Кудинова Н.Т.

РЕВОЛЮЦИЯ 1917 Г. В РОССИИ (К ВОПРОСУ О НАЗВАНИИ РЕВОЛЮЦИИ)


 

 

В рамках концептуального осмысления революционных событий 1917 г. в России на первый план выдвигается вопрос о названии революции. Если учитывать современное состояние историографии революции 1917 г., то этот вопрос приобретает методологическое значение. Без его решения сложно определиться с тематикой дальнейших исследований, поскольку трудности могут возникнуть уже на уровне формулировки темы. Вместе с тем теряют свой смысл и современные дискуссии по проблемам изучения революции 1917 г., поскольку отсутствие ее однозначного определения не позволяет четко обозначить предмет научной полемики.

 

На протяжении многих лет в отечественной (“советской”) историографии было принято различать “Февральскую буржуазно-демократическую революцию” и “Великую Октябрьскую социалистическую революцию”. При этом определение “Великая Октябрьская социалистическая революция” во многих отношениях было “установочным”, теоретико-методологическим и детерминировало подход к изучению таких важнейших аспектов, как причины революции, ее ход, движущие силы и итоги. Однако в 90-е гг. это принципиально значимое определение незаметно исчезает из работ и публичных выступлений российских историков. В научном обороте отечественной историографии наряду с определениями “Октябрьская революция” и “Февральская революция” появляются такие понятия, как “революция 1917 г.”, “русская революция”, “Великая российская революция” и, наконец, “российская смута”. Тем самым четко обозначилась тенденция к отказу от традиционного противопоставления Февраля Октябрю. Из этого следует, что однозначное определение революционных событий 1917 г. в России (т.е. общеприемлемое название революции) невозможно без обсуждения вопроса о соотношении Февральской и Октябрьской революций, что требует в свою очередь переосмыслить значение и место Октябрьского переворота.

 

Представляется, что при решении данного вопроса важно различать такие понятия, как “историческое событие” и “концепцию”, претендующую на объяснение этого события. В частности, название “Великая Октябрьская социалистическая революция” (или “Октябрьская революция”) появилось в рамках концепции “перерастания буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую”, которая на протяжении многих лет разрабатывалась советскими историками Октября. Западная историография была представлена концепцией “перерождения демократического Февраля в тоталитарный Октябрь”, в рамках которой октябрьские события 1917 г. трактовались как “большевистский путч” или “узковерхушечный переворот”. И в том, и в другом случае речь идет о концептуальных определениях. Однако важно подчеркнуть, что и в том, и в другом случае объектом научного исследования являются события, последовавшие после свержения самодержавия в феврале 1917 г. Современники восприняли эти события как революцию. И на данном этапе никто из историков не отрицает, что в 1917 г. в России произошло такое историческое событие, как революция. По аналогии с революциями в других странах (например, “Великая Французская революция”) она может быть обозначена как “Российская” революция. Ее современники отдали предпочтение определению “русская революция”. Однако в настоящий момент последнее определение может быть воспринято неоднозначно из-за остроты национального вопроса в современной России. С учетом этого наиболее приемлемым представляется название “революция 1917 г. в России”, что предполагает рассматривать февральские и октябрьские события как единый революционный процесс.

 

Окончательный же вариант названия, который отразит смысл и значение революции 1917 г. в истории России, может появиться только в результате совместных усилий историков различных исследовательских школ, которые будут направлены на познание этого исторически значимого события ХХ века. Не исключено при этом, что предложенные варианты названия со временем могут трансформироваться в такое понятие, как "Великая Российская революция" или же, напротив, революционные события 1917 г. войдут в историю под названием "Великая смута".

 

Designed by Семченко Павел, ИС-41