая. Товарообмен между ними был незначителен, причем Приамурье гораздо больше получало товаров из Маньчжурии, чем отдавало ей.


Общий вывоз товаров за границу из Приморья в 1906 г., по таможенным сведениям, определялся более чем в 42 млн. руб. Однако местные предприниматели участия в этой торговле не принимали. Более 96 % всего вывоза в Маньчжурию шло по КВЖД, и получателем грузов, как и отправителем было коммерческое агентство этой дороги во Владивостоке. Таким образом, непосредственно на Приамурье приходилось всего 3-4 млн. руб. из многомиллионного экспорта [5].


В торговле по сухопутной границе русские купцы почти не' участвовали, исключение составляли несколько торговцев скотом, пригонявших его из Монголии и Маньчжурии. Всю торговлю вели мелкие торговцы-китайцы из ближайших маньчжурских городов Сансина, Нингуты, Айгуня, Сахаляна.


Внешняя торговля была тесно связана с внутренней. Главный предмет сбыта русского Дальнего Востока составляли пушнина и продукты таежного промысла. В XIX в. торговля с местным населением была преимущественно меновая. К началу XX в. стала применяться денежная оценка, но сущность осталась та же. Коренное население хорошо знало местную цену пушнины, но плохо разбиралось в ценах на привозимые товары — ружья, табак, материи, украшения и прочее. Скупали пушнину китайцы, якуты и русские купцы. Причем последние все больше вытесняли китайцев. По линии Уссурийской железной дороги, в основном на станции Иман, торговлю с Китаем вели представители туземного населения.


Якутские купцы вели торговлю исключительно с коренным населением, живущим к северу от Амура. Торговля велась на ярмарках (больджарах), но чаще по стойбищам, куда якуты добирались со своим товаром на оленях. Китайские скупщики действовали посредством системы закабаления, т.е. раздачей товаров в долг и выдачей задатков. Русские купцы добавили к этому новые прием ы — беспощадное спаивание коренного населения, обыгрывание их в карты, обман и насилие.В русских селениях Приамурья обычно располагались мелочные лавочки с предметами первой необходимости, а в более крупных имелись магазин, трактиры и пивные, а также отделения крупных городских фирм. Торговлей в деревнях занимались китайцы, русские крестьяне, казаки и мещане. Летом по Амуру ходили небольшие баржи, груженные разными товарами. Баржи останавливались против поселения и прямо с них вели продажу.


В некоторых селениях общественные лавки находились под контролем сельского схода, доходы от торговли шли на общественные нужды. Под особым контролем общества находилась продажа спиртных напитков, приносящая хороший доход.


На севере Дальнего Востока доля частной торговли была небольшой из-за дорогостоящей доставки. Здесь учреждались казенные склады, с которых продавали охотничьи и рыболовные снасти, продукты, мануфактуру по цене заготовителя. Такие же склады были в Уссурийском крае. На Камчатке, Чукотке и Сахалине в 1916 г. насчитывалось 19 подобных складов. Чиновники не разрешали продавать товары нового завоза, пока не будут распроданы старые, что приводило к порче продуктов, поэтому покупатели предпочитали брать товар у купцов, который хоть был и дороже, но лучшего качества [6].


На золотодобывающих приисках владельцы пользовались монопольным правом содержать склады товаров, вести продажу и устанавливать цены, которые были такими высокими, что содержание складов иногда приносило большую прибыль, чем эксплуатация приисков.


В городах почти вся торговля сосредоточивалась в руках нескольких крупных, большей частью иностранных фирм, которые являлись также поставщиками товаров для более мелких торговых заведений, как городских, так и сельских. Объясняется это, прежде всего, тем, что край находился в стороне от главных торговых морских дорог и иностранные суда заходили в дальневосточные порты только по специальному назначению. Зафрахтовать судно могло только крупное предприятие. Завозить товары из России, при дешевой иностранной продукции, было рискованно. Это монопольное положение крупных фирм позволяло им держать в своих руках рыночные цены.


Более самостоятельными были китайские торговцы. Почти вся розничная торговля во Владивостоке находилась в их руках. В 1893 г. здесь существовало 127 китайских и 23 русских лавки.


Наиболее популярными в Приамурье и соперничающими между собой были фирмы "Кунст и Альберс" и «Чурин и К", имевшие отделения во всех дальневосточных городах и торговавшие разнообразными товарами. В 1913-1914 гг. фирма "Кунст и Альберс" имела оборотный капитал 16 млн. руб. Чистый доход в 1914 г. составил 0,8 млн. руб., у торгового дома Чурин и К° он был 1,8 млн.руб. [7].


Фирма "Кунст и Альберс" торговала в основном иностранными товарами, а Чурин и К°, основанная русскими золотопромышленниками, торговала преимущественно русскими товарами. Например, благовещенское отделение "Кунст и Альберс" закупило в 1907 г. на 138 тыс. руб. русских товаров и на 488 тыс. руб. иностранных; благовещенским отделением фирмы Чурин и К° было куплено на 2,718 тыс.руб. русских и на 777 тыс. руб. иностранных товаров [8].


Большое место в дальневосточной торговле занимал иностранный капитал. Одним из методов проникновения его в русскую экономику являлось финансирование мелких торговцев. Так, только в 1911 г. во Владивостоке было открыто 575 японских, американских, английских, китайских и французских торговых заведений, которые вели беспошлинную торговлю. В результате в торговом обороте Приморья иностранный капитал составлял 60 % [9].


В начале XX в. главным поставщиком иностранных товаров в Россию был Китай, хотя основная их масса предназначалась для китайцев, живущих в России. Привоз товаров из Японии до русско-японской войны был незначительным, не более 3,5 млн. руб., в 1906 г. он подскочил до 24 млн. руб. Увеличился привоз товаров из Кореи, он определялся в 7 млн. руб. [10]. Однако вполне возможно, что эти страны играли роль передаточных пунктов.


Ввоз товаров из остальных стран, кроме Германии, по большей части носил случайный характер или был специализирован. Так, США ограничивались ввозом сельскохозяйственных, швейных машин и муки. Машины ввозили из Бельгии и Англии, из Австралии — мясо, из Индии — консервы и рис. Наибольшее число товаров ввозилось из Германии, причем однородных товарам, ввозимым из Европейской России, так что последним приходилось конкурировать с немецкой продукцией. Почти все крупные фирмы Дальнего Востока имели своих представителей в Германии. Примечательно, что в Приморской области городское население предпочитало заграничные товары, а в Амурской — русские. С отменой порто-франко стало все больше завозиться отечественных товаров. Так, в 1908 г. из центральных районов России было привезено 1,5 млн. пудов товаров, в 1909 г. — 3,6 млн. пудов, в 1910 г. — 5,6 млн. пудов [11].


Мировая империалистическая война изменила внешнеторговые связи Дальнего Востока. Владивосток превратился в главный порт страны, через который осуществлялись перевозки. Это способствовало развитию торговли в крае.


В целом дальневосточная торговля, несмотря на засилие иностранного капитала, монопольного положения нескольких фирм, играла значительную роль в экономике края, способствовала ее развитию, стимулировала рост промышленности, товарного земледелия и животноводства, ускорила становление транспортной системы.
 


[1] История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма. М., 1991. С. 331.
[2] Приамурье. (Факты. Цифры. Наблюдения.) М., 1909. С. 633-634.
[3] Целищев М. Экономические очерки Дальнего Востока. Владивосток, 1925. С. 125.
[4]. Приамурье. С. 635-636.

[5] Там же. С. 636-637.
[6] Исаков А. Н. Краткие очерки истории русской торговли на Северо-Востоке Сибири и Аляске XVII-XIX »в. Магадан, 1994. С. 20-22.
[7] Романова Г. Н. Российско-китайская торговля на Дальнем Востоке и влияние ее на КВЖД // Вест ник Дальневосточного отделения Российской Академии наук. 1995. № 6. С. 38.
[8] Приамурье. С. 643.
[9] Крушанов А. И. Победа Советской власти на Дальнем Востоке и в Забайкалье. Владивосток, 1983. С. 22.
[10] Приамурье. С. 642.
[11] Крушанов А. И. Октябрь на Дальнем Востоке. Владивосток, 1968. С. 48.

 

Designed by Семченко Павел, ИС-41