БИБЛИОТЕКА ЭЛЕКТРОННЫХ РЕСУРСОВ КАФЕДРЫ ПО ИОГП

 

СТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
(лекция)

 

ПЛАН:

1. II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов и его решения.
2. Формирование советского государственного аппарата.
3. Проблема легитимности власти в 1917 году.
4. Создание основ советского права.

Литература

 


Составитель: Ю.Н. Бакаев

 

 1. II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов и его решения. Для России 1917 г. характерен ряд глубоких и острейших противоречий: между трудом и капиталом, развивающемся капитализмом и остатками крепостничества, антагонизмы в деревне, национальной сфере и т.д. Общенациональный кризис в России, обострившийся осенью 1917 г., сопровождался ростом популярности партии большевиков и потерей авторитета находившихся у власти эсеров, меньшевиков, кадетов. Все усилия Временного правительства по стабилизации обстановки оказались тщетными. К тому же решение многих вопросов, назревших и актуальных, это правительство вольно или невольно затягивало и откладывало. Рядом с официальным и беспомощным правительством действовали и набирали силу Советы. Они представляли новый тип государственности, рожденный самим народом, близким народу как тип соборной власти и непосредственной демократии. Авторитет и влияние Советов отражали распространенность и популярность социалистических идей.

Сочетание объективных и субъективных (наличие организованной; и целеустремленной РСДРП, авторитетного вождя, опора на вооруженные силы и т.п.) обеспечило победу Октябрьской революции. Уже в ходе вооруженного восстания в Петрограде начался слом старого и создание нового государственного аппарата. С арестом Временного правительства высшим органом власти в стране стал Военно-революционный комитет (ВРК).

Эта структура создавалась при Петроградском совете для противодействия контрреволюционным планам Временного правительства. С середины октября 1917 г. ВРК становится органом по подготовке и проведению вооруженного восстания. Первым председателем ВРК был избран левый эсер (с 1918 г. – большевик) П.Е. Лазимир. В дни восстания председателем стал большевик Н.И. Подвойский, секретарем - В.А. Антонов-Овсеенко. С 10 часов утра 25 октября и до принятия в 5 часов утра 26 октября [1]. II Всероссийским съездом Советов обращения "Рабочим, солдатам и крестьянам!" высшая власть была у ВРК.

Хотя в указанном обращение съезда и говорилось, что "...съезд берет власть в свои руки...", фактически ВРК утрачивал свои полномочия постепенно. Имея налаженный аппарат и авторитет в армии, на флоте и в Красной гвардии, ВРК действовал как важнейшая властная структура и во своей компетенции до 5 декабря 1917 г. был всеобъемлющим чрезвычайным органом Советского государства.

Законодательные же функции изначально приобрел II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Этот съезд безусловно имел всероссийский статус, его делегаты представляли интересы практически всех социальных групп и регионов. На наш взгляд, нет никаких сомнений в легитимности этого съезда (см. ниже).

II съезд, низложив Временное правительство, начал радикальную ломку старого госаппарата, одновременно формируя новое государство. Уже в первом своем документе съезд постановил, что власть на местах переходит к Советам рабочих и крестьянских депутатов” т.е. съезд юридически оформил Республику Советов, разрешив этим самым одну из задач, возлагаемых на Учредительное собрание” Вместе с тем съезд обещал своевременный созыв последнего.

В обращении съезда объявлялась также программа первоочередных мероприятий Советского государства: установление мира для всех народов, безвозмездная передача земли крестьянству, демократизация армии, рабочий контроль над производством и т.д.

Важнейшим документом, принятым на II съезде, стал "Декрет о мире", в котором провозглашались основы внешней политики Советского государства. Декрет предлагал немедленно начать мирные переговоры с последующим заключением справедливого демократического мира без аннексий и контрибуций. Подчеркнем, что под аннексией здесь понималось не только захват, но и насильственное удержание чужих земель, произведенные как во время войны, так и до нее. Мир без аннексий способствовал бы и реализации права наций на самоопределение. "Декрет о мире" - не продукт популизма Советов. Напомним, что с началом первой мировой войны, большевики последовательно и резко выступали против нее, поскольку война имела захватнический, несправедливый характер со всех сторон. И принципы декрета были реализованы Советами (подписание 2 декабря 1917г. договора о перемирии с Германией и ее союзниками, Брестский мирный договор и др.).

"Декрет о земле", принятый на втором заседании съезда, объявлял землю народным достоянием. Соответственно упразднялась частная собственность на землю, что устраняло экономическую основу для политического господства помещиков, лишало православную церковь политических и экономических привилегии. При этом провозглашался принцип уравнительного землепользования по трудовой (по количеству реальных работников) или потребительской (по едокам) норме. Декрет предусматривал различные формы землепользования, выбираемые самими крестьянами добровольно (подворная, хуторская, артельная и др.). Крупные специализированные хозяйства (конные заводы, племенные хозяйства и др.) переходили в исключительное пользование государства или общины. Передав землю крестьянам, власть Советов упрочила союз рабочего класса с крестьянством.

Съезд избрал Всероссийский Центральный. Исполнительный Комитет (ВЦИК) - высший орган власти в период между съездами, в составе 101 человек. Из них - 62 большевика, 29 левых эсеров, 6 объединенных социал-демократов интернационалистов, 3 украинских социалиста и 1 эсер-максималист. Первым председателем ВЦИК был избран большевик Л.Б. Каменев (Розенфельд), с 8 ноября эту должность занял Я.М. Свердлов. Рабочим органом ВЦИК являлся его Президиум. При ВЦИК были созданы отделы: агитационный, иногородний, казачий, экономический, по созыву Учредительного собрания и др. Съезд постановил, что ВЦИК может быть пополнен представителями групп, ушедших со съезда.

Для управления страной, вплоть до созыва Учредительного собрания съезд образовал Временное рабоче-крестьянское правительство, именуемое Советом Народных Комиссаров (СНК). Поскольку на съезде абсолютно преобладали большевики, то по всем меркам демократии они имели право на создание однопартийного правительства. Однако большевики предложили левым эсерам войти в СНК, те отказались. Первый состав СНК оказался только большевистским. Правительство возглавил Ленин В.И. (Ульянов), наркомом по внутренним делам стал Рыков А.И., земледелия – Милютин В.П., по делам иностранным – Бронштейн Л.Д. (Троцкий) и т.д. Отметим, что некоторые деятели, утвержденные на пост наркома, по разным причинам не приняли назначения или не участвовали в заседаниях СНК. Так случилось с И.И. Скворцовым-Степановым, назначенным на пост наркома финансов. Не принимал участия в работе СНК назначенный наркомом юстиции Г.И. Ломов (Оппоков). Только одни сутки на посту наркома земледелия находился А.Л. Колегаев [2]. Эти факты говорят об огромных трудностях в формировании аппарата властных структур.

На съезде были приняты также следующие постановления: об освобождении членов земельных комитетов; об отмене смертной казни на фронте; о немедленном аресте Керенского; о борьбе с контрреволюционными выступлениями и др.

Таким образом, II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов носил учредительный характер. Он не только стал "знаковым" событием в истории нашей страны, его решения имели глубоко демократический характер, отвечали коренным интересам большинства народа и способствовали предотвращению национальной катастрофы.

 

2. Формирование советского государственного аппарата. Формирование основных звеньев советского государственного аппарата проходило в сложнейших условиях. Многие объективные и субъективные факторы чрезвычайно затрудняли этот процесс. Напомним, что Россия осенью 1917 г. оказалась не только в глубоком политическом кризисе, но и на краю экономической и финансовой пропасти. Продолжалась война и огромная часть территории бывшей Российской империи оказалась оккупированной странами Тройственного союза. В стране не хватало самого элементарного хлеба, соли, спичек и т.п. С избытком же было саботажа, голода, анархии и преступлений.

Тем не менее за считанные недели после Октября завершилось оформление основных параметров законодательной власти. 15 ноября 1917 г. произошло слияние ВЦИК, избранного II Всероссийским съездом рабочих и солдатских депутатов с Исполнительным комитетом (108 чел.), избранном на Чрезвычайном Всероссийском крестьянском съезде. Такое слияние значительно укрепило позиции новой власти. Правительство перестало быть однопартийным. Левые эсеры вошли в состав СНК. Колегаев занял пост наркома земледелия, Штернберг – наркома юстиции, Трутовский наркома по местному самоуправлению и т. д, Окончательное объединение Советов произошло в январе 1918 г. на III Всероссийском съезде Советов.

Важным документом конституционного характера была принятая ВЦИК 3 января 1918 г. "Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа". Она определила географические рамки и компетенции Советского государства (Россия) и тип государства (Советская республика).

Одновременно рядом актов реализовывался слом старого государства. В ноябре 1917 г. прекратили свое существование Государственный совет и Государственная дума. С принятием специального декрета ВЦИК и СНК уничтожалось деление населения на сословия и гражданские чины. В январе 1918г. был принят декрет СНК "Об отделении церкви от государства и школы от церкви". Упразднялись репрессивные и управленческие структуры старого аппарата. Но технические и статистические органы последнего некоторое время сохранялись.

После того, как ВЦИК принял 4 ноября 1918 г. резолюцию о праве СНК издавать неотложные декреты в рамках общей программы Всероссийского съезда Советов, законодательные полномочия, имели три органа: Всероссийский съезд Советов, ВЦИК и СНК.

В составе СНК было образовано 13 народных комиссариатов (НК); внутренних дел, почт и телеграфа, иностранных дел и др. К середине 1918г, число НК увеличилось за счет вновь образованных НК: государственного контроля, промышленности и торговли и др. Заседания СНК проходили ежедневно, а с декабря 1917г. сложилась практика проведения совещаний замнаркомов. Вскоре такие совещания были превращены в постоянно действующую комиссию СНК (Малый Совнарком). Ее решения утверждались правительством без повторного рассмотрения.

Для устранения дублирования и параллелизма в работе ряд отделов ВЦИК были слиты с соответствующими НК: Юридический отдел ВЦИК вошел в Наркомюст, экономический отдел – в ВСНХ, отдел но национальному вопросу - в НК по делам национальностей и т.д. Основа этих и подобных преобразований обусловливалась, кроме прочего, идеей о нецелесообразности разделения властей в госаппарате "пролетарской диктатуры" и о необходимости их слияния в одной "работающей корпорации".
Формирование аппарата наркоматов и других высших структур осложнялось отсутствием подготовленных кадров, саботажем старых чиновников. Большую роль в комплектовании штатов госаппарата сыграло направление туда передовых рабочих, которых отбирали и обсуждали фабрично-заводские комитеты, общие собрания.

На местах власть переходила к Советам [3]. При этом упразднялись посты комиссаров Временного правительства, сословные организации дворян, мещан, наиболее контрреволюционные органы местного самоуправления. Остальные местные структуры некоторое время продолжали работать, но теперь уже под контролем Советов. Советы постепенно становились полновластными органами, регулирующими всю местную жизнь. Декретом ВЦИК от 24 ноября 1917 г. устанавливалось право избирателям отзывать своих депутатов. Советы получили право создавать свои вооруженные формирования. Все это усиливало их роль. К лету 1918 г. городские думы и земства были упразднены почти повсеместно.

Большую роль в упрочении Советской власти в деревне сыграли волостные и сельские комитеты бедноты, учрежденные в мае 1918 г. В их задачи входило обеспечение крестьянства предметами первой необходимости: распределение хлеба, содействие формированию Красной Армии и т. п.

В конце 1918 г. комбеды слились с Советами. В целом их деятельность способствовала укреплению новой власти на местах.

Властными специфическими органами того периода были военно-революционные комитеты, образованные при губернских, городских, уездных Советах. В их задачи входило упрочение власти Советов на местах, обеспечение "революционного порядка", неотложные хозяйственные дела и др. С укреплением позиций Советов функции ВРК переходили к этим органам.

С роспуском в января 1918 г. Учредительного собрания, одобренным Ш Всероссийским съездом Советов, устранялись во всех новых изданиях нормативных актов ссылки на Учредительное собрание. Решением съезда также было снято в наименовании правительства слово: "временное". С объединением двух съездов - Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов и Всероссийского съезда Советов крестьянских депутатов - в стране создан единый высший орган власти. Основы государственного строительства и федеративного устройства были закреплены в Конституции РСФСР, принятой в июле 1918 г.

Этот период характеризуется также активным формированием таких важнейших звеньев государственного механизма как вооруженные силы и правоохранительные органы. Известно, что большевики не без влияния революционного романтизма отрицали необходимость постоянной армии и создания специального аппарата принуждения и защищали идею "всеобщего вооружения народа". Однако уже к началу 1918 г. остро встал ВОПРОС о создании Красной Армии, т. к. выборность комсостава, всевластие солдатских комитетов не способствовали укреплению армейских принципов. Кроме того, старая армия стихийно демобилизовывалась.

15 января 1918 г. СНК принял декрет об образовании армии. Вооруженные силы стали комплектоваться из "сознательных представителей трудящихся", достигших 18 лет, независимо от расовой и национальной принадлежности. В апреле 1918 г. был введен принцип воинской повинности. Выборность командиров была заменена их назначением.

Постановлением НКВД от 28 октября 1917 г. при Советах учреждалась рабочая милиция. Напомним, что у Временного правительства тоже была милиция. По вопросу о ее судьбе есть различные мнения [4]. Очевидно старая милиция во многих местах сохранилась при условии ее перехода на сторону Советов. Центральный аппарат старой милиции был упразднен приказом НКВД в начале декабря 1917 г. Местные Советы направляли в органы милиции своих комиссаров-коммунистов, которые и осуществляли реорганизацию и чистку [5]. В ряде мест наряду со старой милицией действовали отряды Красной Гвардии. Советская милиция осуществляла многогранную деятельность по охране общественного порядка, борьбе с преступностью, проведению в жизнь новых законов.

В создании новой системы судебных органов уместно выделить следующее: после победы Октября во многих местах население само, не дожидаясь директив сверху, приступило к ликвидации старых и созданию новых судов. Только 22 ноября 1917 г. СНК принял "Декрет о суде № 1", которым упразднялись прежние суды, ликвидировалась адвокатура и прокуратура. На основе выборности создавались местные суды в составе судьи и двух заседателей. Для борьбы с контрреволюцией учреждались революционные трибуналы, избираемые губернскими или городскими Советами. Формирование двух систем судов – общих и особых – проходило не гладко: кое-где происходил отрыв судов от Советов, или же допускалось вмешательство Советов в дела судов.

Дальнейшее развитие общей судебной системы регламентировал "Декрет о суде № 2" (февраль 1918 г.). По этому декрету учреждались окружные народные суды, охватывающие несколько уездов. Окружной суд имел уголовное и гражданское отделения.

Единый народный суд был учрежден с выходом утвержденного ВЦИК-ом 30 ноября 1918 г. "Положения ВЦИК о народном суде РСФСР". Теперь нарсуд рассматривал все уголовные и гражданские дела за исключением дел, подсудных ревтрибуналу. Судьи избирались Советами и исполкомами. При Советах создавались коллегии правозащитников. Приговоры и решения суда могли быть обжалованы в кассационном порядке в Совет народных судей. Конституция РСФСР 1918 г. отнесла вопросы судоустройства к ведению Всероссийского съезда Советов и ВЦИК, что устранял” местное правотворчество и придавало четкость процессу создания суда.

Помимо обычных звеньев госаппарата 7 декабря 1917 г. был создан особый орган - Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). Этот орган был создан при СНК. Во главе ВЧК стоял Президиум в составе Председателя (Ф.Э. Дзержинский) двух его заместителей и двух секретарей. На местах чрезвычайные комиссии создавались при областных и губернских советских органах, не узловых Ж/Д станциях, в крупных портах, в пограничной полосе. Аппарат ВЧК был весьма немногочисленным. До июльского (1918 г.) мятежа левые эсеры входили в состав ВЧК, один ив них (И.А. Александрович) был даже заместителем председателя.

Органы ВЧК имели право на аресты, обыски, реквизиции. В феврале 1918 г. в связи с наступлением немецких войск СНК постановило наделить ВЧК правом проводить следствие, выносить приговоры и внесудебные решения дел с применением высшей меры наказания - расстрела. Подмена следственных и судебных органов приводила к ошибкам в деятельности ВЧК. В целом же чрезвычайные комиссии работали в тесном контакте с партийными и советскими органами на местах и отчитывались перед ними.
Одновременно в этот период формировались органы управления народным хозяйством (рабочий контроль, ВСНХ), руководства культурным строительством (Наркомпрос) и др. Таким образом за считанные месяцы Советы выработали основные принципы государственного строительства и создали основные структуры нового государственного механизма.

 

3. Проблема легитимности власти в 1917 году. Каждая революция сопровождается процессом легитимации новой власти, – т. е. пришедшая на смену старой новая власть должка получить (или не получить) общественное признание. Следует подчеркнуть, что легитимность политического явления не означает его юридически оформленной законности или легальности. Легитимацию нельзя смешивать с легализацией, поскольку легитимация не обладает юридическими функциями и не является правовым процессом.

Кризис легитимности и "пробелы в праве" – явления для революции на различных ее этапах распространенные. Они отражают, во-первых, утрату доверия масс к прежней власти, во-вторых, могут служить поводом для рассуждений о нелегитимности и незаконности новой власти. В этой связи представляет интерес проблема легитимности в революции 1917 г. Особая острота этой проблемы просматривается в период от свержения самодержавия до роспуска Учредительного собрания.

Как известно, предыстория Учредительного собрания уходит в эпоху буржуазных революций. В России эта идея в начале ХХ века формулировалась в программах и социал-демократов, и социалистов-революционеров. Не отвергали её и многие представители буржуазно-либеральных течений. Созыв Учредительного собрания, призванного выработать и принять основополагающие законы, определявшие государственный строй, форму правления и государственного устройства, представлялся тогда неотъемлемым условием революционных преобразований, обеспечивавшим должную легитимацию последних.

Подчеркнем, что согласие подданных на продолжение самодержавия власти стало быстро утрачиваться еще во второй половине XIX века. Распространявшиеся в то время террор против представителей власти вызывал едва ли не благожелательную реакцию общества.

Свержение самодержавия, арест царских министров и образование Временного правительства обусловило необходимость практического решения вопроса о созыве Учредительного собрания. 5 марта 1917 года была опубликована "Декларация Временного правительства о его составе и задачах". В этом документе Временное правительство, определяя "основания" своей деятельности, провозгласило: "Немедленная подготовка к созыву на началах всеобщего, равного, тайного и прямого голосования Учредительного собрания, которое установит форму правления и конституцию страны". Показательно, что это положение значилось лишь под пунктом 4, а многие заявленные в"декларации" меры осуществлены до ее выхода, сразу же после победы Февраля, явочным порядком. Тем не менее Временное правительство посчитало более важным и неотложным делом объявить полную и немедленную амнистию (пункт I), свободу слова, печати, союзов и т. п. (пункт II), отмену всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений (пункт III).

Напомним, что заявление Временного правительства о "немедленной подготовке к созыву Учредительного собрания" значительное время оставались на бумаге. Буржуазное правительство стремилось приурочить созыв Учредительного собрания к победоносному окончанию войны, что, естественно, резко бы повысило акции буржуазии. Затягивая выборы, Временное правительство теряло общественный кредит, размывало, вольно или невольно, саму идею Учредительного собрания, принижало значимость его созыва, способствовало кризису собственной легитимности, одновременно подставлялось под огонь критики большевиков.

Назначение царем князя Львова премьером, существование Государственного совета и Государственной думы как бы подпитывало легитимность временного правительства. Однако ярко проявившиеся после июльских событий контрреволюционные позиции членов доставшихся от самодержавия властных структур вызвали всплеск негодования даже в эсеро-меньшевистской среде. Летом 1917 г. во многих городах России (в т.ч. в Хабаровске и Харбине) Советы рабочих и солдатских депутатов приняли резолюции с требованием роспуска Государственной думы и Государственного совета.

Подобные требования зачастую сопровождались призывом "немедленно созвать Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов" [6]. Только данный орган, объединив демократию, способен спасти страну, – подчеркивалось во многих резолюциях. Советы еще в период двоевластия заявили о себе как о новом типе государственности, а летом 1917 г. Всероссийский съезд Советов начал обретать легитимность и не без основания рассматривался как реальная альтернатива Учредительному собранию.

Маневры временного правительства по укреплению собственных позиций оказались не только бесплодными, но и разрушительными. Перенос выборов в Учредительное собрание с 17 сентября на 12 ноября, избрание Демократическим совещанием Предпарламента, разгул "керенщины" – все это означало крах всех попыток достичь общественного компромисса. А провозглашение России республикой (1 сентября) порождало сомнения в законности деяний Временного правительства. Многочисленные "пробелы в праве", которые не хотело или не могло "закрашивать" это правительство, также разрушали легитимность в целом. В такой обстановке созыв Учредительного собрания все чаще рассматривался как дежурное, неоднократно заявленное мероприятие, в судьбоносности которого возникали все большие сомнения.

Характерно, что многие зарубежные историки глубже осознают сложность ситуации в России, чем некоторые отечественные авторы. Так, Н. Верт, отнюдь не симпатизирующий большевикам, в целом верно характеризует обстановку, сложившуюся в России в начале осени 1917 года: "Крах государственных институтов и распад общества"[7].

Одновременно большевизация Советов вызвала резкое возрастание их политической и общественной воли. Этот прогресс проходил на фоне четырехкратной смены составов Временного правительства. Реальная власть на местах фактически оказывалась у Советов, лозунг "Долой Временное правительство!" осенью 1917 г. стал обыденным. В сознании трудящихся масс, т.е. абсолютного большинства населения России, крепли убеждения в том, что только Советы могут и должны стать законными органами власти, способными спасти страну от национальной катастрофы. Выборы и перевыборы в самые различные органы власти, происходившие летом и осенью 1917 г. почти беспрерывно, позволяют точно и адекватно выявлять и анализировать настроение народных масс. Об этом красноречиво говорят резолюции региональных съездов Советов [8]. Таким образом, к осени 1917 г. четко обозначился процесс легитимации Советов. Показательно, что этот процесс проходил, особенно летом 1917 г. в основном снизу, стихийно, зачастую вопреки позиции их эсеро-меньшевистских руководителей. Не здесь ли кроются истоки неприятия и непризнания эсеро-меньшевистским большинством Учредительного собрания власти Советов?!

Примерно с середины октября остатки легитимности Временного правительства форсированно перетекали к готовящемуся II съезду Советов рабочих и солдатских депутатов, созыв которого затягивался эсеро-меньшевистским ЦИК-ом.

Опираясь на волю низов, большевики обеспечили созыв П съезда Советов, легитимность, т. е. законность которого не вызывает, на наш взгляд, сомнений. Всероссийский статус съезда обеспечивался должным представительством. Своих делегатов на съезд направили 412 Совета страны – на 10 больше, чем на I съезд. Армию и флот представляли более 200 делегатов, многие из которых и по происхождению и по ряду занятий были крестьянами, одетыми в военную форму.

К вечеру 25 октября успели зарегистрироваться 517 делегатов, из них 250 большевиков, 159 эсеров, 60 меньшевиков, 14 объединенных интернационалистов, 3 анархиста, 6 украинских эсеров, 3 "независимых социалиста" и 29 беспартийных. В начале съезда из фракции эсеров выделились левые эсеры (98 человек), выступавшие по основным вопросам вместе с большевиками. К концу работы съезда в нем участвовало 625 делегатов – 390 большевиков, 179 левых эсеров, 35 объединенных интернационалистов и 21 украинских эсеров. Таким образом, большевики в блоке с левыми эсерами имели не просто большинство, и даже не только квалифицированное большинство, но абсолютное большинство.

Аргументы о не легитимности съезда как органа учредительного характера сводятся к рассуждениям об отсутствии на нем крестьянских депутатов. При этом умалчивается, что солдатские депутаты в большинстве своем – крестьяне, что 119 делегатов представляли объединенные Советы рабочих и крестьянских депутатов, что 19 депутатов представляли чисто крестьянские Советы.

Депутаты-большевики и, разумеется, левые эсеры хорошо знали нужды и чаяния крестьян. Доказательство тому – принятие декрета о земле. Да и крестьянство рассматривало II съезд Советов рабочих и солдатских депутатов как свой съезд, способный и правомочный наделить их земле? Иначе трудно объяснить и появление самого Декрета о земле, и 242 крестьянских наказа съезду, и образование Временного рабоче-крестьянского правительства.

Весьма показательно, что у делегатов съезда не было ни малейших сомнений в правомочности принимать обращение "Рабочим, солдатам и крестьянам!", декрет о земле, формировать органы власти и т. п. Легитимность II съезда подтверждается и безоговорочным признанием его решений Чрезвычайным Всероссийским крестьянским съездом, и мирным характером перехода власти к Советам, и поистине триумфальным шествием Советской власти.

Разумеется, представительство на II съезде Советов было классовым. Но это не говорит о том, что съезд был не легитимным, поскольку, во-первых, в период революционных бурь относительность формальных принципов легитимизма становится едва ли не абсолютной. Во-вторых, критерии понятий "большинство" и "меньшинство" в этот период становятся менее арифметическими и более классовыми. В третьих, история подтверждает, что легитимность не всегда изначально обусловлена властью формального большинства. Напомним, что самодержавие к 1917 г. олицетворяло власть ничтожного меньшинства, но формально она считалась легитимной.

С позиции смысла истории как естественноисторического процесса всякая власть радикально и конкретно решавшая неотложные задачи по спасению страны от национальной катастрофы не может быть не легитимной. Учитывая происхождение, состав и характер деятельности Советов, их поддержку массами, разговоры о не легитимности Советов представляются в лучшем случае абстрактно-умозрительными.

Советы, не отбросив идею Учредительного собрания, проведя выборы в него, лишь укрепили собственную легитимность. Нет парадокса и в том, что одно из наименований правительства - Временное рабоче-крестьянское правительство – способствовало легитимации новой власти, поначалу признававшей необходимость созыва Учредительного собрания.

По мере укрепления власти Советов, обретения ею полной легитимности и легальности политическая целесообразность созыва Учредительного собрания становилась все более сомнительной. Известно, что в период революции ситуация может быстро и радикально меняться, да и время отсчитывается по-иному – годы как бы прессуются в недели и дни. За два с лишним месяца Советы (подчеркнем, во власть "входили" большевики и левые эсеры) решили множество сложнейших и неотложных задач и предотвратили, выражаясь современным языком, системный кризис. Очевидно, что без общественного признания и поддержки, без осознания собственной легитимности Советы вряд ли смогли бы за такой срок решить комплекс этих задач, причем, новая власть в считанные дни справилась с проблемами, над которыми тщетно билось Временное правительство 8 месяцев.

Заметим, что маневры Викжеля и суета вокруг “однородного социалистического правительства” направлялись не против Советов, их легитимность казалась бесспорной даже соглашателям, а против большевиков. При этом разговорами о демократии прикрывались политиканство и попытки урвать кусок власти. Вместе с тем большевики не отвергали идею коалиционного правительства. Включение в состав СНК левых эсеров было практической реализацией этой идеи, работавшей на легитимацию Советов. Хотя большевики, располагая на II съезде Советов абсолютным большинством голосов, имели по всем меркам право на создание однопартийного правительства.

С осени 1917 г. общественный интерес к Учредительному собранию резко падает. Кстати, кадеты уже летом относились к нему с большим скепсисом. В октябре И.А. Бунин записал в дневник: "Вот-вот выборы в Учредительное собрание. У нас ни единая душа не интересуется этим" [9].

Триумфальное шествие Советской власти могло бы окончательно похоронить и идею, и возможность созыва Собрания, если бы известные силы, те самые которые затягивали и саботировали его созыв, не выступали горячим его сторонникам. Теперь их усилиями лозунг "Вся власть Учредительному собранию" противопоставлялся Советской власти.

Для большевистского руководства еще весной 1917 г. было ясно, что Советы представляют собой новый тип государственности и более высокую форму демократизма, чем буржуазная парламентская республика с Учредительным собранием. Тогда активно разрабатывались и разъяснялись преимущества Советов, несмотря на то, что они были преимущественно эсеро-меньшевистскими по составу. Победа Советов, кроме прочего, продемонстрировала торжество государственности нового типа. Очевидность свершившегося как бы избавляла от необходимости искать еще какие-либо аргументы в пользу Советов.

В период с Октября до начала января 1918 г. большевики и левые эсеры, войдя во власть, не только почувствовали ее вкус, но и сумели осуществить исторически значимые преобразования, увидеть плоды своей деятельности, в результате которой понятия “Советы” и “социализм” сделались нераздельными. В изменившейся радикально ситуации Советам было бы, на наш взгляд, целесообразно не допустить или отложить созыв Учредительного собрания, поскольку оно представляло собой явно пройденный этап.
Советская историография, оправдывая, решение Совнаркома созвать Собрание, утверждала, что многомиллионная крестьянская масса продолжала слепо верить в него. Отказ от созыва, дескать, грозил отрывом партии от большинства народа. Сейчас в подобных доводах просматривается попытка оправдать или смягчить просчет Советов, поскольку антисоветская позиция большинства учредиловцев просматривалась четко, а отмена созыва или перенос работы Собрания на неопределенный срок вызывал бы еще меньший резонанс, чем его роспуск.

Думается, серьезной угрозы отрыва большевиков от масс не было. Советы, решив главный для крестьянства – вопрос о земле, обеспечили себе прочную и долговременную поддержку, что и подтвердилось в гражданской войне. С получением земли прагматичного крестьянина вряд ли волновала судьба Учредительного собрания. Вероятно какая-то часть крестьянства, после всевозможных съездов, Предпарламента и прочих суррогатов народного представительства еще что-то помнили об этом Собрании, большинство же крестьян о нем уже успело забыть. В противном случае его роспуск не прошел бы незамеченным.

В пользу отмены говорило и то, что выборы в Собрание подтвердили – за большевиками идет промышленный пролетариат и наиболее сознательная часть крестьянства в лице солдат и матросов. Большевики во время выборов имели решающий перевес (использовать его они уже умели) в ключевых пунктах революции – в Петрограде, Москве, ряде губернских городов, на Северном и Западном фронтах и на Балтийском флоте. Получив 25 % голосов, большевики в союзе с левыми эсерами видели реальную расстановку сил и, думается, менее всего были озабочены мнением части крестьянства в глубинке. Легче объяснить созыв Учредительного собрания стремлением, вольным или невольным, Советской власти убедить каждого в “великодушии революции”, что, как и отмена смертной казни, освобождение под “честное слово” врагов и т.п., привело к большим проблемам.

Поводом и основной причиной для отмены созыва Собрания могло бы послужить то, что выборы проводились по спискам, составленным еще до революции, когда эсеры и меньшевики были правящими партиями, а левые и правые эсеры шли тогда одним списком. Таким образом, состав Учредительного собрания если как-то и отражал реальный расклад политических сил, то 2 – 3-месячной давности. Однако даже такая устаревшая расстановка сил обеспечивала 85 % состава Собрания сторонникам социализма. Иными словами, Учредительное собрание, являясь вершиной демократии в буржуазной революции, “опаздывало” уже в октябре 1917 г. Не случайно В.М. Чернов как председатель Собрания декларировал “волю к социализму”.

Конфликт, возникший в связи с Учредительным собранием, отражал борьбу за власть между социалистами. Речь не шла о выборе между буржуазно-либеральным и социалистическим путем развития России. Вполне вероятно предположить, что передача власти Собранию привела бы не к возникновению дееспособной буржуазно-либеральной государственности, а к продолжению “керенщины”[10].

Эсеровское большинство, на словах заявляя о “воле к социализму”, на деле отвергло “Декларацию прав трудящихся и эксплуатируемого народа”, т.е. не признало Советскую Власть и ее декреты, не восприняло в целом курс на социализм. Компромисс между социалистами, который мог бы иметь историческую значимость, к сожалению, не состоялся. Историческая ответственность за это лежит на обеих сторонах.

Кроме рассмотренных аспектов большие вопросы возникают с формально-организационной стороной деятельности Учредительного собрания. Из 715 депутатов в начале работы присутствовало 410 при кворуме, установленном Совнаркомом, в 400 депутатов. Представляется, что с учетом “судьбоносности” Собрания кворум должен был быть не менее 600-650 человек. Кворум в 400 голосов был определен СНК в ноябре 1917 г., после попытки кадетов и правых эсеров открыть Собрание при 172 зарегистрированных делегатов.

Против “Декларации” проголосовало 237 депутатов, т.е. квалифицированного большинства не было, а с учетом общего количества избранных депутатов не было даже простого большинства. С уходом большевиков и левых эсеров (около 170 делегатов) Собрание уже не имело кворума. При отсутствии соответствующей общественной поддержки – легитимности и формально-правовых оснований – легальности Учредительное собрание как альтернатива Советам в том историческом контексте было нежизнеспособно. Не случайно, роспуск его остался почти незамеченным массами.

 

4. Создание основ советского права. Для процесса формирования основ нового права характерны следующие черты:

а) Советское право возникало во взаимосвязи и одновременно с созданием нового государства и права, что обусловлено органическим единством государства и права. Советское право создавалось в ходе слома старых государства и права.

б) Наряду с новым законодательством более года действовали некоторые старые законы. Это преимущественно те акты, которые содержали не узко классовые, а общечеловеческие нормы.

в) При революционном переустройстве всех сфер жизни неизбежно возникают “пробелы в праве”, т.е. некоторые вопросы остаются не урегулированными никакими нормативными актами. В силу этих обстоятельств рассматриваемый период специфическими источником права являлось революционное правосознание трудящихся. при этом право применяющие органы и лица выносили решение с позиций “революционной целесообразности”, “пользы для революции”, что не могло не приводить и к разнобою, и к субъективизму.

г) Правотворческую деятельность в этот период осуществлял довольно широкий круг структур: Всероссийские съезды Советов, ВЦИК, СНК, отдельные наркоматы, местные Советы, а в ряде случаев и общественные организации, в частности, профсоюзы активно участвовали в создании норм трудового права. Это обусловливалось как потребностями, так и первоначальной не разграниченностью компетенции центральных и местных органов.

Существенных различий между законом и ведомственным нормативным актом в тот период не просматривалось. Законодательные акты тогда назывались по-разному: декреты, постановления, декларации и т.п. Многие акты вводились в действие по телеграфу.

Далее целесообразно рассмотреть процесс становления основных отраслей советского права. Многие нормативные акты гражданского права юридически оформляли национализацию, т.е. переход земли и ее недр, банков, предприятий и др. в собственность государства. В результате сфера частной собственности граждан и договорные отношения сокращались. Законы пресекали также сделки, направленные на распродажу и разделение крупной собственности с целью избежать ее национализации. Отношения между предприятиями, перешедшими в собственность государства, строились в основном на административном, а не на гражданском праве.

Декрет ВЦИК “Об отмене наследования” от 27 апреля 1918 г. отменил наследование имущества стоимостью свыше 10 тыс. рублей как по закону, так и по завещанию. Интересы основной части населения этот декрет не затрагивал, поскольку стоимость его имущества не превышала этой суммы. Реально же декрет отменил наследование буржуазной частной собственности, но не трудовой. Наследникам переходило имущество не более 10 тыс. рублей. Остальное становилось общественным достоянием.

Особым декретом запрещалось дарение или всякая передача имущества на сумму более 10 тыс. рублей. Для справки: прожиточный минимум тогда определялся в 240 руб. в месяц. Нельзя было передавать по наследству и авторские права. В этих ограничениях проявились попытки законодателя как-то исключить возможность нетрудового обогащения.

Как самостоятельная и новая отрасль формируется трудовое право, в нормах которого отражались марксистские воззрения на трудовые отношения. Уже 29 октября 1917 г. СНК принял постановление “О восьмичасовом рабочем дне, продолжительности и распределении рабочего времени”. Этот акт устанавливал 8-часовой рабочий день для всех лиц, занятых работой по найму. Рабочая неделя не должна была превышать 46 часов. Запрещался ночной труд женщин и подростков до 16 лет. Сверхурочные работы оплачивались в двойном размере.

В декабре того же года декретом ВЦИК введено социальное страхование. В апреле 1918 г. СНК ввел оплачиваемые отпуска. В целях ликвидации паразитических слоев и оживления экономики в январе 1918 г. была введена всеобщая трудовая повинность для лиц от 16 до 50 лет.

В декабре 1918 г. принят первый Кодекс законов о труде (КЗОТ). Он подробно регулировал трудовые отношения и связанные с ними социальные права (нормы о трудовой повинности, о переводе и увольнении трудящихся, о вознаграждении за труд, об охране труда и т.д.) КЗОТ действовал как на государственных, так и на частных предприятиях. Кодекс заменял социальное страхование социальным обеспечением из фондов государства. Разумеется, начавшаяся гражданская война ограничивала реализацию норм КЗОТ-а.

Семейное право также стало формироваться как самостоятельная отрасль. Декреты ВЦИК и СНК “О гражданском браке, о детях и ведении книг актов состояния” и “О расторжении брака” (декабрь 1917 г.) содержали важные новые нормы, регулирующие сферу семейных отношений. Государство признавало лишь гражданский брак, а церковный брак объявлялся частным правом супругов. Устанавливались принципы добровольности вступления в брак и равноправия супругов и моногамная форма брака. Теперь для вступления в брак не требовалось согласия родителей или начальства, не имела значение принадлежность к сословию, расе, религии. Для мужчин брачный возраст был установлен – 18 лет, для женщин – 16. Внебрачные дети уравнивались с брачными в правах и обязанностях. Вводился свободный развод (через суд или загс).

16 сентября 1918 г. ВЦИК принял “Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве”. Этот кодекс был первым в истории советского права. Он более подробно регулировал семейно-брачные отношения. В частности, подробней регламентировались права и обязанности супругов: брак не создавал общности имущества супругов, перемена места жительства супруга не создавала для другого обязанности следовать за ним, супруги могли вступать между собой во все имущественно договорные отношения и т.д.

Заинтересованным лицам предоставлялось право доказывать или оспаривать отцовство судебным порядком. Кодекс не допускал усыновления ни своих, ни чужих детей, опасаясь их эксплуатации со стороны усыновителей. Таким образом, кодекс, упразднив ряд феодальных правил, установил более цивилизованные нормы семейных отношений. Данный кодекс широко использовался другими республиками при создании своего законодательства в семейно-брачной сфере.

Уголовное право с победой Октября не могло не подвергаться коренным изменениям. Прежде всего ломались основные понятия и институты старого уголовного права. Если до революции преступлением считалось просто всякое нарушение закона, то теперь в понятие преступления включалась общественная опасность деяния. Другими словами, преступным считалось все, что вредило интересам рабочих и крестьян, делу революции (заговоры, мятежи, саботаж, погромы, мародерство и пр.)

Во взглядах на наказание стала оформляться идея сочетания принуждения с убеждением. Соответственно изменился перечень наказаний. Теперь применялись и такие наказания, как общественное порицание, объявление виновного врагом народа, принуждение к обязательным общественным работам и др.

Смертная казнь как высшая мера наказания была восстановлена летом 1918 г. по делам, проходящим через трибунал. На практике высшей мерой было лишение свободы, чаще всего от семи дней до одного года. Только весной 1918 г. был установлен высокий срок лишения свободы – не ниже 10 лет.

Известная мягкость системы наказаний вытекала из представлений (в чем-то наивных), что с устранением капитализма преступность лишится своей материальной основы – частной собственности. Характерна для этого периода и неопределенность санкций, когда вместо установления конкретных мер наказания указывалось на необходимость “карать виновных по всей строгости революционных законов”, руководствуясь “велениями революционной совести” и т.п.

Вместе с тем этот период характеризуется активным законотворчеством в уголовно-правовой сфере. К концу июля 1918 г. было принято 40 уголовно-правовых декретов и 69 актов об отдельных преступлениях. Были сделаны продуктивные попытки сформулировать составы преступлений, отнесенных к компетенции трибуналов, раскрыть содержание понятие “контрреволюционная деятельность”.

Особенность действия уголовного права этого периода – возможность привлечь к суду ревтрибунала провокаторов, осведомителей или иных служащих старого режима, деятельность которых до 1917 г. приносила вред революционному движению. Однако для этого требовалось всякий раз специальное постановление местного Совета. Формально в этой части закону придавалась обратная сила. По сути это была превентивная мера с целью обезвредить потенциального противника.

Таким образом в рассматриваемый период начали складываться основные отрасли советского права, составившие в последующем новую правовую систему. Правовое строительство проходило одновременно с ломкой старого госаппарата, с вытеснением прежних правовых норм. Беспрецедентность задач и острейшая политическая и социально-экономическая ситуация в стране обусловила классовый характер изменений в государственно-правовой сфере. Однако это не исключало и глубокий демократизм преобразований, и их творческую сущность, и некоторую наивность, и революционный романтизм.

 


 

 [1] Есть мнение, что ВРК был высшим органом власти лишь несколько часов, ведутся дискуссии и опрерогативах ВРК. – Подробнее см. История государства и права России / Отв. редактор Ю.П. Титов. М.,1996. С. 291-296.

[2] Подробней см.: Первое Советское правительств”. Октябрь 1917 - июль 1918. Науч. ред. А.П. Ненароков. М., 1991. С.197, 236.

[3] На Дальнем Востоке Советская власть провозглашена Ш краевым съездом Советов 12 декабря 1917 г.: Очерк истории Хабаровской краевой организации КПСС. Хабаровск. 1979. С. 42.

[4] См.: История государства и права России. Отв. ред. Ю.П. Титов. С. 299–302.

[5] В Хабаровске Дальневосточный краевой комитет Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов в январе 1918 г. ликвидировал должности комиссаров Временного правительства и передал старую милицию в ведение Советов, подвергнув ее чистке. – Подробней см.: Моя милиция / Сост. Ю. Сыромолотов. М., 1989, Советская милиция: история и современность. 1917 – 1987. М., 1987 и др.

[6] Резолюция Грозненского Совета рабочих, солдатских и казачьих депутатов с требованием роспуска Государственной думы и Государственного совета // Хрестоматия по истории государства и права России / Сост. Ю. П. Титов. М., 1997. С. З01.

[7] Верт Н. История советского государства. 1900-1991. М., 1992. С. 95.

[8] См.: Резолюция съезда Советов рабочих и солдатских депутатов Северной области с требованием немедленной передачи власти советам: Резолюция Владимирского губернского съезда советов рабочих и солдатских депутатов о текущем моменте. // Хрестоматия по истории государства и права России. С. 303–304.

[9] Цит. по: История государства и права России. Отв. ред. С.А. Чибиряев. М.,1998. С. 321.

[10] Там же. С. 334.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Городецкий В.Н. Рождение Советского государства. 1917 – 1918. М., 1987.

  2. История отечественного государства и права / Под ред. О.И. Чистякова. Ч.П. М., 1997.

  3. История государства и права России / Под ред. С.А. Чибиряева. М., 1998.

  4. Первое советское правительство. Октябрь 1917 – июль 1918. М., 1991.

  5. Переписка на исторические темы: Диалог ведет читатель. М., 1989.

  6. Хрестоматия по истории отечественного государства и права. 1917 – 1991. / Под ред. Чистяков О.И. М., 1997.

  7. Чистяков О.И. Конституция РСФСР 1918 г. М.,1984.

 

Designed by Семченко Павел, ИС-41