БИБЛИОТЕКА ЭЛЕКТРОННЫХ РЕСУРСОВ КАФЕДРЫ ПО ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ

 

ФОРСИРОВАННОЕ РАЗВИТИЕ СССР в 1930-е гг.

(лекция)

ПЛАН:

1. Форсированная индустриализация и насильственная коллективизация в СССР.
2. Установление режима личной власти Сталина.
3. Международные отношения в канун Второй мировой войны.

Литература


Составитель: Н.Т. Кудинова

 

1. Форсированная индустриализация и насильственная коллективизация в СССР. Установление режима личной власти Сталина. После К середине 1920-х гг. экономика страны приблизилась к показателям 1913 г. Восстановительный период завершался. На первый план выдвигались новые задачи, связанные с переходом к индустриальной экономике. Процесс индустриализации, который начался в дореволюционной России, не был завершен. Россия по-прежнему оставалась аграрной страной. В первой половине 1920-х гг. процесс индустриализации связывали главным образом с возрождением промышленности и улучшением работы действовавших предприятий. Во второй половине 1920-х гг. на первый план выходила задача массового строительства новых заводов, шахт, нефтепромыслов и т.д.

В декабре 1925 г. состоялся XIV съезд правящей партии, который сформулировал главную задачу индустриализации: превратить СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, производящую машины и оборудование, чтобы в обстановке капиталистического окружения СССР представлял собой экономически самостоятельное государство, строящее социализм. В этой связи возник термин «социалистическая индустриализация». После съезда развернулись дискуссии по вопросу о темпах и методах осуществления индустриализации. Особая острота этих дискуссий была обусловлена недостатком материальных и финансовых средств для одновременного развития всех отраслей народного хозяйства.

Первостепенные задачи индустриализации решались в ходе выполнения первой (1928/1929–1932 гг.) и второй (1933–1937 гг.) пятилеток. В начале 1929 г. Госплан предложил Совнаркому два варианта первого пятилетнего плана на 1928/1929–1932 гг. Один из них, названный «оптимальным», превосходил другой «отправной» примерно на 20 %. Однако и тот, и другой предусматривали сбалансированное развитие основных отраслей народного хозяйства при одновременном повышении жизненного уровня трудящихся. Выбор был сделан в пользу оптимального варианта, который был утвержден в мае 1929 г. V съездом Советов СССР. Однако уже в ноябре этого года основные показатели плана были пересмотрены в сторону их увеличения. Сделано это было по указанию Сталина, который являлся сторонником быстрых темпов и преимущественного развития тяжелой индустрии. Форсированные темпы индустриализации диктовались, по мнению Сталина, необходимостью создать предпосылки для скорейшей коллективизации крестьянства в интересах укрепления Советской власти, а также необходимостью обеспечить обороноспособность Советского государства в условиях приближения неизбежной войны. Плановые задания в промышленности неоднократно повышались до середины 1932 г. Это привело к распылению ресурсов, разбазариванию средств, дезорганизации производства, штурмовщине, росту незавершенного строительства. В частности, по данным на 1 июня 1931 г., было прекращено ассигнование 613 из 1659 основных строившихся объектов[1]. В целом плановые показатели первой пятилетки не были выполнены.

Однако на официальном уровне было заявлено о выполнении первой пятилетки за 4 года и 3 месяца. Тот же субъективистский подход был проявлен и в ходе выполнения второй пятилетки, планы которой неоднократно менялись и корректировались. Однако здесь присутствовали и более реалистичные оценки хозяйственной ситуации и возможности экономики в целом. Основной задачей второй пятилетки стало завершение создания технической базы и освоения новой техники. И в этом направлении были достигнуты значительные результаты, однако официальное утверждение о досрочном выполнении плана второй пятилетки также не соответствовало истине.

И тем не менее итоги индустриализации были впечатляющими. За годы первых двух пятилеток в стране было построено около 6 тыс. крупных промышленных предприятий. В том числе в годы 1 пятилетки – Днепрогэс, Кузнецкий и Магнитогорский металлургические комбинаты, Сталинградский и Харьковский тракторные заводы, Московский и Горьковский автомобильные заводы, в годы 2 пятилетки – Уральский и Краматорский заводы тяжелого машиностроения, Уральский вагоностроительный, Челябинский тракторный, Криворожский, Новолипецкий, Новотульский металлургические заводы, «Азовсталь», «Запорожсталь». За эти годы в 3 раза выросла выплавка стали, в 2,5 раза – производство электроэнергии. Были созданы новые отрасли промышленности – автомобильная, тракторная, авиационная, нефтехимическая. Прекратился ввоз из-за рубежа более 100 видов промышленной продукции, в том числе сельскохозяйственных машин и тракторов. В 1936 г. удельный вес импортной продукции в общем потреблении страны снизился до 1–0,7 процента. В 30-е гг. СССР стал одной из немногих стран мира, способных производить любой вид промышленной продукции. В 1937 г. СССР вышел на второе место в мире по объёму промышленного производства (после США). Сократилось отставание СССР от передовых стран мира и по производству промышленной продукции на душу населения. Если в 20-е годы этот разрыв составлял 5–10 раз, то в 1940 г. – от 1,5 до 4 раз. Во многом эти успехи были достигнуты благодаря трудовому энтузиазму советских людей.

Быстрые темпы промышленного роста и акцент на развитии тяжелой индустрии следует рассматривать как особенности советской модели индустриализации, которая отличалась также и по своим источникам. Если одним странам решить проблему инвестиций помогала перекачка средств из колоний, другим – массированный приток иностранного капитала, то у СССР не было ни колоний, ни возможности привлечь иностранный капитал. Источниками сталинской индустриализации стали внутренние ресурсы страны: перекачка средств из аграрного сектора и легкой промышленности, внеэкономический нажим на деревню, экономия на социальных программах, увеличение налогов, принудительная подписка на государственные займы, денежная эмиссия.

Все это обусловило негативные социальные последствия «индустриального скачка», связанные с ухудшением жизненного уровня трудящихся. В стране не хватало потребительских товаров (т.е. одежды, обуви и т.п.) и продовольствия. С 1928 г. вводится и постепенно расширяется сфера карточного снабжения в городах. Реальная стоимость рубля быстро падала. За первую пятилетку она снизилась более чем на 60 %. Происходил быстрый рост цен. За время первых пятилеток, к началу 40-х гг., государственные розничные цены на хлеб выросли в 11 раз, на сливочное масло – в 7 раз, на сахар – в 6, на мыло – в 5, на сукно – в 13 раз. Рыночные цены были значительно выше. Реальная заработная плата рабочих и служащих к концу первой пятилетки снизилась не менее, чем на 20 %[2].

Индустриализация страны вызвала быстрый рост городского населения, главным образом за счет массовой миграции сельских жителей в города. Острейший жилищный кризис, нехватка продовольствия и промтоваров, трудности адаптации вчерашних крестьян к условиям городской жизни обострили обстановку в городе. Происходит резкий рост уголовной преступности. Это явилось одной из причин введения в декабре 1932 г. особого паспортного режима.

Важнейшим фактором осуществления индустриального скачка в 30-е гг. стала насильственная коллективизация деревни. В партийно-государственных документах того времени основной задачей коллективизации провозглашалось осуществление «социалистических преобразований в деревне». Однако на практике речь шла о том, чтобы любой ценой обеспечить финансирование индустриализации и бесперебойное снабжение быстро растущих городов. Это требовало сохранения невысоких цен на хлеб и резкого увеличения поставок продовольствия в город и зерна на экспорт.

Переход к политике сплошной коллективизации был ускорен хлебозаготовительным кризисом 1927/28 г., когда правительство прибегло к внеэкономическим методам изъятия зерна. Подобная ситуация повторилась зимой 1928/29 г., а осенью 1929 г. был провозглашен курс на коллективизацию, что означало повсеместное создание колхозов. Коллективизация осуществлялась насильственными методами и в короткие сроки (1929–1932 гг.). В январе 1930 г. был утвержден график коллективизации, в соответствии с которым к концу первой пятилетки (1932 г.) колхозы должны были объединить 80-90 % крестьянских хозяйств.

Важнейшим элементом политики сплошной коллективизации стало массовое "раскулачивание", т.е. конфискация имущества зажиточных крестьян. "Раскулаченные" при этом лишались гражданских прав, высылались в отдалённые районы страны или оказывались в тюрьме.

Коллективизация затронула интересы и судьбы всего крестьянства, однако различные социальные слои деревни по-разному восприняли переход к колхозам. Политику сплошной коллективизации и ликвидации кулачества как класса активно поддержала сельская беднота, на долю которой приходилось 34 % сельского населения. Основными же держателями хлеба в деревне в конце 20-х гг. являлись середняки (более 60 % сельского населения). Кулаки составляли 2,5–3 %[3]. Однако в ходе сплошной коллективизации кулаками и подкулачниками объявлялся тот, кто не хотел вступать в колхоз. В ряде районов было раскулачено до 15 % крестьянских хозяйств, 25 % крестьян было лишено избирательных прав[4]. Таким образом, репрессии в годы сплошной коллективизации оказались направлены против середняка. Такими методами удалось за первые три месяца 1930 г. записать в колхозы до 60 % крестьянских хозяйств.

Однако насильственная коллективизация встречала растущее сопротивление широких масс крестьянства. По стране вновь прокатилась волна массовых выступлений крестьян. За те же три месяца 1930 г. их было около 2 тыс. Серьезной проблемой стал массовый убой скота. Кулаки, уничтожая и продавая скот, стремились «превратиться в середняков». Значительная часть середняков также распродавала скот и инвентарь перед вступлением в колхоз, не желая передавать их в общее пользование с теми, кто ничего не имел. Чтобы прекратить убой скота, его стремятся быстрей обобществить. Однако молниеносное создание множества колхозов при отсутствии подготовленных кадров, техники, помещений и кормов только усилило дезорганизацию и падеж скота.

Во второй половине февраля 1930 г. ЦК партии был вынужден дать директивы о ликвидации спешки при организации колхозов. 2 марта в «Правде» появляется статья Сталина «Головокружение от успехов» с осуждением «перегибов» в колхозном движении. При этом вся вина за допущенные «искривления» была возложена на местных работников. После опубликования постановления ЦК ВКП(б) «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении» начался выход крестьян из колхозов. В августе 1930 г., когда «отлив» прекратился, колхозы объединяли 21,4 % крестьянских хозяйств[5]. Процесс объединения крестьян в колхозы завершился в основном к 1937 г., когда в колхозах было объединено 93 % крестьянских хозяйств[6].

В результате сплошной коллективизации была создана целостная система перекачки финансовых, материальных, трудовых ресурсов из агарного сектора экономики в индустриальный. Именно на колхозное крестьянство легла основная тяжесть материального обеспечения форсированной индустриализации, непосредственным результатом которой явился голод 1932/33 г. Он унёс несколько миллионов жизней. Коллективизация давала возможность не только резко увеличить государственные поставки зерна и его экспорт, но и обеспечить новые индустриальные стройки дешевой рабочей силой. При этом речь шла не только о свободном переходе крестьян в промышленность при наборе рабочей силы в колхозах по договорам. В 30-е гг. начал широко использоваться бесплатный принудительный труд миллионов заключенных в лагерях и спецпереселенцев.

 

2. Установление режима личной власти Сталина. Социально-политическое развитие страны в 30-е гг. характеризуется утверждением в СССР тоталитарного режима, который в современных научных публикациях получил определение "сталинизм".

Тоталитаризм предполагает прежде всего полный (или тотальный) государственный контроль над всеми сферами жизни общества. При тоталитарных режимах ликвидируются конституционные права и свободы, главным средством государственной политики становится террор, происходит милитаризация общества. Тоталитарные режимы в форме фашистской диктатуры сложились в 30-е гг. в нескольких странах Европы: Германии, Италии, Испании. Принципиальное отличие "сталинизма" от фашистской диктатуры в Германии заключалось в том, что эти режимы основывались на разных формах собственности, разных социальных структурах и разных идеологиях.

Экономической основой сталинизма стала директивная экономика, которая характеризуется такими чертами, как:

- максимальное огосударствление собственности,

- чрезмерная централизация управления экономикой,

- административно-приказная система распределения.

Отличительной чертой «сталинизма» стало полное отчуждение трудящихся от власти. Правящим классом в стране становится номенклатура – широкий слой партийных и государственных чиновников. Этому способствовали такие факторы, как:

– усиление роли государственного аппарата в условиях директивной экономики;

– огосударствление и бюрократизация общественных организаций, которые в начале 30-х гг. были подчинены соответствующим наркоматам и ведомствам по профилю своей деятельности;

– сращивание партийного и государственного аппарата в условиях однопартийной системы.

Централизация управления экономикой неизбежно способствовала концентрации всей полноты политической власти в руках узкой группы лиц и, в конечном счете, обусловила становление в стране режима личной власти Сталина.

Переломным годом в формировании политической системы советского общества стал 1929 г., когда безраздельное руководство Сталина в партии стало фактом. Его власть стала не только "необъятной" (что тревожило еще В.И. Ленина), но фактически единоличной. Все политические оппоненты Сталина, которые были в состоянии противопоставить его стратегии иной курс строительства социализма, были устранены из высшего партийного руководства. Принципиальные дискуссии с ним грубо пресекались. Среди методов политического руководства все более существенную роль начинают играть незаконные политические репрессии. Для обоснования необходимости репрессий все шире стал использоваться тезис об обострении классовой борьбы по мере строительства социализма. Именно этот тезис выдвигал Сталин в борьбе с группой Бухарина, обвиняя «правых» в защите интересов буржуазии. На ноябрьском (1929 г.) Пленуме ЦК ВКП (б) был сформулирован вывод о возможности построения социализма в стране «в исторически минимальные сроки»[7], что привело к пересмотру «оптимального» варианта первого пятилетнего плана. С 1929 г., когда впервые проводится шумное празднование 50-летия Сталина, всеми средствами массовой пропаганды начинает создаваться культ мудрого и непогрешимого вождя.

Утверждение тоталитарного режима в нашей стране сопровождался борьбой с инакомыслием и инакомыслящими путем репрессий и проведения различного рода политических кампаний. Политические кампании были направлены на мобилизацию масс для борьбы с «врагами народа». Организовывала политические кампании партия, которая превратилась в подавляющий идеологический аппарат. Основным орудием массового террора стали органы госбезопасности (ОГПУ, а затем НКВД), под контролем которых находились все предприятия, учреждения, учебные заведения. По всей стране была создана сеть осведомителей и доносчиков. На многих людей заводились специальные досье. Под наблюдением НКВД находились и все партийные организации вплоть до ЦК.

Механизм осуществления беззаконий и массовых репрессий сложился ухе в ходе проведения «сплошной коллективизации» и массового «раскулачивания». В конце 20-х-начале 30-х гг. жертвами репрессий стали так называемые «классово враждебные элементы» – кулаки, нэпманы, буржуазные специалисты, а также лица, служившие когда-либо в царской или белой армиях, состоявшие когда-либо в других партиях (меньшевики, эсеры и др.), представители старой дореволюционной интеллигенции. В эти годы проходят громкие фальсифицированные политические процессы, которые начались с «Шахтинского дела» в 1928 г.

Репрессии в отношении лиц, причисленных к «классово враждебным элементам», применялись главным образом во внесудебном порядке, когда обвинения против них рассматривали так называемые "тройки" (первый секретарь райкома партии, председатель райисполкома и начальник местного отделения ГПУ). Рассмотрение дел было чрезвычайно упрощено. Основным местом лишения свободы стали исправительно-трудовые лагеря.

10 июля 1934 г. завершилась реорганизация репрессивного аппарата. ОГПУ было преобразовано в НКВД СССР, а при нем был образован внесудебный орган – Особое совещание. Следует подчеркнуть, однако, что к этому времени размах репрессий несколько сузился, поскольку на ХУП съезде партии против репрессий выступили ряд партийных и государственных деятелей – С.М. Киров, В.В. Куйбышев, М.И. Калинин, Г.К. Орджоникидзе, С.В. Косиор, П.П. Постышев и др.

Сигналом к новой волне репрессий стало убийство С.М..Кирова 1 декабря 1934 г. В этот же день было принято постановление Президиума ЦИК СССР о порядке ведения дел по подготовке или совершению террористических актов, согласно которому на следствие отводилось не более 10 дней. Дела рассматривались без прокурора и адвоката. Обжалование и помилование не допускалась. Приговор к высшей мере приводился в исполнение немедленно. Этот же порядок в 1937 г. был распространен и на дела о вредительстве и диверсиях.
С середины 30-х гг. жертвами репрессии стали новые социальные слои. По указанию Сталина, репрессиям подверглись сначала бывшие идейные противники, которые были объявлены «агентами империализма и иностранных разведок». После же февральско-мартовского (1937 г.) Пленума ЦК ВКП (б) (на котором Сталин попытался объяснить необходимость репрессии в партии) началось в широком масштабе уничтожение руководящих партийных, советских, хозяйственных работников и военных кадров. В 1935-1939 гг. проходит целый ряд фальсифицированный политических процессов:

1935 г. – процесс так называемого "Московского центра" (Зиновьев Г.Е., Каменев Л.Б., всего 19 чел.) и процесс так называемой Московской контрреволюционной организации (А.Г. Шляпников, всего 18 человек;

1936 г. – процесс так называемого антисоветского троцкистско-зиновьевского террористического центра (Зиновьев, Каменев, всего 16 человек). На следующий день все обвиняемые расстреляны;

1937 г. – Параллельный антисоветский троцкистский центр (Пятаков, Радек, Сокольников и др., всего 17 чел.); суд над восемью военными (Тухачевский М.Н. и др.). Все расстреляны;

1938 г, - антисоветский правотроцкистский блок (Бухарин, Рыков, Раковский, Крестинский, Ходжаев, Икрамов, а также Ягода, всего 21 чел.).

Широко применялись репрессивные меры против членов семей «изменников Родины» и «государственных преступников». «Врагами народа» объявлялись расхитители государственной и кооперативной собственности. К вредительству приравнивался выпуск недоброкачественной продукции. Лишение свободы грозило за прогул без уважительной причины, за опоздание на работу более чем на 20 мин., за невыработку минимума трудодней в колхозе.

Важнейшим средством укрепления режима личной власти Сталина стала идеологическая «обработка» масс, низкий уровень общей и политической культуры которых создавал все условия для манипулирования массовым сознанием. В обстановке капиталистического окружения в общественном сознании стал утверждаться «образ врага», который в течение десятка лет формировал психологию «осажденной крепости». В этих условиях считалось естественным свертывание гласности и демократии, а затем и шпиономания, ставшая «обоснованием» массовых репрессий против ни в чем не повинных людей.

В 30-е гг. усилия средств массовой пропаганды были направлены на создание культа личности Сталина. В массовое сознание усиленно внедрялся образ преданного идее социализма аскета-революционера, труженика. Для многих простых людей Сталин стал символом социалистического Отечества, символом социализма. Немаловажную роль здесь сыграла узурпация Сталиным права на интерпретацию и «защиту» ленинизма. Не имея доступа к правдивой информации, советские люди не допускали и мысли о преступности человека, которого пропаганда ставила на одну ступень с Лениным. В результате свои победы они воспринимали как результат «мудрой сталинской политики».

Таким образом, главным итогом форсированного развития страны в 30-е гг. стало преодоление технико-экономической отсталости СССР. Наряду с этим к достижениям советского строя в рассматриваемый период следует отнести ликвидацию безработицы, преодоление безграмотности населения, бесплатное здравоохранение и прогрессивную систему социального обеспечения. Следует признать и тот факт, что миллионы представителей народных низов поднялись до реального участия в деятельности партийных и советских органов, заняли офицерские посты в армии, органах государственной безопасности, в управлении промышленными, торговыми предприятиями, колхозами и совхозами, получили неограниченные возможности для овладения наукой и культурой.

Все это укрепляло веру советских людей в то, что они создали новое общество – социалистическое. Подавляющее большинство народа искренне приветствовали принятие новой Конституции СССР (1936 г.), первые выборы в Верховный Совет СССР (1937 г.), а затем в республиканские и местные Советы (1938 г., 1939 г.). Можно привести и другие примеры из истории тех лет, которые свидетельствовали о вере людей в силу и справедливость советского строя.

 

Выводы:

  • Таким образом, основным содержанием рассматриваемого периода стали форсированная индустриализация страны и насильственная коллективизация деревни.

  • Политика форсированного развития страны была направлена на решение следующих задач: превращение страны из аграрной в индустриальную, обеспечение экономической независимости страны, укрепление обороноспособности страны.

  • Эти задачи были решены в ходе выполнения первых довоенных пятилеток благодаря самоотверженному труду миллионов советских людей.

  • Вместе с тем 1930-е гг. стали периодом становления и укрепления тоталитарного режима в СССР.

3. Международные отношения накануне Второй мировой войны. На внутреннее развитие СССР в 30-е гг. непосредственное воздействие оказывали внешние факторы, связанные с ухудшением международной обстановки в рассматриваемый период. В частности, необходимость форсированного развития страны объяснялась растущей угрозой новой мировой войны. Эта угроза исходила прежде всего от фашистской Германии и милитаристской Японии, нацеленных на передел мира.

Первый очаг международной напряженности возник на Дальнем Востоке. В 1929 г. произошел конфликт на Китайско-Восточной железной дороге, находившейся под совместным советско-китайским управлением. Китайские милитаристы, пытаясь захватить КВЖД, вторглись на советскую территорию, но были разбиты Особой Дальневосточной армией под командованием В.К. Блюхера. В сентябре 1931 г. Япония ввела свои войска в пограничные с СССР северо-восточные провинции Китая (Маньчжурия). В условиях угрозы японской агрессии Советский Союз в 1932 г. восстановил дипломатические отношения с Китаем, а в 1936 г. подписал договор о взаимопомощи с Монгольской Народной республикой. В июле 1937 г. Япония начала войну против Китая. Были захвачены важнейшие торгово-промышленные центры (Шанхай, Пекин, Тяньцзинь, Калган и др.). В августе 1937 г. между СССР и Китаем был подписан договор о ненападении. Вслед за этим Советский Союз оказал Китаю дипломатическую, военную и техническую поддержку. К середине февраля 1939 г. в Китае находилось 3665 советских военных специалистов. Захватив большую часть Китая, Япония приблизилась к советской границе. Летом 1938 г. части японской армии вторглись на советскую территорию в районе озера Хасан, но в ходе ожесточенных боев японская группировка была отброшена. В мае 1939 г. произошло нападение Японии на Монголию, на помощь которой пришли части Красной Армии под командованием Г.К.Жукова. Несколько месяцев в районе реки Халхин-Гол велись наземные и воздушные бои, которые закончились в августе 1939 г. поражением японской армии.

После победы нацизма в Германии возник опасный очаг напряженности в Европе. В 1933 г. Германия и Япония вышли из Лиги Наций, чтобы облегчить себе подготовку к войне. В марте 1935 г. в нарушение Версальского договора правительство Германии ввело всеобщую воинскую повинность. В этом же году фашистская Италия захватила Эфиопию. В марте 1936 г. германская армия вторглась в демилитаризованную по Версальскому договору Рейнскую область и вышла к границам Франции. Летом 1936 г. в результате фашистского мятежа генерала Франко против республиканского правительства началась гражданская война в Испании. Генерала Франко активно поддержали Германия и Италия. Франция, Англия и США заняли позицию нейтралитета. Англии и Франция прекратили поставки оружия законному испанскому правительству, не препятствуя при этом германо-итальянской интервенции в Испании. Поддержку республиканскому правительству оказал Советский Союз, который направил в Испанию технику, военных специалистов и советников.

В октябре 1936 г. Гитлер и Муссолини подписали протокол о сотрудничестве («ось» Берлин–Рим), в основе которого лежала общность взглядов на настоящее и будущее Европы. В ноябре того же года Германия и Япония подписали так называемый «антикоминтерновский пакт», направленный против СССР. В 1937 г. к нему присоединилась Италия. Образовался военно-политический союз: «треугольник» Рим–Берлин–Токио.

Начиная с 1933 г. усилия советской дипломатии были направлены на создание системы коллективной безопасности в Европе, что предполагало заключение европейскими государствами коллективного соглашения о взаимной защите в случае агрессии со стороны Германии. В рамках такой политики Советский Союз дал согласие на вступление в 1934 г. в Лигу Наций. В мае 1935 г. состоялось подписание договора о взаимной помощи между СССР и Францией. Стороны обязались в случае нападения какого-либо европейского государства немедленно оказать друг другу помощь и поддержку. В сентябре аналогичный договор был заключен Советским Союзом с Чехословакией. Однако при подписании этих договоров не были заключены военные конвенции о формах, условиях и размерах военной помощи. Не был предусмотрен и автоматизм действия обязательств о взаимопомощи. В марте 1938 г., когда Германия осуществила аншлюс (т.е. присоединение) Австрии, Советский Союз предложил немедленно созвать международную конференцию для принятия мер против агрессии. Но это предложение не встретило поддержки Англии и Франции. В итоге система коллективной безопасности так и не была создана.

Крах политики коллективной безопасности можно объяснить позицией Англии и Франции, которые в условиях нарастания фашистской агрессии проводили политику «умиротворения» агрессора. Суть ее заключалась в уступках фашистским государствам с целью сохранить с ними мирные отношения, направив их агрессию на другие страны (прежде всего на СССР). Кульминацией этой политики стало Мюнхенское соглашение 1938 г. После «аншлюса» Австрии гитлеровцы предъявили территориальные притязания к Чехословакии, потребовав передачи Германии Судетской области, населенной немцами. Англия и Франция попытались оказать давление на Чехословакию, предъявив ей ультиматум с требованием удовлетворить притязания Гитлера и расторгнуть договор о взаимопомощи с СССР. Советский Союз заявил о готовности оказать вооруженную поддержку Чехословакии. После официального отказа чехословацкого правительства выполнить условия договора в Мюнхене 29 сентября 1938 г. состоялась встреча Гитлера и Муссолини с английским премьер министром Чемберленом и французским премьером Даладье. Глава правительства Чехословакии Бенеш на встречу допущен не был, ожидая участи своей и своей страны в коридоре. Итогом встречи стало присоединение Судетской области к Германии и удовлетворение территориальных притязаний к Чехословакии со стороны хортистской Венгрии и Польши. В результате Чехословакия потеряла почти пятую часть своей территории и четвертую часть населения, половину свой тяжелой промышленности, а германская граница стала проходить в 40 км от Праги. На следующий день была подписана англо-германская декларация, которая явилась, по существу, пактом о взаимном ненападении. 6 декабря 1938 г. аналогичную декларацию подписало с гитлеровцами и французское правительство.

В марте 1939 г. фашистские государства приходят к выводу, что «исчерпало себя» и само мюнхенское соглашение. 15 марта германские войска полностью оккупировали Чехословакию, ликвидировав ее как государство. Чехия была превращена в провинцию германского рейха («протекторат Богемия и Моравия»). Словакия была отделена от Чехии и превращена в марионеточное государство. 22 марта 1929 г. гитлеровцы оккупировали Клайпеду, а через два дня потребовали у Польши согласия на присоединение Данцига (Гданьска) к Германии, начав антипольскую кампанию. 3 апреля 1939 г. командование вермахта по указанию Гитлера отдает приказ о подготовке плана «Вайс», предусматривающего нападение на Польшу «в любое время, начиная с 1 сентября 1939 г.». 7 апреля 1939 г. войска Муссолини захватили Албанию.

17 апреля 1939 г. СССР предложил Англии и Франции заключить трехсторонний пакт для противодействия агрессии. Начались дипломатические переговоры, которые затянулись из-за нежелания западных держав брать на себя конкретные обязательства. Крайне неблагоприятно на ход переговоров и их перспективы влияла позиция ряда малых и средних государств и прежде всего Польши и Румынии, правительства которых заявили об отказе сотрудничать с СССР в отражении фашистской агрессии. Против англо-франко-советского договора выступала Финляндия. 25 июля англо-французская сторона приняла советское предложение о проведении военных переговоров, которые состоялись в Москве 12–21 августа 1939 г. В ходе переговоров подтвердилось нежелание Англии и Франции брать на себя равные обязательства. Если Советский Союз был готов выставить против агрессора 136 дивизий, то Великобритания – только 6. При этом Польша отказывалась пропустить через свою территорию советские войска, что крайне затрудняло совместные военные действия против Германии. К тому же выяснилось, что английская и французская делегации, возглавляемые второстепенными лицами[8], не имели полномочий подписывать какие-либо соглашения. Московские переговоры зашли в тупик. При этом Англия вступила в тайные двусторонние переговоры с Германией.

Перед СССР возникли перспективы международной изоляции и войны на два фронта – с Германией и Японией. Советское руководство опасалось возможности антисоветского сговора европейских государств и разрешения существующих между ними противоречий за счет Советского Союза. Выход из сложившейся ситуации Сталин увидел в соглашении с Германией, которая летом 1939 г. активно пыталась нормализовать отношения с Советским Союзом.

21 августа глава советской делегации К,Е, Ворошилов прервал переговоры с французской и английской военными миссиями на неопределенный срок. В тот же день было дано согласие на приезд в Москву министра иностранных дел Германии Риббентропа для подписания пакта о ненападении. 23 августа 1939 г. после трехчасовых переговоров в Москве был подписан так называемый «пакт Риббентропа – Молотова», действие которого было рассчитано на 10 лет. К договору о ненападении прилагался секретный протокол, который разграничивал сферы влияния сторон в Восточной Европе. К сфере влияния ССССР были отнесены Финляндия, Эстония, Латвия, Восточная Польша и Бессарабия.

Оценка пакта 23 августа 1939 г. является предметом острых дискуссий в отечественной и зарубежной историографии. В современных публикациях и учебной литературе нередко можно встретить утверждение, что договор 23 августа открывал Гитлеру путь к войне. Тем самым ответственность за начало второй мировой войны возлагается на Советский Союз. Сторонники данной точки зрения считают также, что подписание секретного протокола было продиктовано имперскими амбициями и «экспансионистскими» устремлениями Сталина, который пытался расширить сферу своего господства.

Более взвешенной представляется позиция тех историков, которые считают, что советская сторона руководствовалась прежде всего интересами безопасности своей страны. Заключение пакта о ненападении с Германией отвечало решению задачи выиграть время перед лицом неизбежно надвигающейся войны. Как свидетельствуют документы, нападение Германии на Польшу было предрешено, и в Москве знали, что Польша не выдержит удара. Условия секретного протокола ограничивали продвижение немецких войск в Польше и снимали возможность захвата Германией Прибалтики. Таким образом, заключенные с Германией Пакт о ненападении и протокол 23 августа 1939 г. поставили реальный предел продвижению вермахта на Восток, что было необходимо для безопасности СССР. Следует также подчеркнуть, что советско-германский договор ослабил немецко-японские связи и антикоминтерновский пакт, что имело важное значение для СССР в связи с конфликтом на Дальнем Востоке летом 1939 г.

1 сентября 1939 г. Гитлер напал на Польшу. Началась вторая мировая война.

 

Выводы:

  • На формирование военно-политической обстановки в мире, приведшей в конечном счете к войне, решающее влияние оказывали агрессивность фашистской Германии и милитаристской Японии.

  • Этому способствовала соглашательская политика Англии и Франции (политика «умиротворения» агрессора) и изоляционизм США.

  • После прихода к власти Гитлера усилия Советского Союза были направлены на создание системы коллективной безопасности в Европе. Однако создать такую систему не удалось из-за взаимного недоверия будущих союзников по антигитлеровской коалиции.

  • Руководствуясь интересами безопасности своей страны, советское руководство пошло на нормализацию отношений с Германией, подписав 23 августа 1939 г. «пакт Риббентропа–Молотова».

  • Провал политики коллективной безопасности сделал неизбежным развязывание второй мировой войны.


[1] История России. ХХ век / Под ред. В.П. Дмитренко. М., 1997. С. 313.
[2] См.: Борисов Ю.С. Эти трудные 20–30-е гг. // Страницы истории советского общества: факты, проблемы, люди / Под ред. А.Т. Кинкулькина. М., 1989. С. 141.
[3] См.: Борисов Ю.С., Курицын В.М., Хван Ю.С. Политическая система конца 20–30-х гг. О Сталине и сталинизме // Историки спорят. 13 бесед. М., 1988. С. 260.
[4] См.: Там же. С. 270.
[5] См.: Данилов В.П. Коллективизация: как это было // Страницы истории советского общества. С. 238.
[6 ] См.: Данилов В.П. Указ. соч. С. 251.
[7] КПСС в резолюциях. Т. 5. С. 17.
[8] Английскую возглавлял адъютант короля адмирал Р. Дракс, французскую – член военного совета генерал Ж. Думенк. Советскую военную делегацию возглавлял народный комиссар обороны маршал К.Е. Ворошилов.
 

Литература:

  1. Бордюгов Г.А. Гитлер приходит к власти: новые доминанты внешнеполитических решений сталинского руководства. 1933-1934 годы // Отечественная история. 1999. N 2. С. 27-45.

  2. Бордюгов Г.А., Козлов В.А. История и конъюнктура: Субъективные заметки об истории советского общества. М., 1992. С. 137–235.

  3. Борисов Ю.С., Курицын В.М., Хван Ю.С. Политическая система конца 20–30-х годов. О Сталине и сталинизме // Историки спорят. 13 бесед / Под ред. В.С. Лельчука. М., 1988. С. 228–303.

  4. Верт Н. История советского государства. 1900–1991. М., 1992. С. 189–265.

  5. Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия: Политический портрет И.В. Сталина: В 2 т. М., 1990. Т. 1. 688 с. Т. 2. 624 с

  6. Гинцберг Л.И. Советско-германский пакт: замысел и реализация // Отечественная история. 1996. № 3. С. 29–41.

  7. История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории Советского государства / Сост. В.А. Козлов. М., 1991. С. 8–256.

  8. Горинов М.М., Дощенко Е.М. 30-е годы // История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории Советского государства / Сост. В.А. Козлов. М., 1991. С. 165–216.

  9. Гордон Л.Н. Клопов Э.В. Что это было? Размышления о предпосылках и итогах того, что случилось с нами в 30–40-е годы. М., 1989. С. 45–81, 155–242.

  10. Зевелев А.И. Истоки сталинизма: Учеб. пособие для вузов по спец. “История”. М., 1990. 108 с.

  11. Данилов В.П. Коллективизация: как это было // Страницы истории советского общества: Факты, проблемы, люди. М., 1989. С. 228-253.

  12. Ивницкий Н.А. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х годов). М., 1994. С. 10–256.

  13. История России. ХХ век / Под ред. В.П. Дмитренко. М., 1997. С. 259–410.

  14. История России и мировые цивилизации / Под ред. М.В. Рубана. М., 1997. С. 219–229.

  15. Маслов Н.Н. Идеология сталинизма: история утверждения и сущность. Л., 1990. 480 с.

  16. Медведев Р.А. Они окружали Сталина. М., 1990. 349 с.

  17. Орлов А.С., Георгиев В.А., Георгиева Н.Г., Сивохина Т.А. История России с древнейших времен до наших дней: Учебник. М., 1997.

  18. Осмыслить культ Сталина: Сб. ст. / Сост. Х.Кобо. М., 1989. С. 337-371.

  19. Открывая новые страницы... // Международные вопросы: события и люди / Сост. Н.В. Попов. М., 1989.

  20. Россия и мир: Учебная книга по истории / Под ред. А.А. Данилова: В 2 ч. М., 1995. Ч. 2. С. 70–87

 

Designed by Семченко Павел, ИС-41