Кудинова Н.Т.

Рямова Т.А.

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ ТЕМЫ "РОССИЯ 1917 ГОДА: ВЫБОР ПУТИ ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ"


 

При разработке лекции по данной теме преподаватель должен учитывать новые тенденции, наметившиеся в отечественной историографии Октябрьской революции. Отказ от традиционных методологических основ советской историографии связан с признанием альтернативности исторического развития. В рамках такого подхода при анализе революционных событий в России на первый план выдвигается вопрос об альтернативах 1917 г. Однако появление различных трактовок этой проблемы свидетельствует прежде всего о неразработанности ее теоретико-методологических аспектов».Представляется, что при освещении данного вопроса в лекции в методологическом плане важно различать альтернативы общественно-исторического развития России и альтернативы развития политической ситуации в стране в рассматриваемый период.

 

Если не подвергать сомнению характер Октябрьской революции как революции «социалистической», то альтернативная ситуация 1917 г. с точки зрения общественно-исторического развития России может быть определена как выбор между «капитализмом» и «социализмом». При такой постановке вопроса значительное внимание в лекции должно быть уделено обоснованию социально-экономических предпосылок социалистической революции. Если преподаватель разделяет тезис о «слабости фонационных предпосылок социализм в России», то в лекции ему следует подчеркнуть, что основная тенденция общественно-исторического развития России во вт. пол. XIX – нач. XX вв. была обусловлена необходимостью модернизации страны, а в качестве альтернативы рассматривать различные метода решения этой задачи: «реформы» иди «революция».

 

При анализе политической ситуации в России в I917 г. необходимо определиться с понятиями «диктатура» к «демократия».

 

Термин «диктатура» лежит в основе таких широко используемых определений, как «диктатура пролетариата», «большевистская диктатура», «контрреволюционная диктатура, «военная диктатура» и т.п. В появившееся публикациях эти понятия нередко несут эмоциональную нагрузку и ассоциируются исключительно с насилием. Однако анализ ленинских работ дооктябрьского периода дает основание утверждать, что для В.И.Ленина и его сторонников термин «диктатура пролетариата» означал лишь классовую принадлежность власти (точно так же как и «диктатура буржуазии»). Следовательно, если при трактовке альтернативной ситуации I917 г. в России лектор пользуется понятием «диктатура пролетариата», то в качестве альтернативы ей он должен рассматривать либо «диктатуру буржуазии» либо «революционно-демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства», либо «буржуазно-помещичью диктатуру», т.е. придерживаться марксистской терминологии. В центре внимания при этом находится проблема классовой сущности власти.

 

Следует подчеркнуть, что марксистский анализ не исключает трактовку альтернативной ситуаций 1917 г. и с точки зрения выбора форм политического устройства России после свержения монархии (что характерно прежде всего для немарксистской историографии Октября). При такой постановке вопроса лектор должен опираться на типологию политические режимов и рассматривать развитие политических событий в России 1917 года в таких категориях, как «представительная демократия», «прямая демократия», «диктатура справа» «диктатура слева» и т.п. В рамках такого подхода термин «диктатура» означает уже определенную» антидемократическую по своему содержанию» форму правления.

 

Неоднозначная трактовка развития политической ситуации в России в I917 г. вызвала острее дискуссии в отечественной к зарубежной историографии Октября. Сторонники одной точки зрения считают, что свержение монархического режима в стране открыло широкие возможности для демократизации политического строя России, поскольку все политические течения стали республиканскими. Альтернативная ситуация весной 1917 г. возникла в связи с выбором конкретных форм демократического правления. Образование Временного правительства (лидеры которого отстаивали идею западного парламентаризм) и Советов выявило возможные варианты решения этого вопроса: либо парламентарная республика (как форма «представительной демократии»), либо республика Советов. Идея республики Советов принадлежала В.И. Ленину, который рассматривал Советы как воплощение «непосредственной и прямой демократии». Окончательное решение вопроса о политическом устройстве России откладывалось до созыва Учредительного собрания. Однако осенью I917 г., по мнению многих историков, политическая ситуация в стране изменилась, поскольку появилась реальная угроза демократические завоеваниям Февраля. Сначала выступление генерала Корнилова, а затем подготовка правительством Керенского «второй корниловщины» обусловили новый выбор, когда народным массам приходилось выбирать между властью Советов и диктатурой контрреволюционной военщины. В октябре 1917 выбор был сделан в пользу республики Советов в результате насильственного свержения Временного правительства.

 

Сторонники другой точки зрения также подчеркивают демократический характер Февральской революции. Однако, в качестве альтернативы «западному» парламентаризму они рассматривает не Совета (как воплощение «прямой демократии»), а реальную возможность установления в стране авторитарного режима. Угроза демократии в России исходила» но их мнению, не только со стороны «правых» сил в лице корниловцев, но и со стороны радикально настроенных «левых» сил в лице большевиков. Явно тенденциозные утверждения о «тоталитаризме» и «антидемократизме» большевиков лежат в основе противопоставления «тоталитарного» Октября «демократическому» Февралю. Если лектор не разделяет концепцию «тоталитарного» Октября, то значительное внимание в лещин он должен уделить обоснованию тезиса о том, что сам факт прихода к власти партии большевиков в октябре 1917 г. еще не означал становления в стране авторитарного режима.

 

Некоторые историки в качестве самостоятельной политической альтернативы 1917 г. рассматривают создание «однородно социалистического правительства». Теоретически такое правительство могло существовать и в рамках представительной демократии» и при установлении власти Советов, поскольку идея коалиций между большевиками и другими социалистическими партиями высказывалась и до и после победы Октябрьской революции. Если учитывать логику развития политических событий в России от февраля к октябрю 1917 г., то образование «однородно социалистического правительства» следует рассматривать не как самостоятельную политическую альтернативу, а как условие мирного перехода власти в руки Советов. После Октября реализация этой идеи могла бы предотвратить развязывание в стране гражданской войны.

 

Designed by Семченко Павел, ИС-41