Булдыгерова Л.Н.

Политические процессы в СССР в конце 50-х годов (реакция дальневосточников на решения июньского 1957 Г. пленума ЦК КПСС)



Время второй половины 50-х годов прошлого века - одна из популярных тем в исторических исследованиях последних лет. Всесторонне изучаются реформы Хрущева Н.С., решения XX съезда КПСС, борьба за власть и эволюция системы власти. Вместе с тем, не менее интересной представляется изучение вопросов реакции Широких народных масс на такие значительные перемены в советской жизни. Изучение этой проблемы начинается только в наши дни (6:97-107; 14:3-23).

 

Решения XX съезда КПСС открыли перед советским обществом новые перспективы, способствовали высвобождению творческих сил народа. Страна вышла из времени массовых репрессий. В средствах массовой информации появились слова «коллективность руководства», «законность», «ленинские нормы». Возникла возможность высказывания различных мнений, возникновения идейных и политических группировок. В связи с этим большой интерес представляет выступление «антипартийной» группы Молотова, Кагановича, Маленкова и реакция общества на решения июньского 1957 г. пленума ЦК КПСС.


В документах КПСС, историко-партийной, публицистической и учебно-исторической литературе оценка пленума однозначна. В целом она совпадает с резолюцией самого пленума: «...Молотов, Каганович, Маленков встали на путь групповой борьбы против руководства партии. Сговорившись между собой на антипартийной основе, они поставили перед собой цель изменить политику партии, возвращение партии к тем методам руководства, которые осуждает XX съезд партии...» (10).

 

В настоящее время всё большее число авторов подчеркивает, что события 1957 г. это не просто борьба за власть между реформаторами и сталинистами, это продолжение борьбы двух линий подхода к реформам и реабилитации. Одна из них была представлена Маленковым и Берией, другая Хрущевым, поддержанным большинством руководства коммунистической партии.

 

Маленков предлагал радикальное изменение хозяйственных, а, следовательно, и политических приоритетов. Хрущев уходил от такой оценки кризисных явлений и подчеркивал как основу политики «успехи», что особо проявилось на XX съезде КПСС (13:165-168). Маленков опирался на правительство страны, опорой Хрущева был партийный аппарат.

 

После устранения Берии началась острая борьба между государственным и партийным аппаратами. Н.С. Хрущев начал тотальную атаку на государственный аппарат. Им был провозглашен курс на борьбу со всевозможными проявлениями бюрократизма в работе правительственных и советских органов. Эта политика была оформлена в решении ЦК КПСС «О серьезных недостатках в работе госаппарата» (январь 1954 г.). Действительная подоплека борьбы Маленкова и Хрущева раскрывается в решениях 1955 г. Пленума ЦК КПСС «О тов. Маленкове Г.М.»(11:31-32). Маленкова обвинили в непрофессионализме, в плохой организации работы Совета Министров. Особые нарекания вызвала его речь на сессии Верховного Совета в августе 1953 г. о развитии легкой промышленности. Она была охарактеризована как экономически необоснованная, рассчитанная на снискание дешевой политической популярности. По мнению членов пленума, серьезные ошибки Маленков допустил и в сфере международной политики, а именно его заявление о возможности гибели мировой цивилизации в случае разворачивания третьей мировой войны. Это было признано неправильным, т.к. было «...способно породить настроения безнадежности усилий народов сорвать планы агрессоров, что выгодно только империалистическим поджигателям новой мировой войны, рассчитывающим запугать народы «атомным уничтожением»(11:31).

 

Самые резкие обвинения были предъявлены Маленкову в связи с его многолетними отношениями с Берией. Было заявлено, что Маленков «... иногда являлся безвольным орудием в его руках». В вину Маленкову была поставлена его поддержка Берии в вопросе политики СССР в Германии. Берия предложил отказаться от курса на строительство социализма в Германии и создать единую буржуазную Германию в качестве нейтрального государства. Маленкова обвинили в фабрикации «ленинградского дела», что он решительно отрицал.

Таким образом, Хрущеву удалось добиться смещения Маленкова с поста председателя Совета Министров СССР в феврале 1955 г. Тогда же сессия Верховного Совета СССР освободила Г.М. Маленкова от обязанностей председателя Совета Министров СССР. Его деятельность была представлена олицетворением бюрократического стиля работы, осужденного партией и объявлена источником многих бед и недостатков жизни страны(4:61).

Переломным этапом борьбы партийного аппарата за полное влияние в стране стал июньский пленум ЦК КПСС 1957 г. Поводом к его созыву послужило заседание президиума Центрального Комитета 18-21 июня 1957 г., где была сделана попытка, добиться смещения Хрущева. Полная стенограмма пленума опубликована только спустя 40 лет(7). Она дает полное представление обо всех перипетиях внутрипартийной борьбы.

 

Противники Хрущева выступили за укрепление коллективности руководства, предлагали улучшить организацию работы президиума, ликвидировать пост Первого секретаря ЦК, создать постоянные комиссии и установить порядок очередности председательствования на заседаниях. Они предостерегали об опасности сосредоточения в руках Первого секретаря большой власти. Критике была подвергнута инициатива Хрущева -догнать и перегнать США по производству мяса и молока к 1960 г., как авантюристическая. Много нареканий вызвал стиль работы Хрущева, содержащий необдуманные поступки и экспромты, особенно на международной арене.

Важность поднятых проблем и необходимость их детального обсуждения была очевидной. Однако участники пленума свели обсуждение к организации внутрипартийной группы, к аппаратной стороне дела. Л.И. Брежнев в своем выступлении подчеркнул: «Перед нами все глубже и полнее раскрывается картина чудовищного заговора против партии»(7:239). Обсуждение проблем, поднятых «антипартийной» группой, подавляющее большинство участников пленума свело к одобрению шагов и действий Н.С. Хрущева.

 

Изучение стенограммы наводит мысли о параллелях с 14 съездом ВКПб. Как и на съезде, оппозиционерам не давали говорить, прерывая их выступления замечаниями, отдельными репликами с мест. Маленкова прерывали 115 раз, Кагановича - 117, Булганина - 129, а объемное выступление Молотова -313 (12:250).

Выступление Г.К. Жукова направило пленум в русло ответственности членов группы за репрессии. Впервые были приведены документы о массовых репрессиях и причастности к ним Молотова, Кагановича и Маленкова. Но поскольку к репрессиям были причастны и другие руководители страны, главным обвинением оставалось образование «антипартийной» группы. В исторической литературе отмечается, что после XX съезда в общественном мнении проявляется критическое отношение к коммунистической партии и её деятельности. Правда писала: «...отдельные гнилые элементы под видом осуждения культа личности пытаются поставить под сомнение правильность политики партии»(9). Однако ещё большее число людей не поняло обвинений в адрес Сталина и не верило им. В постановлении ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий» вообще не говорилось о личном участии Сталина в организации репрессий. Долгие годы пропаганды заслуг Сталина в построении социализма, в победе в Великой Отечественной войне попытались зачеркнуть одномоментным решением. Споры о роли Сталина в истории нашей страны не закончились и теперь. Поэтому выступления Кагановича, говорившего «Я любил Сталина. Мы развенчали Сталина и незаметно для себя развенчали 30 лет нашей работы, не желая этого, перед всем миром»; Молотова: «После Ленина главная заслуга в деле сплочения советского народа идей марксизма-ленинизма в этот период принадлежит Сталину»(7:104-105) отражали настроения значительной части советского общества.

 

Некоторые авторы считают, что на пленуме победил не Хрущев, а региональные лидеры- секретари обкомов, члены Центрального Комитета. Они вмешались в события, когда Хрущев был готов пойти на компромисс (2:98-108; 3:37-38). В результате перераспределение власти произошло в пользу Центрально Комитета и его секретариата. В скором будущем критика культа личности Сталина сошла на нет, стал свертываться процесс реабилитации. С 1962 г. процесс реабилитации резко сокращается и к 1965 г. вовсе прекратился. Возобновился процесс реабилитации и приобрел интенсивный характер только в конце 1987 г.(8:34). Это свидетельствует о том, что ни старое, ни новое руководство страны не было заинтересовано в развитии процесса разоблачения сталинизма.

В начале июля 1957 г. по всей стране прошли партийные активы. Газеты опубликовали постановление июньского пленума и реакцию с мест. Что характерно, публикации всех дальневосточных газет располагались по одной жесткой схеме: сначала сообщения из центра, затем единодушная поддержка решений пленума на местах. Расположение материалов было абсолютно одинаковым и в Магаданской правде, и в Амурской правде, и в Красном знамени и в Тихоокеанской звезде, и других газетах.

 

В газетных публикациях не обошлось и без прямых доносов. Так, начальник железной дороги в Благовещенске на партийном активе, вспоминая прием у Кагановича в прошлом году, сказал, что, будучи оторван от жизни, не зная условий работы на дальневосточных дорогах, Каганович так и не смог дать ответов на поставленные нами вопросы(1).

 

Политическая лексика и фразеология мало отличались от той, что господствовала в советской печати 30-х годов. Все газеты пестрели заголовками типа «Сорную траву с поля вон», «Раскольники просчитались», «Сплоченность партии нерушима». Трудовые коллективы, старые коммунисты и рядовые граждане осуждали «антипартийную» группу. Насколько искренне были высказывания корреспондентов судить трудно. Ни одного критического отзыва газеты не поместили.

 

Примечательно, что в целом в дальневосточных газетах было довольно мало выступлений отдельных граждан. В Камчатской правде они практически отсутствуют. В основном помещены отклики трудовых коллективов на решения пленума. Наиболее резкая оценка «антипартийной» группы прозвучала на партийных активах. Молотов, Каганович, Маленков и примкнувший к ним Шепилов были поставлены в один ряд с троцкистами и оппортунистами.

 

В специальных сообщениях первым лицам Хабаровского крайкома КПСС КГБ доносит о фактах отрицательной оценки некоторой частью населения края решений июньского пленума(5:193-196). Между собой люди говорили о том, что думали. Одни не верили в перерождение вождей, о которых только вчера говорили как о самых разумных руководителях: «Не верится, что бы Молотов, старый большевик, первый ответственный редактор Правды и стал на неправильный путь. Молотов, Каганович, Маленков прошли с Лениным весь путь, были на каторге, в подполье. Все время вращались с народом, и народ к ним прислушивался». Другие пытались понять причины разногласий в руководстве страны: «Хрущев захватил всю власть и повысил налоги, а Маленкова выгнал за то, что тот снижал налоги. Правительство действует неправильно. Маленков и другие борются за то, чтобы не было сокращения рабочих, потому что уже началась безработица». Многие довольно точно подмечали причины происходящих событий: «...Хрущеву нужен портфель, поэтому он и душит старых большевиков. Хрущев оставит в ЦК тех, кто ему не возражает. Он всех обведет и будет командовать как Сталин». Населением выказывалось недовольство реформами, проводимыми Хрущевым: «Под его руководством новый хлеб собирают, а старый гноят. По радио передают, что план по лову рыбы выполнен на 150%, а в магазинах за килограмм гнилой селедки берут по 15 руб.». Выказывалось недовольство проведением международного фестиваля, на организацию которого истрачены огромные народные деньги, помощь социалистическим странам. Особо в донесении подчеркнуто высказывание инженера-экономиста о роли коммунистической партии в руководстве страной: «Коммунистическая партия занимается вопросами экономики страны, тогда как она должна заниматься идеологической и культурной работой, поэтому в вопросах экономики много допускается ошибок, в частности в городе отсутствует мясо».

 

При чем люди не просто критикуют деятельность Хрущева и коммунистической партии, но и предлагают довольно радикальные решения, например, ликвидировать колхозы: «Зачем поднимать целину и тратить на это огромные средства? Я бы свой хлеб мог иметь». О том, что общественное сознание остается тоталитарным, свидетельствуют такие высказывания как: «Хрущева еще в 1933 году надо было расстрелять. Вот если бы наши так же устроили бунт как в Венгрии, может и у нас, было все».


Откровенно высказывают свое мнение многие заключенные исправительно-трудовых лагерей(5:145-147). Основная масса заключенных осудила действия Молотова, Кагановича, Маленкова. Среди тех, кто высказался негативно, большинство верили соратникам Ленина и поддерживали их действия, наивно полагая, что они борются исключительно за народное благо: «Я не верю Ц(с, что Молотов, Каганович, Маленков враги народа, а будущее покажет, но Поздно, старые большевики всегда были с Лениным. Молотов старый большевик, ученик Ленина и вдруг стал тормозом идей Ленина. Хрущев просто выскочка. Хочет быть вождем и убирает умных и любимых народом членов ЦК Молотова и Кагановича до конца преданных Ленину». Было представлено и прямо противоположное мнение, хотя и единичным высказыванием: «Хрущев очищается от старых коммунистов. Народ России ненавидит правительство».

 

Осужденный на 6 лет ИТЛ заключенный недоумевает, как, очевидно, и многие в стране: «Человек прослужил в правительстве 40 лет, а теперь оказался врагом народа. О Молотове нам всегда говорили, как о самом преданном коммунисте, а. теперь кричат, что он враг. Кому теперь верить?».

 

Таким образом, видно, что, несмотря на многолетнее идеологическое одурманивание населения, люди достаточно критически относились к официальной пропаганде. Высказывания в защиту старых соратников Сталина было, с одной стороны, нежеланием отказываться от прошлого, а с другой, показателем ослабления страха перед карающей силой государства. Критика Хрущева вызвана не только отрицательным восприятием разоблачения Сталина, но в большей степени ухудшением материального положения, нехваткой продуктов.

Решения XX съезда КПСС дали ростки критического отношения к деятельности руководства, а не слепого подчинения ему.

 


 

1. Амурская правда, 1957, 5 июля.

2. Барсуков Н. Провал «антипартийной» группы. Июньский пленум ЦК КПСС 1957 годаУ/Коммунист, 1990, № 8.

3. Безыменский Л. И примкнувший к ним Шепилов... Как Никита Хрущев разгромил старую гвардию. Новая публикация международного фонда «Демократия».//Новое время, 1998, № 16.

4. Ведомости Верховного Совета СССР, 1955,№ 3.

5. Государственный архив Хабаровского края,Ф. 35, Оп. 66, Д.6.

6. Быков Е. Реформы Хрущева: культура политического действия.//Свободная мысль, 1993, № 9.

7. Молотов, Маленков, Каганович. 1957. Стенограмма июньского пленума ЦК КПСС и другие документы. - М.: Международный фонд «Демократия» 1998.

8. Наумов В.П. Н.С. Хрущев и реабилитация жертв массовых политических репрессий. // Вопросы истории, 1997, № 4.

9. Правда, 1956,5 апреля.

10. Правда, 1957,3 июля.

11. Постановление Пленума Центрального Комитета КПСС «О тов. Маленкове Г.М.» (Принято единогласно на заседании Пленума ЦК КПСС 31 января 1955 года).//Вопросы истории, 1999, № 1.

12. Пыжиков А.В. Внутрипартийная борьба и эволюция системы власти (1953-1957).//Вестник Российской Академии Наук, 2001, Т. 71, № 3.

13. Рейман Н. Н.С. Хрущев и поворот 1953 года. // Вопросы истории, 1997, №12.

14. Студенческое брожение в СССР (конец 1956г.). (Вступление Ю.Г. Буртина, К.А. Любарской).//Вопросы истории, 1997, № I.

 

Designed by Семченко Павел, ИС-41