БИБЛИОТЕКА ЭЛЕКТРОННЫХ РЕСУРСОВ КАФЕДРЫ ПО РЕГИОНОВЕДЕНИЮ

 

ПАМЯТНИКИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В РУССКОЙ АМЕРИКЕ (РУССКИЕ ПОСЕЛЕНИЯ)

(лекция)

ПЛАН:

Введение

Глава 1.  История открытия Русской Америки
Глава 2. Памятники русской культуры

2.1. Классификация русских поселений

2.2. Ново-Архангельск - столица Русской Америки

2.3. Форд Росс - русское поселение в Калифорнии

Заключение

Примечания

Иллюстрации

Список литературы


Составитель: Л.П. Степанова

 

Введение

 

История открытия и колонизации Россией северо-запада Америки давно уже привлекла внимание исследователей, как в нашей стране, так и за рубежом. Ещё в 1758г. Вышло знаменитое «Описание морских путешествий по Ледовитому и по Восточному морю, с Российской стороны учиненных» академика Г.Ф. Миллера. В дальнейшем, только до продажи Аляски было опубликовано 160 книг на русском, немецком, французском и других европейских языках. И всё же большая часть этих книг была опубликована в России. По мнению Н.Н. Болховитиного, наиболее значительной до сих пор остаётся двухтомная работа П.А. Тихменева, изданная в Санкт-Петербурге в 1861-1868гг. Цель этой работы в основном состояла в «прославлении деятельности Российско-Американской компании».[1] Данный труд был снабжён ценным приложением документов утраченного в последствии архива РАК.

После продажи Аляски в 1867г. всё большее внимание истории данного региона начинают уделять американские учёные. Одним из них являются Г. Бэнкрофт (1832-1918гг.) и его сотрудники, а также Ф.А. Голдер(1877-1929гг.). С каждым годом число работ по истории Русской Америки увеличивалось, а с 1927г. Стали появляться и специальные библиографические указатели, а также многочисленные обзоры источников и литературы.

В середине 40-х годов XX века появилась целая школа, которая целиком посвятила свои труды исследованию Русской Америки. Создателями этой школы были такие крупные учёные , как географ академик Л.С. Берг, источниковед профессор А.И Андреев и источник член-корреспондент АН СССР А.В. Ефимов. Позднее большой вклад в изучение этой проблемы внесли А.И. Алексеев, М.И. Белов, Л.А. Гольденберг, В.И. Греков, В.А. Фивеш, Д.М. Лебедев, О.М. Медушевская, В.М. Пасецкий, Б.П. Полевой, Н.Н. Болховитинов, С.Ч. Фёдорова и многие другие исследователи.

В настоящее время большое внимание уделяется изучению русской колонизации Алеутских островов и северо-запада Американского континента, истории Российско-Американской компании (РАК) и коренного населения (алеуты, атанаски, тлинкиты, эскимосы). После монографии профессора СБ. Окуня, вышедшей в 1939г., появились книги Р.В. Макаровой (1968г.), С.Ч. Фёдоровой (1971г.), А.И. Алексеева (1975г.), Р.Г. Ляпуновой (1975г., 1987г.), А.В. Гринева (1991г.) и многих других.

Кроме того, детальному исследованию подвергается международный аспект истории Русской Америки, в частности история русско-американских отношений на Тихоокеанском Севере, заключение конвенции о разграничении владений России в Северной Америке с США и Англией 1824-1825гг., договора о продаже Аляски в 1867г. (Н.Н. Болховитинов 1966г., 1975г., 1990г., 1991г.), а также русско-испанские отношения на Американском континенте в последней трети XVIII в. (М.С. Альперович, 1995г.). Очень много внимания истории русских владений в Северной Америке уделяют зарубежные исследователи, особенно американские учёные Л. Блэк, Р. Джексон, Г. Кушнер, Р. Пирс, В. Петров и многие другие. Н.Н. Болховитинов отмечает также диссертационные работы зарубежных исследователей и говорит о том, что изучение истории Русской Америки теперь невозможно без привлечения иностранной литературы и источников, а в тех случаях когда это происходит, профессиональный уровень исследования не может не снизиться. В основном это видно по исследованиям периода «холодной войны». В это время усилилась тенденция увеличения приоритета отечественных землепроходцев в ущерб достижениям представителей других стран. Кроме того, в нашей литературе получило распространение об особой «прогрессивности» освоения русскими Северной Америки. Многие источники содержат сведения, которые противоречат архивным документам и используются с целью нарисовать романтическую идеализированную картину колонизации Русской Америки. Кроме того, недооценивается роль коренного населения, так как именно местные жители составляли основную рабочую силу на промыслах. Так А.В. Гринев отмечает, что морской промысел, добыча колона с самого начала приносили большой доход благодаря высокой мобильности алеутских и эскимосских байдарочных флотилий, позволявшей осуществить переброску грузов и людей на огромные расстояния и интенсивнее осваивать новые промысловые угодья [2].

Завершая данный обзор, нужно также отметить, что многие источники, исторические документы сохранились в архивах. Архивные источники по истории Русской Америки очень разнообразны, обширны и разбросаны по самым различным зарубежным и русским хранилищам. Очень много архивных документов сохранилось на Аляске. Кроме того, хотелось бы отметить, что, несмотря на огромное количество исследовательских работ по истории Русской Америки, после двухтомной монографии П.А. Тихменева, вышедшей ещё в середине XIX векаг и до 1997г. не появилось ни одного фундаментального труда, который бы охватывал историю Русской Америки в целом. Лишь в 1997г. в свет вышел трёхтомный труд «История Русской Америки» под общей редакцией академика Н.Н. Болховитинова.

В данной работе рассматриваются закономерности возникновения поселений в Русской Америке, типы русских поселений, а также проанализированы крупнейшие из них - столицу Русской Америки г. Ново-Архангельск и крепость в Калифорнии - форт Росс.

 

Глава 1. История открытия Русской Америки

 

Вопрос о том, как между собой соотносятся Америка и Азия, возник сразу же после того, как испанские конкистадоры убедились, что открыли не восточный берег Азии, как полагал Колумб, а другой совершенно особый материк. Плавание Ф. Магеллана (1519-1521) ясно показало, что между Америкой и Азией находится крупнейший в мире Тихий океан. Однако схожесть флоры и фауны Америки и Азии долгое время давала почву ошибочному мнению, что эти два континента соединяются на севере. К 60-м годам XVI в. оформилось мнение о существовании пролива между Азией и Америкой. Этот гипотетический пролив стал называться Анианом. Многие землепроходцы и мореплаватели также ошибочно считали в то время, что острова Курильской гряды тоже являются частью Америки.

Продвижение русских сперва от Урала к берегам Тихого океана, а уже в XVIII в. к тихоокеанским островам и северо-западным берегам Америки в первую очередь связанна с интенсивной высокодоходной добычей пушнины. С конца XVI в. на восток устремились сотни предприимчивых людей. Появление российских земель в Америке связано с первыми исследователями в Восточном океане (так называли Тихий океан), освоением Алеутских островов, а затем и северо-западной части Америки в XVIII в. -первой половине XIX в. Всё это также стало последствием стихийного продвижения («встреч солнца») русских землепроходцев, мореходов после открытия и освоения огромных пространств Сибири, включая побережье Северного Ледовитого Океана. Правительство поощряло такие исследования, присоединявшие новые земли к Российскому государству. Грандиозные планы Петра I по преобразованию России, выходу к морским рубежам распространялись не только на европейскую часть, но и на далёкую окраину у берегов Восточного океана. Мореходы должны были искать новые острова и земли, пути в Японию и Америку. Возглавить экспедицию Пётр I поручил Витусу Йонассену Берингу, офицеру русского флота, датчанину по происхождению.

В 1711-1717гг. землепроходцы Д.Я. Анциферов и Н.П. Козыревский открыли северные острова Курильской гряды, а затем геодезисты И.М. Евреинов и Ф.Ф. Лужин составили карту этих островов, а также полуострова Камчатка.

В 1728г. участники I Камчатской экспедиции под руководством В.И. Беринга в плавании на боте «Святой Гавриил» доказали, что между Азией и Америкой есть пролив (впоследствии названный Беринговым). Они открыли острова Св. Лаврентия и Св. Диомида (ныне о. Ратманова), составили описание побережья северо-востока Азии и открытых островов. В 1723г. на том же «Св. Гаврииле» совершили плавание к берегам Чукотки подштурман И. Фёдоров и геодезист М.С. Гвоздев. Они прошли к мысу Дежнёва, а затем к острову Св. Диомида, открыли рядом ещё один остров (ныне о. Крузенштерна, а вся группа островов названа островами Гвоздева, или Диомида). Затем они двинулись к востоку и, приблизившись к земле Америки в районе нынешнего мыса Принца Уэльского, прошли вдоль берега немного южнее. На карту впервые были положены оба берега пролива и острова. Из-за недостатка провианта мореходы вынуждены были вернуться в Нижне-Камчатск. Однако ни донесение о походе, отправленное в Анадырский острог, ни рапорт и судовой журнал Гвоздева, отправленные в Охотск, по назначению не попали. Они ©казались потерянными, поэтому результаты экспедиции стали известны только после 1743г. по поздним документам, составленным Гвоздевым по памяти и по черновикам и копиям Фёдорова. [3]
Но гораздо большее значение для открытия и колонизации северо¬западной Америки имело не плавание Фёдорова и Гвоздева, а знаменитая 11-я Камчатская экспедиция Витуса Беренга и Алексея Чирикова в 1741г. [3]. 11-я Камчатская экспедиция началась 4 июня 1741г., когда В. Беринг на пакетботе «Святой Пётр» и А. Чириков на пакетботе «Святой Павел» из Авачинской губы поплыли на юго-восток в направлении мифической земли Жоао де Гама, которую считали частью Америки. Спустя 8 дней экспедиция достигла сорока шести градусов северной широты и установила, что земли Жоао де Гамы не существует, а 13 июня корабли повернули на северо-восток в поисках американских берегов. Через неделю пакетботы потеряли друг друга и после трёх дней безуспешных поисков продолжили свой путь раздельно. Первым 15 июля 1741г. к берегам неведомой до того времени земли подошёл «Святой Павел» (у нынешнего острова Бейкера - 55° 20' с.ш.). Поднявшись вдоль американского побережья до 58° с.ш., капитан Чириков послал 10 вооружённых человек на берег, но обратно они не вернулись, их судьба осталось неизвестной. Запасы воды и продовольствия подходили е концу, и Чириков был вынужден возобновить плавание. Ещё более трудным было плавание «Святого Петра», которым командовал Беринг. После безрезультатных поисков корабля Чирикова-Беринг продолжил плавание и 16 июля 1741г. увидел землю у современного острова Каяк на широте 58° 14' с.ш. Здесь 15 человек, включая адъюнкта Петербургской академии Г.В. Стеллера, высадились на берег. Главной задачей команда считала пополнение запасов питьевой воды, но Г.В. Стелл еру за время своего краткого пребывания на острове удалось описать 160 видов растений, а также ознакомиться с покинутыми жилищами местных жителей. 21 июля экспедиция отправилась в обратный путь. Многие мореплаватели заболели цингой уже к августу месяцу, включая и В. Беренга. В ноябре 1741г. корабль пристал к острову (ныне о. Беринга), где моряки вынуждены были остаться на зиму. Здесь 8 декабря от болезни скончался В. Беринг. Всего в ходе экспедиции погиб 31 человек, однако, оставшимся в живых сорока шести удалось весной построить из остатков разбившегося ещё осенью пакетбота другой корабль и конце августа благополучно добраться до Петропавловской гавани.

Результаты плаваний «Святого Петра» и «Святого Павла» получили отражение в «Атласе Российском» (1745г.), изданном Петербургской Академией наук и оказавшем влияние на развитие западноевропейской океанографии. Говоря о значении экспедиций Беринга и Чирикова, справедливо замечают, что какие бы иностранные суда в дальнейшем не появлялись между Камчаткой и Америкой, это пространство продолжало рассматриваться как находящееся под русским влиянием. Открыв северо-западную часть побережья Америки и острова Алеутской гряды, экспедиция Беренга-Чирикова послужила отправным моментом для организации многочисленных промысловых экспедиций и хозяйственного освоения обширных районов Тихоокеанского севера во второй половине XVIII века.

Далее по пути Беренга-Чирикова пошли предприимчивые русские купцы, мореходы и промышленники, снаряжая туда всевозможные суда. Во время этих стихийно возникавших плаваний в поисках «незнаемых земель» для «приводу жителей в российское подданство» и «для своей собственной пользы» один за другим на протяжении 3-4 десятилетий были открыты и обследованы все Алеутские острова, полуостров Аляска, остров Кадьяк, а затем острова Прибылова, Афогнак и близлежащее побережье Северной Америки - заливы Кенайский (Кука) и Чугачский (Принс-Вильям). Всего таких плаваний было свыше ста. [4]. Мореходы, купцы и промышленники привозили сведения о новооткрытых землях и живущих там народах, карты и даже предметы культуры и быта аборигенов, которые поступали в Санкт-Петербург.

В июне 1764г. по поручению Адмиралтейской коллегии экспедиция под командованием капитана П.К. Креницина и капитан-лейтенанта М.Д. Левашова направилась для исследования островов Восточного океана. Перезимовав на Алеутских островах (Уналашке и Умнаке) в 1768-1769гг., она доставила в Санкт-Петербург ценные научные материалы по гидрографии, природе островов, их жителях. Другая экспедиция, направленная к Беренгову проливу и северо-восточным берегам Америки под руководством капитана Н.Н. Биллингса и гидрографа Г.А. Сарычева в 1785-1795гг., имела своей задачей также закрепление за Россией прав на новооткрытые земли и приведение населения в российское подданство. Принципиально же новый подход к освоению открываемых земель связан с деятельностью предприимчивого Рыльского купца Григория Ивановича Шелихова.

Уже к началу 80-х годов XVIII века на островах Тихого океана действовало всего пять компаний: якутского купца П.С. Лебедева-Ласточкина, шошемского Г. Панова, иркутских купцов Ф. и М. Киселевых, тульского И. Орехова и камчатского Луки Анина. В 1781г. к ним добавилась компания Г.И. Шелихова - И.И. и М.С. Голиковых, которая открыла новый этап освоения Русской АмерикиГРечь зашла о прочном водворении русских в крае, о создании здесь постоянных поселений. Конечно, поселения на Аляске создавались и до Шелихова. Так, например, на острове Уналашка поселения создавались компанией Ивана Орехова, но всё же поселения, создаваемые «Американской северо-восточной компанией» И.И. и М.С. Голиковых и Г.И. Шелихова коренным образом отличались от других создаваемых поселений. Первое отличие заключалось даже не в поселениях, а в самой компании. Ко времени её создания, т.е. к 1781г., на Аляске существовало уже 5 подобных ей компаний. Но все они были созданы «на один вояж», т.е. имели очень ограниченные цели и задачи. Компания же Голиковых - Шелихова создавалась на срок не менее 10 лет, и в её соглашении компаньонами было зафиксировано намерение основать на берегах и островах американские селения и крепости. [5]. Создавая постоянные поселения в Америке, Шелихов и Голиковы «рассчитывали сократить время и расходы, затрачиваемые на переезд из Камчатки в районы пушного промысла, и улучшить организацию добычи пушнины, что могло быть достигнуто при постоянном составе промышленных людей и при более упорядоченных их быта». [6]. И действительно, из-за удалённости промысловых районов длительность экспедиций возросла до 5-10 лет, создание же поселений вблизи районов пушного промысла сокращало продолжительность экспедиций до 2-5 лет. Таким образом первые русские поселения, возникшие на Аляске благодаря компании Голиковых - Шелихова, создавались в первую очередь как своеобразные опорные базы для пушного промысла.

Тем не менее существует мнение о том, что задолго до поселений, основанных Шелиховым, на Аляске существовало довольно много других поселений. Долгое время по этому поводу между исследователями шёл горячий спор, но с выходом в 1967 г. издания третьего плавания Дж. Кука появились новые неопровержимые доказательства, что на Уналашке было основано первое промысловое поселение русских в северо-западной Америке.

Из этого следует, что в принципе Г.И. Шелихов успешно продолжил сложившуюся традицию ведения русскими промыслов на основе постоянных опорных баз. Но даже, несмотря на это несомненная заслуга Шелихова в том, что он развил и укрепил эту традицию.

В августе 1784г. Шелихов вошёл в юго-западный залив острова Кадьяк, который позже был назван в честь одного из судов гаванью «Трёх святителей». Здесь он основал поселение, спеша поставить домики до зимы, а уже весной поселение стало разрастаться, появились новые дома и огороды. Покидая Америку через 2 года, а именно в мае 1786 г., Шелихов оставил после себя не только поселение на Кадьяке, но и начавшиеся строиться 2 крепости: на острове Афогнак и Александровскую крепость на юго-западной оконечности Кенайского полуострова, у входа в Кенайский залив. Здесь заслуга Шелихова в том, что, организуя свои поселения, он продвигался на Американский материк, и русские наконец-то закрепились на нём. Главное же отличие данных поселений от более раннего на Уналашке заключалось в том, что они создавались по заранее намеченному плану и, опираясь на график работы, если выразиться современным языком. При строительстве данных поселений на трёх судах была доставлена рабочая сила, орудия труда, оружие, предметы первой необходимости. Нужно также отметить, что здесь была предпринята попытка по новому осваивать Американский континент: кроме промысловой деятельности завести там хлебопашество, производить исследования и добычу полезных ископаемых, основать базу судостроения, попытаться расширить торговые связи. К 1788г. в данном регионе насчитывалось уже около 8-ми русских поселений (по разным источникам от 4 до 8 поселений). [6].

Помимо компании Шелихова-Голиковых этой же тактики создания поселений придерживалась компания П.С. Лебедева-Ласточкина. Она использовала поселения, основанные Шелиховым на Кадьяке, в качестве промежуточного опорного пункта и успешно заселяла Американский континент, сумев проникнуть вглубь Кенайского залива и захватить богатейшие промысловые угодья. Соперничество между этой компанией и компанией Шелихова продолжалось все время существования. Подобно шелиховской, компания П.С. Лебедева-Ласточкина придерживалась тактики обзаведения прочными поселениями на американском берегу. Она не только вела торговлю с аборигенами Кенайского залива, выменивая у них шкуры речных и морских бобров, выдр, лисиц, соболей, но и организовывала походы на север ( одна из таких артелей под руководством промышленника В. Иванова, как предполагают исследователи, в начале 90-х гг. XVIII в. Достигла низовья Юкона). [7].

Компания Шелихова-Голиковых также продолжала укреплять свои позиции в тихоокеанских владениях. Прибывший на Кадьяк 27 июля 1791г. новый правитель «Американской Северо-восточной компании» А.А. Баранов начал в конце того же года возведение нового поселения Св. Павла в юго-восточной части Кадьяка, в заливе Павловская Гавань. Поселение в Трёхсвятительской гавани было сильно разрушено волнами из-за землетрясений, и ему угрожало затопление. Поэтому в новое поселение переселились сразу же после ободрения Шелихова перемещения главной конторы компании, но т. к. значительный рост поселения наметился лишь в следующем 1793г., то этот год и считается исследователями датой основания существующего и ныне города Кадьяк на о. Кадьяк.

В 1798г. компания Лебедева-Ласточкина предприняла ряд решительных действий к тому, чтобы вытеснить «шелиховских» из Кенайского и Чугатского заливов. Они потребовали от А.А. Баранова прекращения строительства в селении Воскресенском, удаление всей артели полностью из залива Качемак, утверждая при этом, что Кенайская губа принадлежит им. Одновременно с этим «лебедевские» захватывают ключевые позиции в Чугатском заливе - в 1793г. на о. Тхалха (ныне о. Хин Чин Брук), у удобной гавани, носившей тогда название «Нучек» ими было основано ещё одно значительное поселение - крепость Константина и Елены (часо называвшаяся Константиновской крепостью). Всего же общее число русских промышленников, живших между Константиновской крепостью и Уналашкой, было приблизительно от 400 до 500 человек. Однако в сентябре 1794г. А.А. Баранов получил подкрепление «числом около 200 человек» [8], после прибытия которого решил обосноваться на Американском материке южнее Чугатского залива, осуществив, таким образом, давнее намерение Шелихова. Шелихов предлагал основать поселение у мыса Св. Ильи и назвать его крепостью Св. Екатерины. Однако, хотя это Симеоновское поселение и было основано, оно получило небольшое развитие и в источниках упоминается очень редко. Основным же пунктом становится поселение, основанное А.А. Барановым южнее у Якутатского залива, ещё до того, как было основано Симеоновское поселение. Согласно сообщению К.Т. Хлебникова, ещё в 1794г. в те места ходила первая промысловая партия, число байдар в которой достигало 500, под начальством морехода Е. Пуртова и имела в промысле до 2000 шкур. [6]. Летом 1796г. в Якутате под руководством Баранова была сооружена крепость, а при ней поселение, которое Баранов велел назвать Новороссийским.

Тем не менее борьба между компаниями Шелихова-Голиковых и Лебедева-Ласточкиных не ослабевала. Кроме того и «шелиховские» конфликтовали между собой, втянув в свою междоусобную ссору местные племена. Но соотношение сил между компаниями уже складывалось в пользу «шелиховцев», т.к. начиная с 1789г. и даже раньше Шелихов и Лебедев-Ласочкин стали партнерами и снаряжали вместе промысловые суда. [9] . Таким образом, Шелихов приобрел определенное влияние на ход борьбы между двумя компаниями.

20 июля 1797г. произошло слияние нескольких компаний - наследников Г.И. Шелихова - И.И. Голикова («Американской Северо-восточной», «Американской Северной» и «Атхинской») с «Иркутской компанией» Николая Мыльникова. Вновь учреждённая компания была названа «Соединённой Американской». А, начиная с июля1797г. суда лебедевской компании покинули одно за другим берега Северной Америки. Избавившись от «неугомонных соседей» А.А. Баранов постарался выдворить и другие купеческие компании, а также в 1798г. отправил партию промышленников для занятия оставленных «лебедевскими» 2-х поселений на озере Илиамна. Уже в июле-сентябре того же год он лично посетил Кенайский и Чугатский заливы. Крепостные строения Николаевского и Константиновского редутов были передвинуты на более удобные места, а управляющими назначены ближайшие помощники самого А.А. Баранова.

Начало нового этапа заселения Русской Америки связано с окончательным оформлением Российско-Американской компании и предоставление ей 8 июня 1799г. исключительных полномочий привилегий на все материковые и островные земли в Тихом океане. Ей было разрешено пользоваться «.. .всем тем, что данные в сих местах, как на поверхности, так и в недрах земли было ею отыскано и впредь отыщется, без всякого со стороны других на то притязаний», а также ей предоставлялось право, «где она за нужное найдёт, заводить селения и укрепления для безопасности жилища». [10]. Таким образом, Российско-Американская компания официально закрепила свои права на Американском континенте.

Заручившись правительственной поддержкой, РАК в 1799г. осуществила новый шаг в своём движении на юг, к плодородным землям бассейна реки Колумбии и Калифорнии. Важным объектом здесь был остров Ситка, где около 10 лет американские и английские купцы беспрепятственно вели торг с тлинкитами, снабжая их огнестрельным оружием. В июле 1799г. туда прибыл А.А. Баранов на галере «Ольга» для того, чтобы основать на Ситке крепость, которую назвали крепостью «Святого Архистратига Михаила». С этого времени промысловые походы переносятся в заливы архипелага Александра, а крепость на Ситке становится базой для них. Однако, конкуренция между англичанами, испанцами и американцами породила конфликт, вследствие которого тлинкиты, снабженные огнестрельным оружием, напали на крепость Архистратига Михаила и практически её уничтожили. Но уже в октябре 1804г. Баранов, преодалев сопротивление тлинкитов, основал крепость Ново-Архангельск. С августа 1808г. Ново-Архангелск стал местопребыванием главного правителя и столицей Российских владений в Америке.

Осенью 1805г. эскимосы-угалахлиоты, обитавшие на тихоокеанском побережье между устьем реки Медной и заливом Якутат, сожгли в заливе Якутат русское поселение. Из 40 человек спаслись, но попали в плен только 13. Все эти события несколько задержали, но не остановили продвижение русских на юг.

Идея об основании поселения в Калифорнии принадлежала ещё Г.И. Шелихову, который в 1786г. предлагал основать крепость на далёких южных землях. Первое же плавание из Ново-Архангельска в Калифорнию было предпринято Н.П. Рязановым в 1806г. Прибыв на корабле «Юнона» в залив Сан-Франциско, он сумел наладить с испанцами торговые отношения, получить необходимые ему припасы и также узнать, что к северу у испанцев нет поселений. В течение 1806-1808гг. русские посещали залив Бодега, который назвали заливом Румянцева и занимались в этом заливе промыслом. В ноябре 1811г. Баранов направил туда своего помощника И.А. Кускова на шхуне «Чириков» с 25 рабочими и партией алеутов на 40 байдарах. Основанное Кусковым селение и крепость Росс- это самое южное из русских поселений в Америке, не считая появившейся позже одиночки на островах Фараллон у мыса Дрейка, где производился промысел сивучей и морских котиков. В 1833г. здесь возникли 3 большие фермы («ранчо»): ранчо Василия Хлебникова у поселения Росс (70 акров), ранчо Петра Костромитинова (100 акров) и ранчо Егора Черных - в 5 милях к севереру от залива Бодега. [10].

В 1818г. правитель русской Америки Л. Гегемейстер отправил с острова Кадьяк на север сухопутную экспедицию в надежде, что на севере достаточно промыслового зверя и полезных ископаемых. В период с 1818г. по 1820г. на реке Нушагак была основана Ново-Александровская крепость, которая стала отправным пунктом для организации русских поселений на Кускоквиме. Но прошло ещё 18 лет, прежде чем на Кускоквиме появился первый русский торговый пункт. Это было небольшое первое русское поселение внутри Аляски. Начальником одиночки стал креол Семен Лукин, сопровождавший на Кускоквим в качестве толмача И.Я.Васильева. Спустя некоторое время она была перенесена на другой берег вниз по течению Кускоквима и поставлена напротив устья реки Квыгим, а в 1841г. она была преобразована в редут, названный Колмаковским в честь его основателя Ф.Л. Колмакова (умер в 1841г.). В 1833г. в 30 милях к северо-востоку от устья реки Юкон было основано поселение, которое назвали Михайловским редутом в честь его основателя Михаила Дмитриевича Тебенькова, который позже стал главным правителем Русской Америки (с 9.07.1845г. по 15.10.1850г.). Отсюда был совершён ряд экспедиций, которые способствовали распространению русского влияния на севере. А в 1838г. артель русских промышленников обосновалось в селении Нулато, которое стало самым северным русским поселением во внутренней Аляске. А на тихоокеанском побережье таким пунктом стал организованный вблизи эскимосского селения небольшой русский торговый пост в устье реки Уналаклик, с востока впадающий в залив Нортон. Этот пост получил название Уналаклинская одиночка. Именно по реке Уналаклик осуществлялось активное сообщение между эскимосами залива Нортон и индейцами Квихпака (Юкона), поэтому здесь и был организован «торговый пост на 4-х человек». [11].

В 1845г. в эскимосском селении Икогмют разместилась так называемая Квихнакская миссия (современная Русская миссия) во главе со священником из креолов Яковом Нецветовым. Примерно в это же время к югЙ от Михайловского редута была организована Андреевская одиночка, которая просуществовала до 1855г. и была разорена аборигенами. Также считается, что на Квихпаке ниже Андреевской одиночки существовали ещё 2 русских поселения - Алексеевское, которое, по-видимому, располагалось недалеко от Андреевской одиночки, и Комаровское, которое располагалось на побережье залива Норотон у устья самой северо-восточной протоки Квихпака.

За четверть века с 1819г. по 1843г. Русско-Американской компанией была создана целая сеть опорных пунктов на северо-западном побережье и во внутренних районах Аляски. Но несмотря на это темпы освоения были очень медленными, т.к. приток русского населения из метрополии был очень мал. Из-за этого уже к концу 40-х гг. Х1Хв. РАК была практически бессильна приостановить английскую экспансию в верховьях Юкона. А после того как «Компания Гудзонова залива» основала в 1847г. Форт-Юкон, англичанам открылся путь по этой реке к Тихому океану.

Начавшееся в 1848г. исследование угольных пластов на Кенайском полуострове от Английской бухты (Порт-Грейм) до Николаевского редута, послужило толчком для основания там промышленного поселения.

Стремясь установить утечку мехов к «Компании Гудзонова залива» с территорией восточнее залива Принц-Вильям, РАК учредила в 1858г. Медновскую одиночку в среднем течении реки Медной (река Копер). Это было последнее поселение, основанное русскими на Аляске. [12].

Современные американские исследователи выяснили, что 47 из нынешних американских населенных пунктов были основаны на местах прежних русских поселений 1784-1867гг. Но в конечном итоге при передаче Россией Аляски США за РАК числилось всего 34 населенных пункта. «В точный список входили:

Ново-Архангельск, Озерский редут;

Уналашкинский отдел: Уналашка, Бельковское селение, Моржевое селение, Унга;

Атхинский отдел: о. Атха, о. Атту, о. Беринга, о. Медный; Курильские острова: о. Шумшу, о. Семусир;

Северный отдел: о. Св. Павла, о. Св. Георгия;

Михайловский редут и в его ведении: Колмаковский редут, Северная одиночка, Уналавдйнская одиночка, Андреевская одиночка;

Кадьякский отдел: Кадьяк (Павловская гавань), одиночки на острове Кадьяк: Чиниакская, Кальсинская, Орловская, Трехсвятительская, Карлукская, Афогнакская, Унамокская, Катмайская, Нушагакская, Иняминская, Медновская; Николаевский редут, Константиновская крепость, Кенайская (Угольная) упраздненная экспедиция». [13].

Таким образом, ко времени продажи Аляски из большой сети русских поселений осталось очень небольшое количество. Многие из этих поселений сохранились до наших дней в качестве американских городов.

 

Глава 2. Памятники Российской культуры

 

Но вернёмся всё-таки к главной теме - поселения на Аляске и в Калифорнии. Впервые описания русских поселений в Северной Америке были сделаны Дж. Куком( 1778г.) и Фж. Ванкувером( 1794г.) и их спутниками. Дж. Кук посетил Уналашку, рассказав впоследствие о местном быте, а Фж. Ванкувер описал постройки, существовавшие в районе Кенайского залива, а также уделил много внимания описанию образа жизни русских поселенцев компании П.С. Лебедева - Ласточкина в поселении, которое позднее было названо Николаевский редут, и в поселении на острове Тхалха - Крепости Константина и Елены (Константиновская крепость).

В этих поселениях русские ставили рубленые избы с соломенными крышами, обносили селения деревянной изгородью и не слишком благоустраивали свой полуказарменный быт. Оконца, затянутые "пузырем или перепонкою из внутренности кита", деревянные нары, грубо сколоченный стол и скамья - таково внутреннее убранство общего дома промышленников в Кенайском заливе. [14].

По-иному представлял себе русские поселения Г.И. Шелихов и потому с самого начала своего обоснования на Кадьяке стремился выхлопотать у правительства разрешение на посылку в колонии "одного инженерную науку знающего, человека, чтобы крепости построены были по приличию положения мест и правил фортификации".[15]. За неимением такого инженера Шелихов вынужден был ограничиваться посылкой "фортификационных книг" и советами привлекать для консультаций при планировании крепостей священнослужителей - иеромонаха Ювеналия и иеродиакона Стефана, как людей, служивших в горных заводах до принятия ими сана, а, следовательно, знавших математику, геодезию и архитектуру. Не менее чем крепостные сооружения, Г.И. Шелихова интересовала планировка самого поселения, которое он под именем "Славороссия" намерен был построить на Американском материке. "В плане и в натуре сделайте вы площади для публичного собрания, - писал Г.И. Шелихов А.А. Баранову 9 августа 1794г., - улицы, хотя не очень длинные, ибо можно провести оные от площади в несколько рядов, но широкие сделайте, и ежели на самом лесном месте станете селиться, то, разбив место по плану, деревья, приходящиеся по улицам, перед самыми домами и в огородах оставьте, не вырубая для красы и воздуха. Дома располагайте вдоль по улицам, и чтоб дом от дому был в дальнем расстоянии, и тем увеличите обширность селения, а при том кровлями ровные, да и во всем прочем одинаковые. Чтоб огороды были у каждого дома равные, и вдоль по улице загорожены хорошими заплотами. Публичным строениям, как-то: церкви и монастыри, контора, духовному правлению для архимандрита, магазинам, гауптвахте при конторе, лавкам, где будут старосты и приказчики содержать компанейские и хозяйственные товары, изберите приличные места и расположите их по вкусу хороших городов, и сии строения отличить чем можно от прочих".  [16].Сознавая, что обносить все селение крепостными стенами будет трудно, Шелихов предлагал построить батареи редутами, и между ними обнести хорошим и высоким заплотом и рогатками, растянув эти укрепления кругом всего селения, а для входа и въезда сделать большие крепкие ворота, которые наименовать "Русские" ворота или Чугацкие, или Кенайские, или иначе как, но, чтобы смысл названия был такой: "Слава России" или "Слава Америки", и эти ворота, если будет нужно, всегда иметь запертыми. Не забыв дать необходимые указания о монастырском строении и о площадях, Шелихов уделил внимание жилым домам поселян, которые, по его мнению, строить лучше такие, чтобы была белая изба, сени с чуланом и холодная горница или кладовая на одной связи. Прочие же службы, такие как амбары, хлева и погреба поставлены были во флигелях, таким образом, чтобы с наружной стороны придавали бы хороший вид улицам. Очень легко можно провести аналогию этого проекта жилого дома с широко распространенным в Восточной Сибири типом "дом на связи", который имел схожую планировку усадьбы. Архитектурным, как и широчайшим торговым планам Г.И. Шелихова не суждено было сбыться.

И хотя Павловскую гавань на Кадьяке и Ново-Архангельск на острове Ситка по праву можно считать самыми крупными городами на Тихоокеанском побережье Северо-Американского материка в первой половине XIX в., их планировка никогда не отличалась строгой продуманностью, а со временем становилась довольно хаотичной.

Сведения о русских постройках, которые встречаются в архивных документах, страдают некоторой односторонностью, так как почти все они относятся к казенным компанейским строениям - жилым и хозяйственным, -и, к сожалению, почти совершенно отсутствуют какие-либо упоминания о характере собственных домов отдельных хозяев.

 

2.1. Классификация русских поселений

 

Редуты, одиночки

Остановимся на сведениях о некоторых поселениях, которые лучше всего описаны в архивных документах. Редуты и одиночки по своему устройству представляли не что иное, как торговые лавки для обменных "расторжек" с аборигенами. Судя по сообщению П.Н. Головина, для безопасности эти лавки и прилежащее к ним жилье, а иногда церкви и часовни, были обнесены с четырех сторон частоколом. В двух противоположных по диагонали углах образованного частоколом четырехугольника устраивались небольшие бревенчатые башни, вооруженные двумя-тремя орудиями самого малого калибра и обстреливающие каждая два прилегающих к ней фаса. Военного гарнизона нет; а в случае тревоги живущие в редуте промышленники и рабочие числом обыкновенно от 8 до 25 человек заменяют гарнизон, для чего они и снабжены огнестрельным и холодным оружием. Приказчик или байдарщик командует этими людьми.

В качестве примера приводим описание Ново-Александровской крепости, составленное в 1826 г. К.Т. Хлебниковым: "Александровская крепость устроена на холме по правой стороне реки Нушагака, от берегу более ста сажень, до коего обнесена тыном с двумя будками, снабженными достаточно орудиями. Внутри крепости находятся строения из круглого елового леса, казарма, дом начальника, амбары для товаров и припасов, мельница небольшая на воде, для работников из алеут особая казарма; в крепости находятся двое ворот, и как оная расположена холме, то для спуску сделана лестница в сажень ширины; на низменности расположены огороды, баня и кузница.[17].

Отличное описание одиночки Нулато дал Л.А. Загоскин. "В 12 саженях от берега, фасом к реке, то есть почти на полдень, изба в 4/4 сажени длины и 3 [сажени] ширины составляет общую казарму; от нее на сажени отделено капитальной переборкой для старосты и торговой лавки; через окно, прорубленное в переборке, можно торговаться с теми, которых байдарщик считает за нужное не допускать к двери; это же окно служит отдушником для тепла. От двери, ведущей из сеней к двери комнаты байдарщика, поставлена глухая переборка с тремя небольшими бойницами, - на случай, если бы, когда понадобилось выставить стволы ружей. За переборкой к речной стороне отделение для четырех человек служителей, с койками и столиками для каждого; по стенам шкапики для посуды и различной домашней утвари оседлого человека. Угол у наружной двери занимает каменка; к переборке байдарщика примыкают нары для ночлега приходящих торговцев. По всей казарме настлан пол и потолок. Два окна в отделении служителей и окно в приемной освещают казарму; мера их квадратная в полтора фута (≈45см).

В линию с казармой пристроены сени 1/4 сажени ширины; потом в ту же линию кладовая для пушных промыслов 2/2 сажени длины и одинаковой с казармой ширины; в ней для свободного прохода воздуха в трех наружных стенах прорублены небольшие узкие окна, задвигаемые внутренними ставнями; таким образом, все строение составляет род цитадели, в которой один человек может держаться против нечаянного нападения. Крыша обсыпана землею для воспрепятствования проходу воды при весеннем таянии снегов. Казарма обведена канавой в 2 фута ширины и глубины.
Другая изба, в 3 сажени длины и в 2,5 ширины, разделенная посредине глухою капитальною стеною, вмещает кухню и баню; она поставлена под прямым углом к жилому строению и несколько ближе к берегу.

Рассматривая систему расселения в целом, необходимо отметить, что она определялась промысловыми целями Российско-Американской компании, а в силу этого не могла в должной мере способствовать освоению обширных территорий Аляски. Редуты и одиночки в малой степени отвечали задачам утверждения русского влияния во внутренних областях Аляски.

Не случайно эту систему расселения подверг резкой критике ревизор С.А. Костливцев, который отмечал, что наиболее перспективные для заселения области на Американском материке фактически остаются совершенно не освоенными. С.А. Костливцев писал, что при устройстве поселений необходимо в будущем соблюдать два условия: "1) чтоб заселялись не острова, а непременно материк, и 2) чтоб поселения делались большими деревнями, а не одиночками. Заселение островов может быть полезно только в видах компанейской промышленности, точно так же, как и основание на Американском материке одиночек, имеющих вид русской постоянной питейной выставки, потому что в одиночке, как и на откупной выставке, все население состоит из торгового двора, занятого компанейским приказчиком. До сего времени может быть и не требовалось распространять население по Американскому берегу, но ныне, в видах государственного интереса, необходимо приступить к занятию части Американского материка, принадлежащего России на прочном основании, и потому беззащитные однодворные одиночки не могут удовлетворить правительственной цели".[18].

 

Селение Ильлюлюк на Уналашке

Одно из самых известных поселений - это селение Ильлюлюк или Доброго Согласия на Уналашке. Очень подробное описание этого поселения есть в записях Д. Самвелла и Т. Эдгара. Селение находилось в бухте, лежащей в 10 милях к западу от Самгунудхи и известной под названием Эгучшак (Ильлюлюк). Судя по описанию Т. Эдгара, место, на котором была построена фактория, имело протяженность две или три мили и было хорошо защищено холмами от ветров с моря. В селении имелся один жилой дом, три складских постройки и несколько строений, в которых жили алеуты. Жилой дом построен был сводообразно из американского леса и тщательно покрыт соломой. В длину он имел 70 - 75 футов (около 25 метров), в ширину 20 - 24 фута (около 6-7 метров), высота в средней части - 18 футов, дом был сориентирован с запада на восток, входная дверь располагалась с южной стороны. Крыша сверху была покрыта сетью, окно в восточной части забрано слюдой. Деревянной перегородкой дом делился на две части, в западной (длиной примерно 15 футов или «5 метров) находился склад. Восточный конец дома с окном занимали русские рангом повыше. Там имелись нары, покрытые волчьими, медвежьими и оленьими шкурами. Дальше размещались остальные русские и камчадалы, располагаясь на время сна на шкурах прямо на полу. В средней части дома готовили пищу в большом медном котле, дым заполнял весь дом, ибо топили сухой травой из-за отсутствия на острове дров.

Судя по всему, жилище это было казарменно-складского типа, приспособленное к местным климатическим и экологическим условиям. В нем сочетались элементы русских и алеутских построек: строение было наземным и вход со стороны фасада (в отличие от полуподземных общих алеутских домов с входом через отверстие в крыше), но кровля -сводообразная, на манер покрытий алеутских жилищ. [18].

 

Павловская гавань на Кадьяке

 

Селение Павловская Гавань в 1808 г Из книги о путешествии Г Лангсдорфа

 

Другим поселением, множество сведений о котором дошло до наших дней, является Павловская гавань. В июле 1793 г. А.А. Баранов перенес в Павловское селение свою главную квартиру из Гавани Трех Святителей, и в течение следующих 15 лет это селение было главной факторией и фактической столицей Русской Америки. Строительство ускорилось с прибытием в 1794 г. полученных Г.И. Шелиховым в пользование компании семей ссыльных поселенцев, среди которых были плотники, маляр, медник, кузнец и колесник. В том же году в Павловской гавани была создана литейная по бронзе и меди. В 1804 г. у входа в залив с помощью экипажа кругосветного шлюпа "Нева" под командованием Ю.Ф. Лисянского был воздвигнут редут с батареей орудий. К 1805 г. на Кадьяке имелось около тридцати строений: деревянная церковь во имя Воскресения Господня, компанейская контора и казармы для компанейских служащих, компанейский магазин, торговые лавки, дом для духовной миссии, дом для школы со службами, дом для медника с кузницей, кладовые для компанейской провизии, поварня и кухня для служителей, сарай для постройки гребных компанейских судов, такелажная, кузница и слесарня, дом главного правителя Баранова с пристройкой служб, дом компанейского старосты, дом приказчика, компанейский дом на приезд служащих чиновников, дом правителя Кадьякской конторы, четыре дома компанейских служителей, казармы для алеут, находящихся при компанейских работах; общая баня для компанейских служителей, двор компанейский для скота.[19]. Арчибальд Кемпбел, побывавший в Павловской гавани в 1808 г., установил, что город насчитывал уже примерно 50 домов. Он сообщил, что дома бревенчатые, причем швы законопачены мхом, а кровли из травы. Среди строений были двух- и трехэтажные. Жилые помещения в этих строениях помещались на втором и третьем этажах, причем каждый этаж обычно подразделялся на три комнаты, так называемые "квартиры". Окна были затянуты тонкими пленками из растянутых тюленьих кишок. Дома отапливались печами.

Примерно в 1808 г. А.А. Баранов перенес главное управление колоний в новое поселение - Ново-Архангельск на острове Ситка, однако Павловская гавань продолжала активную деятельность в области пушной торговли и была центром управления значительного по площади Кадьякского отдела. Вместе с административными учреждениями в Ново-Архангельск были переведены: главный склад пушнины, основные мастерские и магазины. На Кадьяке продолжала действовать главная православная миссия, но и она перешла на Ситку после 1816 г., и город, стал приходить в запустение. "В течение 1825 года в бытность мою в Кадьяке, - писал К.Т. Хлебников, -состояние заселения Павловской гавани находилось в следующем. Строения: церковь, вновь отстроенная с колокольною из елового леса, очень хороша и довольно обширна во имя Рождества пресвятой богородицы; дом, занимаемый священником, построенный правителем Баннером; связь магазинов для товаров, материалов и лавка старая; разные мелкие домишки и другие компанейские строения все ветхи; частных новых домов - 2, старых- 3".[20]. В 1825 г. акционерами Российско-Американской компании был одобрен план возврата на Кадьяк в Павловскую гавань местопребывания главного правителя и административных учреждений колоний, а тремя годами позже П.Е. Чистяков доносил главному правлению, что работа идет успешно, хотя он не имеет Возможности выделить более 25 человек для строительных работ на Кадьяке. Изменение в отношениях между Российско-Американской компанией и "Компанией Гудзонова залива11 привело к решению сохранить столицу в Ново-Архангельске.

В 1860 г. население Павловской гавани составляло приблизительно 358 человек алеутов, креолов и русских. Опись, сделанная в этом году, показала, что город состоял из следующих строений: церковь, 14 компанейских домов, 2 "магазина" (товарных склада), мукомольня, госпиталь, мастерская, две батареи с орудиями, пекарня, скотный двор и 18 частных домов.

Спустя семь лет, когда время русского правления на Аляске близилось к концу, Павловская гавань, по описанию очевидца, насчитывала около 400 человек и приблизительно около 100 рубленых одноэтажных домов, бревна которых, скрепленные железными скобами, были так прочно пригнаны к земле, что способны были противостоять ветрам и землетрясениям. Дома русских были невелики, и их крыши были покрыты защитным слоем песка толщиной в несколько футов. Лучшие из жилых построек к тому времени имели двойные рамы, не пропускающие ветер; швы между бревнами, как и в 1808 г., были заделаны мхом.[21]. Точную картину города дает составленная американским топографом Э. Куртисом около 1868 г. карта, на которой показано 91 строение разных размеров. Наиболее крупные среди них -церковь, склад у пристани и одно или два складских помещения, которые, по-видимому, были основательными многоэтажными зданиями.

Более 40 лет после ухода русских с Аляски Кадьяк оставался главным складским местом и главной квартирой Кадьякского округа Аляскинской торговой компании.

 

2.2. Ново-Архангельск на острове Ситка

 

Ново Архангельск Вид с моря Рисунок И Г Вознесенского Центр Ново-Архангельска

 

Еще один город, являющийся славной страницей истории Русской Америки, - это Ново-Архангельск. Именно в этом поселении отразились все наиболее характерные черты русских поселений на Аляске. Со времени своего основания и до продажи Аляски в 1867 г. этот город не просто носил наименование "столица", он подлинно являлся административным, культурным и промышленным центром, своеобразным символом Аляски.

Еще император Павел I в 1799 г. даровал добывавшей пушнину объединенной промысловой компании монополию, которая юридически оформила существование Российско-Американской компании (РАК) и предоставила ей исключительные привилегии на все материковые и островные земли в северной части Тихого океана. Как уже говорилось выше, ей предоставлялось право "заводить, где компания найдет за нужное, по надобности и лучшему разумению заселения и укрепления для безопасности пребывания".[8]. В течение 16 лет столицей российских владений являлась Павловская гавань(1793-1808) на острове Кадьяк. В ней была возведена первая православная церковь на американской земле - церковь Воскресения Господня. После перевода в 1808 г. конторы главного правителя в Ново-Архангельск Павловская гавань оставалась важным центром пушной добычи и торговли. Там продолжала действовать до 1816 г. главная православная миссия в Америке.

В 1799 г. прибыв на остров Ситку на корабле "Ольга", главный правитель компании А.А. Баранов закладывает новое поселение и называет его крепостью Св. Архистратига Михаила. Здесь удобная гавань, проливы богаты главным промысловым зверем - морским бобром. Крепость начали строить с согласия местных индейских племен тлинкитов: земля была куплена "на знатную сумму товаром". Крепость на Ситхе просуществовала до лета 1802 г., когда, воспользовавшись ослаблением дружины, тлинкиты сожгли поселение, убив или пленив оставшихся жителей. Только в сентябре 1804 г. А.А. Баранов при поддержке 800 алеутов на байдарках и шлюпа "Нева" под командованием Ю. Лисянского осадил индейскую крепость. Племя тлинкитов ночью покинуло эти места, русские поставили свой флаг.

Новое место для заложения будущей столицы было выбрано А.А. Барановым в 1804 г. на южной стороне острова Ситка или Ситха (ныне острова Баранова), расположенного в архипелаге Александра. В этом продуманном выборе были учтены географическое местоположение острова, торгово-экономические и политические отношения с соседними народами, а также природный ландшафт, прочность грунтов. Все лето покрыты снегом вершины острова, и только погасший вулкан Эчкомб обнажается от него на два-три месяца. Мореходы хорошо знали этот ориентир, видный с океана на расстоянии 70 миль, что сказалось на самом выборе места для поселения, где есть хорошо защищенная и надежная гавань, удобная, красивая и выгодная в стратегическом отношении, видна древняя русская тема, связанная с оптимальным использованием рельефа материка для усиления неприступности города. [21].

Строительство было начато в 1804 г. в 14 милях от вулкана Эчкомб. Первоначально Ново-Архангельск представлял собой небольшой укрепленный пункт. На выступающей в море высокой скале, по-сибирски названной кекуром, была возведена крепость, в которой расположились дом главного правителя. Возле дома расположилась площадь размером 43 х 22 м с флагштоком. Часть общественных и жилых зданий находилась вне крепости, у подножья вулкана. Здесь расположились дом служащих компании и офицеров, казармы для ленных людей, магазин, лавка, кладовые для провизии, пристань для гребных судов, купорная, кузница, баня. [22].

Планировка Ново-Архангельска первоначально не отличалась жесткой продуманностью, но в процессе поэтапного формирования города с годами сложилось единое стилистическое композиционное целое с опорой на ключевые элементы городской застройки. После перевода администрации РАК в Ново-Архангельск город стал разрастаться. Расцвет компании вызвал оживление строительной деятельности, кроме крепости на горе были построены около 60 деревянных домов, а также церковь, верфь, блокгауз, школа, магазин, которые были окружены фортификационной деревянной стеной с башнями. Крепость была защищена 60 орудиями.

В течение многих десятилетий Ново-Архангельск был центром административных, морских, торгово-экономических связей. На американской земле РАК проводила политические и культурные идеи российского правительства и православного христианства. Отсюда координировалось научное, хозяйственное и строительное освоение заокеанских русских земель. Столице подчинялись 6 административных отделов, на которые были разделены все колониальные земли. РАК стала монопольным хозяином огромных территорий со всеми богатствами недр и природы. За время ее деятельности было создано около 70 русских поселений, крепостей, редутов.

В эти годы многие населенные пункты России получают регулярные планы, а на берегах Невы растет Санкт-Петербург, расположенный почти на той же параллели, что и столица Русской Америки. В Ново-Архангельск прибывают люди из Санкт-Петербурга, где на Мойке, 72 находится центральное правление РАК. Можно утверждать, что продуманная планировочная структура и система застройки северной столицы России не могли не оказать влияния на просвещенных создателей Ново-Архангельска. Опорные элементы большой столицы. Адмиралтейство с судостроительными верфями и Петропавловская крепость - находят прямое отражение в адмиралтейском районе и крепости на кекуре Ново-Архангельска. Подобно адмиралтейскому шпилю, петропавловской игле Санкт-Петербурга, силуэт приморского города в Америке формируют флагштоки на башнях и шпили церквей. В столице находится множество садов и парков, и ситкинскую гавань обрамляют острова, которые очевидцам напоминают прекрасные сады. Как большинство приморских городов, Ново-Архангельск расположился лицом к морю.
Средоточием всей многообразной жизни столицы был знаменитый дом Баранова на кекуре, создававший впечатление суровой, неприступной крепости. Ее величественный облик звучал доминантой колониального центра. Природными факторами и функциональными задачами обусловлены роль Ново-Архангельска как главного порта Русский Америки и размещение в нем адмиралтейских построек. Удобная незамерзающая гавань, закрытая от океана островами, сочетание пологих и скалистых берегов, обрамляющих рейды, где могли разместиться до 20 морских кораблей, -все это придавало неповторимую индивидуальность строящемуся городу. Он размещен на пересечении морских путей в географическом центре российских земель на североамериканском континенте. Такое расположение крупного порта на юго-востоке Аляски и других поселений делало Берингово море и северную часть Тихого океана внутренними водами русских владений. Кроме того, Ново-Архангельск служил удобным форпостом для освоения новых торгово-промышленных районов и для закрепления РАК на материке.

В столичном порту ремонтировались и снаряжались суда в дальние опасные промысловые исследовательские плавания. Надо помнить, что пути сообщений в Русской Америке были только морскими. Из Охотска и Петропавловска корабли с товарами и довольствием приходили крайне редко и трудно, из европейских портов России - тем более. Компания, поддержанная правительственными кругами в Санкт-Петербурге, начала планомерно финансировать и снаряжать кругосветные экспедиции, что помогало налаживать снабжение, способствовало охране и исследованиям новых островов и земель. РАК получила право принимать на службу офицеров Военно-Морского флота России. Под флагом Российско-американской компании осуществлено 12 кругосветных плаваний. Прославленные российские мореходы, водившие свои корабли к берегам Русской Америки, И. Крузенштерн, Ю. Лисянский, В. Головнин, М. Лазарев, П. Нахимов, О. Коцебу, М. Муравьев, Л. Гагемейстер, П. Чистяков, В. Хромченко, Ф. Врангель, Ф. Литке, М. Тебеньков и др. были учеными, писателями, опытными организаторами, государственными деятелями. Многие из них состояли на службе РАК. Начиная с 1818 главными правителями русских земель в Америке, как правило, стали назначать опытных морских офицеров, участвовавших в морских и сухопутных сражениях, кругосветных и полярных плаваниях, всесторонне образованных людей. [22].

Главным условием формирования городской исторической застройки явилось создание в Ново-Архангельске судостроения и долговременных фортификационных сооружений. Компоновке адмиралтейских зданий и планировочной структуре города способствовали наличие отливов и приливов, удобные для стапелей берега и бухта у западного рейда. Расположенные здесь верфи, эллинги, мастерские для отделки рангоута, шлюпок, мачт, доки на протяжении многих лет позволяли мастерам ремонтировать после штормовых плаваний старые суда и создавать новые. Ново-Архангельск стал важнейшим кораблестроительным центром на Тихоокеанском побережье Америки. Его с гордостью называли Адмиралтейством. Здесь был создан первый на американском Западе пароход. Один из построенных пароходов "Мюир" был продан в Сан-Франциско и явился первым паровым судном, плававшим в Тихом океане. Некоторые из построенных в Русской Америке судов использовались американскими тихоокеанскими пароходствами до конца XIX в.

Фортификационные постройки воздвигались в молодой колониальной столице постоянно на протяжении всех лет ее развития. В первые годы были созданы хорошо укрепленный центр города и крепость, способная при подходе врага вместить, укрыть все население, что было характерно для древних русских крепостей. На площадке окружностью более 120 м, возвышавшейся над уровнем моря почти на 16 м, поставили двухэтажный с мезонином дом главного правителя, рядом - казарму; их окружала крепостная стена с бойницами. По углам ее возвышались две оборонительные башни, оснащенные 20 артиллерийскими орудиями. К 1820 г. оборонительное сооружение превратилось в неприступный форт уже с тремя рублеными восьмигранными двухъярусными сторожевыми башнями с бойницами. Именно эта крепость и послужила формирующим центром города, именно ее художественно-архитектурный образ влиял на развитие, преломлялся в последующих постройках. Прототипами этих фортификационных сооружений служили русские деревянные остроги, разбросанные в лесах на севере России и в Сибири.

В 1809 г. адмиралтейская сторона была обнесена крепостной стеной с двумя оборонительными вышками. Она получила название "средняя крепость". А к 1831 г., как сообщает К. Хлебников, "на холме отстроена сторожевая будка, на которой поставлено 9 орудий, против колош (так русские называли тлинкито) построена батарея, на кою поставлены 21 пушка и фальконеты" [23], оборонительный тын продолжен на восток до будки с 9 орудиями, а от нее - на юг, что четко очертило границы города. Таким образом, в период интенсивного развития Ново-Архангельск представлял собой крепость, укрепленную несколькими линями, или крепость в крепости. Пространственная композиция молодой столицы увенчана центральным ансамблем на кекуре - историческим центром, вокруг которого развивался город. На немыслимо дальних берегах продолжались традиции русского градостроительного зодчества, закодированные в умах и сердцах, в навыках русских мастеров.

При всей многофункциональности, многоликости Ново-Архангельск оставляет впечатление цельного произведения. Здесь витает дух молодого, напористого колониального города. Город хорошо охранялся - 208 служилых были расписаны по постам, снабженным надежной артиллерией. К 1826 г. в русском поселении насчитывалось уже 49 пушек и каронад, 15 фальконетов, 28 пушек медных разного калибра, на рейде стояли вооруженные суда. Всю ночь обходил офицер караульные посты. Всю ночь откликались на пароль часовые. Над городом, как средневековый донжон, высилась главная крепость, ощетинившаяся стволами пушек на верхней и нижней линиях укреплений. Первоначально стихийно складывавшаяся структура колониального заселения с годами совершенствовалась, приобретала черты продуманной с стройности. [23].

Оторванность русских колониальных владений в Америке от метрополии затрудняла включение их во внутренний рынок и побуждала РАК к созданию самостоятельной прочной экономической базы. Основной товарной отраслью хозяйства была добыча морских и пушных зверей. Наряду с этим поселенцы построили в нескольких портах судоверфи, основали добычу и обработку железной руды, меди, каменного угля, кирпичные заводы, мельницы, лесопильни.

До 1836 г. рост столицы наращивался в основном за счет плотности застройки в постоянных границах города. К 60-м годам жилой район был открыт для развития в северо-восточном направлении. Активное развитие Ново-Архангельска и расцвет строительства приходятся на 30-50-е годы XIX в. К числу построек, сооруженных с 1840 по 1845 г., принадлежат новая пристань на каменном фундаменте, вооруженная 12 орудиями, составляющими нижнюю батарею порта, колониальный магазин, лютеранская церковь, общественный клуб, казармы для женатых нижних чинов, пороховой погреб, общественная прачечная, пильный завод и мельница. При заводе устроены строгальная машина, машина для делания брусков, карнизов, оконных рам и деревянной черепицы. [24].

Наиболее ярко своеобразие юрода проявилось на адмиралтейской стороне, что было определено функциональными связями молодой столицы. Просторная приморская площадь, окружная свободно расположенными зданиями разного назначения, спускаясь к воде, получала свое продолжение в бухте и замыкалась пристанью. Цельность этой градостроительной структуры исходила от моря, от гавани, от их значения в жизни Ново-Архангельска. Именно здесь были сосредоточены здания, связанные с доставкой, торговлей, обменом, хранением "мягкой рухляди". Именно сюда причаливали корабли, приносившие радостные или печальные вести, долгожданные товары и продовольствие. Портовые строения в пристани постоянно подновлялись. Верфи содержались в хорошем состоянии, достраивались новыми эллингами, мастерскими пильными и плотницкими, кузнечными и многими другими. Ново-архангельские шлюпочные мастера славились постройкой отличных гребных и парусных судов: галиотов, шхун, баркасов, вельботов, гичек и яликов разной величины. Обустройству складов, магазинов, амбаров, пакгаузов уделялось особое внимание, но и их недоставало. [25]

Иногда мастерские располагались в первых этажах жилых компанейских домов, как в сибирском подклете, нижнем этаже деревянного здания, выполнявшем хозяйственные функции. Хозяйственно-промышленные постройки Ново-Архангельска носили (кроме судостроения) прикладной и обрабатывающий характер.

Анализ исторического градостроительного развития Ново-Архангельска подтверждает характерное для русских городов понятие центра, от которого растут примыкающие к нему основные элементы городской застройки. Жилые районы Ново-Архангельска имеют принципиально различные объемно-планировочные характеристики, сформировавшиеся на определенной социально-исторической почве. Главный район - структура, включающая исторический градообразующий центр, т.е. крепость с домом правителя на кекуре, и прилегающие к ней территории, несущие оборонительную, портовую, адмиралтейскую функции. Он образован комплексными компанейскими сооружениями: одно-, двух-, трехэтажными бревенчатыми домами простой и лаконичной постройки. Всеми зданиями здесь владела могущественная Российско-Американская компания. Многие сооружения в районе, границей которого служили стены средней крепости, строились как склады, арсенал, училище, мастерские и пр., а некоторые - как казармы, жилой барак для семейных служащих. Кроме того, мастерские, склады частично использовались под жилые помещения. Благодаря этому и днем, и ночью почти во всех зданиях, тем более в оборонных, находились люди. Многофункциональное использование построек было характерной чертой деревянного зодчества России.

Жилые компанейские дома предназначались для проживания чиновников, офицеров, промышленников. Они строились размером в плане 12x8 сажен с сенями, внутренними лестницами. Для них определялся срок годности в 12-20 лет, и принимались меры для сохранения "прочности тем, что строены из тесаных брусьев, а не из круглого леса, и не рубили в углы, каждый год покрывали предохраняющим от гнилости составом, примешивая для цвета мела или охры." [26]. Казарма предназначалась для артельных служилых людей, а барак (компанейский одно- или двухэтажный дом) - для семейных. Он был разделен на несколько комнат, имел горницу и парадную комнату наверху. За годы строительного освоения Америки россиянами сложился стереотип русского колониального дома, который отличался не масштабами своими и затейливостью форм, а строгой красотой и целесообразностью традиционного народного зодчества. Плотность застройки в историческом ядре столицы невелика во все периоды ее эволюционного развития, что позволяло оставлять открытыми площадки, свободными подходы к морю и просматривать разновысокий силуэт архитектурного комплекса.

Облик второго жилого района молодой столицы отличался от первого компактностью, маломерностью элементов, ориентацией на восточный рейд. Он начал расти после 1809 г. вне стен средней крепости, на месте вырубленною леса и бывших огородов. Принцип застройки этого жилого массива носил рекреационный характер. Собор Св. Архангела Михаила послужил для этого района закономерным центром, направляющим развита застройки. Разрывы между домами здесь невелики. Каждый домовладелец стремится иметь участок с хозяйственными постройками и огородами, но надворные участки малы. На улицах уложены деревянные мостки для пешеходов. Вдоль рейда определяется условно прямая улица, остальные -только намечаются, плавно изгибаясь, что напоминало российские посады XVI-XVII вв. Везде видно стремление к обязательному выходу одной из сторон дома на уличный фронт. Каждое строение, взбираясь на холмы, обязательно смотрит окнами в даль океана, туда, где из-за горизонта появляются паруса долгожданных кораблей. Это - район индивидуальных домов "компанейской постройки или частной". Но РАК могла купить их, испытывая недостаток квартир. К сожалению, первоисточники дают крайне мало и отрывочно сведения о постройках этого района. Здесь ставили русскую избу - дом сибирского типа для одной семьи. Строили ее из бревен местной сосны или лиственницы, высушенных в течение года, рубили "в режь", т.е. бревна укладывали не плотно, а на некотором расстоянии одно от другого и "связывали" их между собой только в углах, щели затыкали мхом, травой.

В 1842 г. в этом жилой микрорайоне построен двухэтажный дом русской духовной миссии (или дом священника, который сохранился до наших дней). Здесь же находились больница, лютеранская церковь и другие здания, отличающиеся естественной простотой форм. За русский период жизни деревянной столицы Америки сменились три-четыре поколения ее жителей, но прочно сохранял жилые традиции этот район. Стереотип его, компоновки около церкви Св. Михаила остался неизменным, составив единый ансамбль. Плотность застройки этого района, охваченного крепостной стеной с мощной сторожевой башней на холме, возрастала постепенно. Население Ново-Архангельска было смешанным: русские, немцы, финны, алеуты, креолы и др., а также постоянно увеличивалось.

Особый тип колониальной застройки представляет третий район, находившийся за северной крепостной стеной. Жили здесь индейцы в количестве от 700 до 1000 человек. Жизнь их была связана с охотой на морского и пушного зверя, которого они продавали в крепости или меняли на жизненеобходимые товары. Одноэтажная однотипная застройка расположилась на большом протяжении вдоль берега, как бы сбегая к воде. Интенсивность использования территории в крепости и в индейском поселке резко различна. Специфику расположения зданий, их оформление и полное отсутствие благоустройства следует считать гримасой колониального стиля. Большая часть домов поставлена в один ряд, плотность крайне высокая, бытовых, хозяйственных, подсобных помещений нет. Многие тлинкитские дома имели друскатные крыши, двери абсолютно все открывались в сторону моря, окна отсутствовали. На ночь из Ново-Архангельска выгоняли всех тлинкитов и закрывали ворота, 21 орудие северной батареи было направлено в сторону индейской деревни. На холме над ней возвышалась лишь православная церковь для индейцев. В период торгово-экономического расцвета Российско-Американской компании у ее руководителей появилась забота о строительстве зданий, которые глубже отражали бы архитектурно-строительные традиции далекого отечества. Концентрация в Ново-Архангельске объектов культурного и бытового обслуживания, административно-делового назначения способствовала этой тенденции. Построенный в 1837 г. дом главного правителя усилил позиционную значимость исторической части города. Компактное по конструкции здание своею стройностью, четкими рядами, высотою создавало впечатление устремленности вверх. Этому способствовали пристроенный наверху мезонин с двумя комнатам, остроконечная будка маяка на крыше и флагшток с развевающимся флагом компании. Для строительства дома использовались бревна местной сосны диаметром 30 см, длиной до 24 м. Лаконичный, строгий облик здания отличался простотой и величием. Обзор окрестностей из окон на все стороны света был великолепный: северные экзотические пейзажи, разнообразные природные ландшафты открывались взору.

На первом этаже здания были казармы, "кои вмещали в себе от 40 до 80 работных людей".[27]. На втором этаже находились комнаты главного правителя, планировкой, оформлением интерьеров и функциональным назначением которых распоряжался хозяин. Некоторые современники пишут, что комнаты были "богато отделаны", в них располагалась доступная всем библиотека, насчитывавшая в 1830 г. 1700 томов, русских и иностранных сочинений, хорошее собрание мореходных карт и атласов, в отдельном кабинете чертежи судов, а также музей птиц и животных, бильярдная, музыкальный класс для детей. "При музеуме находится много математических, физических и других инструментов богатой английской работы, кои составляют капитал до 12500 руб." [28].

В большом зале проводили спектакли, детские новогодние праздники, музыкальные концерты, балы, танцы с "ловкими креолками", маскарады, в которых участвовали 100-150 человек, в том числе и "представители народа". Таким образом, новоархангельский дом на кекуре был не только административным, но и культурным центром, притягивавшим к себе разнообразные интересы просвещенных жителей города. В 1840 г. в колониальной столице был учрежден общественный клуб с гостиницей для моряков. Такое многофункциональное назначение дом главного правителя стойко сохранял на протяжении всех лет деятельности РАК, что содействовало созданию архитектурного образа не только "крепости на скале", но и просветительского центра в исторически ценной городской среде. На острове Японском, расположенном в новоархангельской гавани, была построена по предложению Академии наук обсерватория для магнитных и метеорологических наблюдений.

Сосредотачивая на себе деловые, культурные, информативные интересы колонистов, главный дом столицы величаво возвышался над всеми городскими постройками. Следует отметить, что и в Ново-Архангельске, и в Павловской гавани дома главных правителей были расположены выше церковных строений. Такое решение являлось новым для архитектурно-композиционного построения русского города. Неудивительно, что, попадая в новую среду обитания. Некоторые идеи русского народного зодчества подвергались радикальной творческой переработке. В данном случае можно наблюдать одну из особенностей утверждающегося русского Колониального стиля. Правители РАК, субсидировавшие строительство храма, как бы невольно подчеркивали преобладание власти светской (в данном случае колониальной) над духовной.

Первая церковь в Ново-Архангельске была построена лишь к 1806 г., а центр русской православной миссии был переведен в столицу в 1916 г. Тогда же столичная церковь была перестроена как собор во имя Св. Архангела Михаила. В это время к его епархии принадлежали 230 христиан столицы и селения Росс, Озерского и Старинского редутов. В 1831 г. на том же месте у восточного рейда возвысила свой купол над жилым районом города вновь перестроенная деревянная церковь Св. Михаила, в главном повторявшая архитектурно-конструктивные особенности прежнего храма. Еще один раз в 1848-1850 гг. заново строили собор Св. Архангела Михаила, но возвели его невдалеке от старого места - оси главной улицы (ныне улицы Линкольна). На этом месте храм простоял 118 лет, подвергаясь лишь незначительным изменениям.

Современный деревянный собор Св. Архангела Михаила в Ситке, являющийся лишь точно воссозданной копией сгоревшего сооружения, имеет в плане форму греческого креста, купол на восьмерике над перекрестием. Массивный купол увенчан бочкой с луковичной главой и крестом. С запада к собору пристроена колокольня с восьмигранной звонницей и шпилем. Колокольню украшают часы и крыльцо с навесом. Вход в храм - через первый этаж колокольни и сени. Его архитектурно-пространственный образ, чуждый раскольничьему аскетизму большинства деревянных церквей Русской Америки конца XVIII - начала XIX в., внес в городскую среду развивающейся столицы строгую, самобытную красоту, создал новые градостроительные композиции, а величавость придала монументальному объему собора особую выразительность. [28].

В поздний период русского присутствия в этом районе была возведена лютеранская кирха. В документах называют часовней. На ближайшей к собору Св. Михаила улице была построены духовная семинария и сохранившийся дом священника. Застройка района стала более плотной, и вместо огородов поднялись новые дома, у восточного рейда появились новые причалы; жилые дома и хозяйственные постройки поднимающиеся к подошве горы и спускающиеся в северо-восточном направлении.

Во второй половине XIX в. проявились признаки экономического спада в делах Российско-Американской компании, вследствие чего сокращается строительство в Ново-Архангельске. Теперь большей частью не возводятся новые, а лишь реконструируются старые здания. Но город продолжает сохранять свой самобытный колорит. Это было время, когда после окончания гражданской войны организационно-политические структуры США приобрелали устойчивость, когда на берегах Потомака возвысился Капитолий. Для расцветающих восточных штатов Северной Америки аляскинская земля была непознанной провинцией, для наших поселенцев - российской территорией, освоенной огромными усилиями и талантами.

Столица Русской Америки сама опустила флаг в дождливый день 18 октября 1867 г. Без единого выстрела уходили русские люди и корабли, оставляя американцам все созданные их руками поселения и города, крепости и православные храмы, огромную североамериканскую территорию - Аляску, составившую ныне 1/5 часть всей земли США. В истории Русской Америки начался новый период - американский. Ново-Архангельск был переименован в Ситку и оставался столицей Аляски до 1906 г. Затем столицей этой земли стал город Джуно.

В современном городе Ситка из 150 зданий, существовавших в 1867 г., сохранилось лишь 6, в том числе собор Св. Архангела Михаила, дом священника. Все они тщательно охраняются и изучаются Национальной службой достопримечательных мест и строений Аляски. На одной из площадей расположен памятник легендарному в этих местах "железному правителю" А. А. Баранову, Город стоит уже 195 лет. [28].

 

2.3. Форт Росс в Калифорнии

 

Еще одно поселение, которое заслуживает более пристального внимания - это Форт Росс в Калифорнии.

Идея занять земли в Калифорнии, принадлежала Г.Н. Шелехову. Эта идея была подхвачена Барановым, который несколько лет ее лелеял, но долго не мог осуществить, укрепляя свои позиции на Ситке и в других русских поселениях на Аляске. Когда Баранов все же решился на это предприятие, его выбор пал на И. Кусковая Ему была предоставлена полная свобода в выборе места на побережье Калифорнии для постройки селения и крепости. И. Кусков выбрал место несколько севернее устья реки Славянки, позже переименованной в Русскую речку. По распоряжению Баранова экспедиция Кускова отправилась в ноябре 1811 г. из Ново-Архангельска на корабле (шхуне) "?Чириков", которым командовал капитан Бенземан. На корабле были 25 русских промышленных с материалами и инструментами, необходимыми для постройки форта, а также 80 алеутов-охотников с 40 байдарками.

Экспедиция Кускова сначала прибыла в залив Бодега, переименованный Кусковым в залив Румянцева. Залив, хоть и удобный для стоянки судов, оказался неподходящим для постройки селения по той простой причине, что его берега были безлесными. Поэтому Кусков решил обосноваться на крутом, высоком берегу, находящемся в 18 милях к северу от Бодеги, но зато в местности, изобиловавшей прекрасным строевым лесом. Это место Кусков облюбовал еще в прежние свои экспедиции в Калифорнию. Место казалось идеальным еще и потому, что недалеко протекала небольшая река, обеспечивавшая питьевой водой.

Выбрав место. Кусков вернулся в Ново-Архангельск для обсуждения с Барановым деталей основания русского селения. В феврале 1812 г. Кусков вновь отправился в Калифорнию. В марте он окончательно обосновался там со своими "промышленными" и алеутами и начал подготовительные работы для постройки крепости и селения. Они были заложены 15 мая 1812 г. у небольшой бухты, под 38 градусом северной широты и 123 градусом восточной долготы. Постройка домов велась весьма интенсивно. Строились они из местного красного дерева, сорта красной сосны, похожей на лиственницу и называемой здесь "чага".

Формальная дата основания форта - 11 сентября (30 августа по старому стилю). По словам историка В. Потехина, открытие форта сопровождалось пушечной и ружейной стрельбой. Селение "по вытянутому жребию, положенному под икону Спасителя названо было Россом". Он построил вокруг селения крепкую массивную деревянную стену высотой в две сажени (что равняется 14 футам). На двух углах форта, имевшего форму четырехугольника, поставил две двухэтажные башни с амбразурами. Стены были крепкие, толстое, из плах по восьми дюймов толщиной каждая. В книге советской исследовательницы Русской Америки С.Г. Федоровой "Русское население Аляски и Калифорнии" помещен план селения Росс, как оно выглядело в 1817 г., в пояснениях к которому указано, что стены форта были вышиной в три сажени (21 фут). Размеры построенной крепости были 49 сажен в длину (343 фута) и 42 сажени в ширину (294 фута). Постройки крепости находились на высоком берегу над небольшим заливом Тихого океана, на высоте приблизительно 120 футов над уровнем моря. От берега океана к крепости вели 166 ступеней. Для защиты от возможного нападения индейцев Кусков доставил на крепость 12 небольших пушек. Эта ''артиллерия'' была позже увеличена и ко времени продажи Форта Росс, через 29 лет, там находилась 41 пушка.

К 1814 г., через два года после основания селения, все главные постройки крепости были закончены. Внутри стен форта находились все девять строений и колодец, а снаружи было не менее 50 домов, в которых не только поселились алеуты, приехавшие с Кусковым, но и разместились подсобные службы. Внутри форта стоял довольно добротный дом правителя (из нескольких комнат), казарма для "промышленных", склады, арсенал, еще несколько строений и колодец, вырытый на случай осады. В 20-х годах была построена церковь. В. Потехин писал, что внутри крепостной ограды находились еще поварня, кузница и другие мастерские, а вне крепости были сараи для размещения байдарок, баня и скотные дворы.[29].

Среди многочисленных построек снаружи форта были мельницы (одна -на лошадиной тяге), кузницы, кожевенный завод, конюшни, молочная ферма и даже небольшая судостроительная верфь была, пожалуй, самой поразительной постройкой времен Кускова, если принять во внимание довольно примитивные условия существования в селении Росс и недостаток необходимых инструментов и материалов, не говоря уже о том, что все судостроители, по сути, были более или менее самоучками. Таков уж был характер Кускова - где бы он ни бывал, он, прежде всего, старался построить верфь и начать постройку кораблей, зная, как страдали русские колонии в прошлом от недостатка перевозочных средств. Так было и в селении Росс: Кусков сразу же принялся за строительство верфи. Это, в сущности, была первая верфь в истории Калифорнии. За свое девятилетнее пребывание на посту правителя селения Росс Кусков построил ряд небольших судов, пригодных для плавания вдоль побережья Калифорнии и по реке Славянке, и два больших мореходных судна, способных совершать плавание по Тихому океану в Ново-Архангельск и даже через океан на Сандвичевы острова. Эти два больших судна - бриг "Румянцев" водоизмещением 160 тонн и бриг "Булдаков" водоизмещением 200 тонн были построены из прочного калифорнийского дуба.

После возвращения Кускова в Россию другие правители, заменившие его на посту, построили еще два больших мореходных судна: бриг "Волга", в 160 тонн, и бриг "Кяхта", в 200 тонн.

Приходится поражаться тому, как быстро русские землепроходцы смогли приспосабливаться к условиям жизни в новых местах и не только обеспечивать себя продуктами и сносным жильем, "но даже заниматься судостроением, как для себя, так и для своих соседей испанцев, для которых они строили небольшие суда - баркасы. За время короткого существования селения Росс там было построено несколько плоскодонных судов для испанцев, использовавших их для плавания по рекам Калифорнии.

Как видно, испанцы во многом полагались на русских умельцев из Форта Росс. Испанский земледелец в Калифорнии генерал Валлейо писал в воспоминаниях; что побывал в апреле 1833 г. в Россе, чтобы приобрести там оружие, боевые припасы и даже одежду для испанских солдат. Испанцы из Сан-Франциско и других миссий часто посылали туда оружие, замки и инструменты для починки ею русскими мастерами. [30].

Теперь нет никакою сомнения в том, что русские колонисты крепости Росс под руководством Кускова обосновались гам надежно и со всеми удобствами. Ко времени отъезда Кускова крепость Росс представляла собой зажиточную и благоустроенную колонию, ни в чем не нуждавшуюся и регулярно посылавшую в Ново-Архангельск провизию и все добываемое охотничьими промыслами. В окрестностях крепости было до 50 огородов, не говоря уже о том, что там были хлебные поля, засеянные пшеницей и рожью. К концу правления Кускова в колонии насчитывалось более двух тысяч голов скота - коров, лошадей, коз, овец и свиней. Кроме того, колония была обеспечена фруктами. В 1814 г. были посажены персиковые деревья. Капитан Гагемейстер привез из Перу виноградные лозы. Вскоре во фруктовых садах крепости Росс выросли яблони, вишневые и персиковые деревья, вокруг домов прекрасно привились роскошные розы, привезенные из испанских колоний. Самый большой фруктовый сад находился на расстоянии трех четвертей мили от селения, позади него, на склоне горы, приблизительно на высоте 500 футов над уровнем моря. После посещения форта Росс в 1833 г. генерал Валлейо писал, что там уже было 400 фруктовых деревьев и не менее 700 виноградных лоз. [30].

Форт Росс был самым южным пунктом проникновения Российско-Американской компании на побережье Америки. Правда, еще дальше на юг, на островах Фараллон, как уже упоминалось, охотники на морского зверя построили довольно примитивную станцию, где они жили только в сезон охоты на морских котиков. Эта станция была ликвидирована в 30-х годах.

Кусков во время своего пребывания в Калифорнии (с 1812 по 1821 г.) принял все меры к тому, чтобы его люди жили в сносных условиях и были обеспечены доброкачественной пищей. Его собственный дом имел даже стекла на окнах, что было тогда большой роскошью. Другим предметом роскоши было пианино - еще одна слабость Кускова и его жены. Большую помощь в управлении фортом оказывала Кускову его жена Екатерина Прохоровна. Позднейшие исследования позволяют предположить, что Кускова была по происхождению индианкой или креолкой. Отсюда, вероятно, и ее способности к местным языкам и диалектам. Вначале она занималась грамотой с алеутами и их детьми, а потом и с индейцами, с которыми у нее установились самые дружеские отношения.

Морской офицер Дмитрий Завалишин, вспоминая свое путешествие в Калифорнию в 1822—1824 гг., писал: "...мы имеем свидетельство нашего мореплавателя, знаменитого Головнина, о том, что испанцы, вопреки всяких правил, поступали с индейцами самым жестоких образом, ловили их арканами, как диких зверей, заковывали в железо и употребляли в тяжкие работы../'. Потому испанцы, по мнению Головнина, "никуда не смеют идти или ехать без вооружения, потому что в таком случае жители напали бы на них и пойманных непременно всех перебили... ". [31]. Часто случалось, что они и вооруженных испанцев убивали потихоньку из-за кустов, напротив того, русские стрелки из селения Росс ходят поодиночке в лес для охоты на диких коз, и даже ночуют у индейцев, без всякого опасения и вреда.

Историк селения Росс В. Потехин писал в 1859 г.: "Российско-Американская компания, основывая Форт Росс, имела а виду то обстоятельство, что со временем здесь можно будет развить земледелие и молочное скотоводство до такой степени, что хлебом и молочными изделиями можно будет снабжать не только Русскую Америку, но и Камчатку и Охотское побережье".[32]. Если бы этого удалось добиться, то значительно сократились бы расходы на организацию кругосветных плаваний, военные корабли привозили бы только необходимое снаряжение и припасы.

Но уже в первый год выяснилось, что место для устройства селения было выбрано не совсем удачно. Близость к морю делала почву непригодной для хлебопашества, пушной и морской промысел был также неважный, а плохая гавань затрудняла стоянку судов, которые вынуждены были становиться на якорь на рейде.

Опыты хлебопашеству, таким образом, не оправдали надежд. Причина такого посредственного урожая, по мнению Кускова, заключалась во множестве птиц, причинявших большой вред зерну. Но зато картофель, репа, салат, капуста, горох, бобы, тыквы, дыни, арбузы и другие огородные овощи родились в изобилии, и большая часть их произрастала во всякое время года. В таком же духе описывал свое посещение Форта Росс в 1817 г. капитан В.М. Головнин: "Земля производит здесь в изобилии многие растения; теперь у г-на Кускова в огородах родится капуста, салат, редька, морковь, репа, свекла, лук, картофель, даже созревают на открытом воздухе арбузы, дыни и виноград, который он недавно развел. Огородная зелень весьма приятного вкуса и достигает иногда чрезвычайной величины, например, одна редька весила 1 пуд 13 фунтов. Особенно плодлив картофель: в Россе обыкновенный приплод от одного яблока - сто, а в порту Румянцева (залив Бодега) от одного же яблока родится 180 и 200, и притом садят его два раза в год".[33]. Таким образом видно, что, хотя огородное хозяйство в Россе процветало, главная отрасль земледелия - зерновые - из-за климатических условий давали мизерный урожай. Большой помощи зерном русским владениям на Аляске селение Росс не оказало.

Другой историк селения Росс, Н. Вишняков, пишет: "Гораздо лучше земледелия в Россе развивалось скотоводство. В 1821 году в Россе числилось 187 голов рогатого скота, 736 голов овец, 124 свиньи. В 1833 году было уже 1300 голов рогатого скота. За последние 15 лет из Росса было вывезено в Ново-Архангельск более 6000 пудов солонины и 500 пудов масла, не считая сала, кож, шерсти и т.п. продуктов. Затем обитатели Росса занимались в небольшом количестве охотою и промыслами, кораблестроением, которое пришлось, впрочем, оставить по непригодности для морских построек местного леса, рубкою леса, садоводством: разводились персики, яблоки, груши, виноград, арбузы, овощи и т.п. [33].

Несмотря на обилие плодов земных, полную Обеспеченность русских колонистов и теплый климат (чем не могли похвастаться ни Ситка, ни Кадьяк), жителям Форта Росс приходилось много и изнурительно работать. Работали не только алеуты и нанятые из соседних племен индейцы, но и сами русские. Русские "промышленные" работали наравне с алеутами. Так же должны они были ходить на морской промысел на утлых байдарках, так же во время неожиданных штормов гибли в море, стараясь добыть как можно больше морского зверя, которого требовала контора в Ново-Архангельске под нажимом, в свою очередь, правления компании в Петербурге. Но с каждым годом охотиться было все труднее - морской зверь стал исчезать. Правда, промыслами занимались главным образом алеуты, русские же промышленники осуществляли преимущественно контроль за промыслами, как гак называемые "байдарщики", и "партовщики". [34].

В то же время отдельные русские, и среди них Кусков, побывавшие в испанских миссиях, особенно в Сан-Франциско, видели, что сами испанцы никаким физическим трудом не занимались, даже простые солдаты. Вся физическая работа в миссиях была возложена на несчастных индейцев, которых испанские миссии держали на положении крепостных. Испанцы жили в довольстве, ели, пили и веселились. Контраст их жизни с жизнью русских "промышленных" был большой, и жизнь в миссиях казалась заманчивой. Нет поэтому ничего удивительного, что были случаи "дезертирства" русских. Правда, случаи побега из Форта Росс были редки. Чаще сбегали русские с кораблей компании, прибывавших с Аляски и заходивших иногда в испанские порты Калифорнии.

Нелегко было Кускову в основанном им селении устанавливать дипломатические отношения с испанцами. Испанские миссии постоянно требовали ухода русских с незаконно занятых ими территорий, якобы принадлежавших испанцам. Ничем другим, кроме протестов, испанцы воздействовать на русских не могли. Слишком малы были их военные силы в Калифорнии. Кускову постоянно приходилось вести переговоры с испанцами, оттягивать дело, ссылаться на администрацию в Ново-Архангельске, говорить, что вопрос об основании селения Росс должен разрешаться высшими властями в Петербурге и Мадриде и что Кусков, дескать, только исполнитель распоряжений правления компании и не имеет полномочий разрешить этот спорный вопрос.

Несмотря на все протесты и неприятности, лично Кусков тем не менее установил довольно хорошие отношения с испанцами. Он часто посещал миссию в Сан-Франциско, где покупал вначале семена, скот, продавал баркасы. Испанцы обыкновенно особенно охотно покупали инструмент, лопаты, топоры, пилы.

Для того чтобы как-то "оформить" свое пребывание на берегах Калифорнии, Кусков решил получить "документ" от индейцев. И это ему удалось, когда в, 1817 г. в селение Росс на корабле "Кутузов" прибыл капитан Гагемейстер. Он-то и составил акт о передаче земель селения Росс во владение русским. В акте говорилось, что индейцы "очень довольны занятием сего места русскими, живут в безопасности" от других индейских племен, что эта территория прежде принадлежала им, но добровольно уступлена ими русским. Индейские вожди Чу-гу-ан, Амат-тин, Гем-ле-ле и другие "подписали" этот акт, т.е. попросту оставили на нем отпечатки пальцев.

После смены администрации в Ново-Архангельске и отъезда Баранова Кусков также покинул свой пост и уехал на родину в городок Тотьму, где умер в 1823 г. Похоронен он был на территории Спасо-Суморинского монастыря, но со временем могила его пришла в запустенье, и сейчас точное место, где он похоронен, неизвестно.

После отъезда Кускова Форт Росс существовал еще двадцать лет, управляли им люди, назначаемые из Ново-Архангельска. Все эти годы жизнь в селении Росс шла своим чередом. Наезжали туда иногда и правители Русской Америки. В 1833 г. там побывал барон Врангель, тогдашний правитель русских владений в Америке. Он писал, что в селении Росс население составляло 199 человек, из них 128 мужчин. Русских было всего 41 человек, 42 алеута, остальные креолы.

В промежуток времени между правлением Кускова и Ротчева бортом Росс руководили еще три правителя: Карл Шмидт (1821- 1825), П. Шелихов (1825-1829) и П.С. Костромитинов (1829-1836). Период правления Александра Гавриловича Ротчева (1836-1841) оставил самый яркий след в истории этого селения и в Калифорнии. Ротчевы были людьми образованными. В крепости Росс они постарались окружить себя привычной обстановкой. Они собрали приличную библиотеку на русском, французском и немецком языках, в доме было пианино, чудная мебель. Иногда они устраивали приемы, на которые приезжали гости из испанских миссий Duflot de Mofras, посетивший Форт Росс в 1841 г., писал, что дом Ротчевых был обставлен с большим комфортом, чем даже дом губернатора Калифорнии в Монтеррее. В доме звучала музыка Моцарта и гостей угощали прекрасными французскими винами из собственного погреба. [35].

Но, к сожалению, форт как земледельческая база русских владений на Аляске не оправдал надежд. Поставки зерновых становились с каждым годом все меньше и меньше. В 1817 г., по сведениям В. Потехина и А.И. Алексеева, капитан Гагемейстер, посетивший Форт Рисе па фрегате "Кутузов", вывез в Ново-Архангельск 1396 пудов пшеницы, 995 пудов ячменя, по 200 пудов бобов и гороха и 144 пуда соли.[36].

С 1826 по 1833 г., т.е. за восемь лет, из форта было вывезено всего только 6 тыс. пудов зерна (пшеницы и ячменя), что в среднем составляет только 750 пудов в год. Урожайным оказался 1832 г., когда в Ново-Архангельск было вывезено 1500 пудов зерна. В животноводстве, наоборот, произошло заметное улучшение по сравнению с 1817 г., когда в Форте Росс было только 223 головы рогатого скота. В 1833 г. там насчитывалось 719 голов рогатого скота, 605 баранов и овец, 415 лошадей и 34 свиньи, т.е. всего 1773 головы. [36].

Д.Г. Ротчев принял энергичные меры по спасению Форта Росс, и, хотя урожаи оставались низкими, ему удалось закупать зерно у испанцев. Так что за последние четыре года он смог отправить в Ново-Архангельск 9918 пудов пшеницы, 939 пудов ячменя, 20 пудов ржи, 100 пудов сухарей, 243 пуда гороха, 246 пудов гречихи, 09 пудов фасоли, 38 пудов кукурузы и многое другое.[36].

Другим занятием жителей Форта Росс была добыча морского зверя, главным образом котиков. Но неограниченная охота, в особенности так называемыми бостонцами привела к тому, что этот зверь почти исчез. Бостонцами в то время называли американских корабельщиков, занимавшихся торговлей и промыслами в Тихом океане. Они были главным образом из Бостона - тогдашнего центра американского кораблестроения и торговых морских компаний.

Существование Форта Росс стало делом убыточным. Правление компании не думало об имперских интересах Государства Российского. Им ближе были другие интересы - получение барышей, а форт не только перестал приносить барыши, но стал просто бременем. Решено было от него отказаться и, если возможно, продать испанцам, а если нет, то покинуть насиженное место, а населению вернуться на Ситку. Но в селении Росс, просуществовавшем почти 30 лет, были люди, которые там родились, выросли, женились и завели собственных детей. Для них Форт Росс был домом, родиной. И конечно, "возврат" в чужой Ново-Архангельск многих жителей форта совсем не прельщал.

Ротчеву пришло распоряжение ликвидировать форт в кратчайший срок. 4 сентября : 1841 г. он приехал в имение швейцарца Суттера, иммигранта, человека весьма авантюристической складки, и предложил ему купить у русских Форт Росс со всем имеющимся в нем имуществом. Делал Ротчев это не совсем охотно. Он предпочел бы продать Форт Росс испанцу, генералу Валлейо, с которым был дружен и которому и было первоначально сделано предложение - за месяц до сделки со швейцарцем Суттером. Но Валлейо полагал, что положение русских вынудит их оставить форт на произвол судьбы, поэтому затягивал переговоры. Сперва он предложил мизерную сумму в 9 тыс. долларов и за форт, и за все имущество. Потом началась отсрочка за отсрочкой. Ротчеву наконец все это надоело, и он предложил все Суттеру, который согласился купить форт за 30 тыс. долларов.

12 декабря Ротчев приготовил для Суттера окончательный текст контракта, который был доставлен в Сан-Франциско местному агенту Российско-Американской компании Костромитинову, а 13 декабря контракт был подписан обеими сторонами. 31 декабря 1841г., в канун Нового года, русское население навсегда покинуло Форт Росс и выехало на бригантине "Константин" в русские владения на о-ве Ситка. Суттер, подписав контракт на покупку Форта Росс за 30 тыс. долларов, обязался выплатить деньги в четыре срока, с перерывом в один год между платежами. За эту сумму, которую он, насколько известно, никогда не выплатил, он получил все постройки Форта Росс, а также все пушки и амуницию форта. Кроме того, он приобрел весь скот (3540 голов), сельскохозяйственные орудия (40 борон, 47 плугов, 5 четырехколесных и 10 двухколесных повозок и т.д.). Уехав из колонии, русские оставили там свои сады, в которых в год продажи форта Суттеру было 207 яблонь, 29 персиковых, 10 грушевых и 8 вишневых деревьев.

Ко времени ликвидации форта там жили 218 человек, из них 134 мужчины и 84 женщины; согласно записям последнего года, дворян и чиновников - 3 мужчины и 3 женщины, россиян - 45 мужчин, женщин не было, креолов- 31 мужчина и 51 женщина, алеутов - 38 мужчин и 13 женщин, крещеных индейцев - 17 мужчин и 17 женщин. [37].
Покинув Форт Росс, русские оставили там не только сады и строения, они посеяли семена русской культуры и традиции, передававшихся потом как эстафета из поколения в поколение вплоть до наших дней. Исследователь Форта Росс А.Ф. Долгополов, посетивший племя индейцев, живущих на землях, соседствующих с фортом, обнаружил в словаре индейцев такие русские слова как молоко, порох, пшеница, ложка, чулки, кошка, яблоки, вино, табак, нос, хмель и другие, а также некоторые русские слова в искаженном виде: корошо (хорошо), ого (огонь), чайо (чай), иичо (яйцо), супо (суп), ивиты (цветы) и много других. Форт Росс явился еще одной вехой в истории освоения Северной Америки.[38].

 

Заключение

 

Завершая работу следует отметить, что на начальном этапе поселения в Русской Америке возникали и исчезали довольно стихийно, не опираясь на какой-либо план. Создавались они, в основном, как перевалочные базы для различных промысловых компаний, и когда промысел в этих местах заканчивался, исчезали, жизнь в них угасала. На более позднем этапе, связанном с появлением на Аляске компании Г.Н. Шелехова-Голиковых, можно проследить определенные закономерности возникновения поселении: 1) Поселения появлялись по-прежнему в основном в промысловых районах, но т.к. компания Шелехова-Голиковых с самого начала рассчитывала на долгосрочное существование, то данные поселения представляли уже собой сеть опорных пунктов на основных промысловых путях; 2) Места для поселений выбирались в лесистой местности (т.к. основным строительным материалом было дерево) и чаще всего на холме, чтобы заметить приближающегося противника. Здесь строители опирались на опыт строительства укрепленных пунктов в России, 3) Существовала определенная иерархия поселений. Главными поселениями соответственно становились крупнейшие порты, а небольшие поселения, особенно одиночки, возникали в довольно больших количествах, но очень быстро исчезали, исчерпав свои функции; 4) Города строились без определенного плана или схемы, лишь со временем приобретая определенную планировочную структуру. Анализируя структуру и развитие крупнейших городов, можно отметить, что русские люди старались строить поселения, опираясь на строительный опыт России, стараясь приспособить свои знания под мятные условия и строительные материалы. Так, например, Ново-Архангельск своей планировкой очень напоминает типичные русские города, в центре которых находилась крепость, вокруг которой группировались с разных сторон жилые и общественные здания, 5) Типология русских поселений в Америке не так разнообразна, как в России, но все поселения возникали, неся строго определенную функцию и, потеряв ее, очень часто исчезали.

Также нужно отметить, что изначально поселения возникали на Тихоокеанском побережье и на островах, но с 1830-х годов русские стали осваивать, в основном внутренние районы Аляски (т.к. на побережье стал исчезать промысловый зверь, а также русских теснили американские и английские компании), и соответственно поселений этого времени на побережье значительно меньше. В целом я бы выделила 3 этапа возникновения поселений в Русской Америке: 1) Возникновение небольших временных опорных пунктов промысловых компаний; 2) Возникновение иерархически сложившейся сети населенных пунктов на Тихоокеанском побережье; 3) Смещение сети поселений во внутренние районы Аляски.

Прошло уже почти 132 года со дня продажи Аляски. Но само название Аляска закрепилось здесь не так уж давно. Сначала эта территория называлась Русская Америка. Даже сейчас по прошествии большого отрезка времени русская культура остается частью жизни Аляски, а сами аляскинцы воспринимают русский период как часть своей истории. Русская Америка поменяла своего хозяина, но история не поддается замене - прошлое есть прошлое. И оно живо в памяти аляскинцев. Имена русских мореходов, тех, кто управлял, просвещал, совершал добрые дела, остаются в названиях островов, заливов, улиц, гостиниц. В США находится громадный архив Русско-Американской компании, русской православной церкви. Ученые, деятели духовенства, представители эмиграции продолжают исследовать русский период освоения Америки, общую главу истории России и США.

Достаточно много современных американских городов основано на месте исторических русских поселений. Но некоторые американские (ныне) города в прошлом были русскими, построенными российскими колонистами. И, конечно же, самым известным из этих городов является Ново-Архангельск или Ситка, как он называется сейчас. С окончанием русского периода развитие, строительство Ново-Архангельска практически остановилось. Некоторое оживление появилось несколько десятилетий спустя, в эпоху "золотой лихорадки''. Но этот небольшой период подъема быстро миновал, и, казалось, Ново-Архаигельск будет забыт. Но у города оказался богатейший клад - его русская история. Со всех уголков света отправляются туристы в Ситку, чтобы своими глазами увидеть столицу Русской Америки. А каждый год в день продажи Аляски США американская Ситка вновь становится русским Ново-Архангельском, и повторяется церемония передачи города новому владельцу. Очень бережно относятся аляскинцы к истории Ситки, стараются сохранить архивы и уцелевшие постройки.

Но некоторые города постигла совсем другая судьба, и многие из них уже невозможно найти на карте. В этом плане немного больше повезло форту Росс." Благодаря самоотверженной работе, как отдельных лиц, так и организаций, работы по восстановлению Форта Росс продолжаются почти с начала века. Но после продажи это поселение было практически заброшено. Сгорела часовня, были разрушены многие постройки. Работа исследователей и реставраторов после Второй мировой войны не пропала даром, и 8 июня 1974 г. состоялось торжественное открытие Форта Росс. Открытие восстановленной части Форта было обставлено очень торжественно, это был настоящий русский праздник. А 20 июля 1985г. состоялось открытие на участке Форта Росс сооруженного там Центра для посетителей. В настоящее время полностью восстановлены часовня, дом И. Кускова и дома служащих, а восстановительные работы других сооружений продолжаются.

Причудлива судьба русских поселений в Северной Америке. Многие из них исчезли, а многие, продолжив свое развитие, стали настоящим феноменом, сплели в себе две совершенно различные культуры, стали неотъемлемой частью истории двух совершенно противоположных стран, связав их невидимой нитью общего прошлого.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Н.Н. Болховитинов История Русской Америки 1732-1867гг., т. 1, С. 7

2 А.В. Гринев Некоторые тенденции в отечественной историографии российской колонизации Аляски // Вопросы истории - 1994г.- № 11

3 Н.Н. Болховитинов Открытие Россией Северо-запада Америки, С. 15

4 Р.В. Макарова Русские на Тихом океане во 2-й половине 18 века, С. 23

5 С.Ч. Федорова Русское население Аляски и Калифорнии, С. 145

6 Русская Америка: по личным впечатлениям миссионеров, землепроходцев, моряков, исследователей, М. 1994 г., С. 121.

6' Н.Н. Болховитинов История Русской Америки 1732-1867гг., т.1, С.238 и С.Ч. Федорова Русское население Аляски и Калифорнии, С. 146

7 Н.Н. Болховитинов История Русской Америки 1732-1867гг., т.1, С. 457

8 С.Ч. Федорова Русское население Аляски и Калифорнии / ссылка на Полное собрание законов Российской империи, Собр. 1-е, №19030, СПб,
1837г., С.15

9 Русская Америка: по личным впечатлениям...., С. 138

10 С. Ч. Федорова Русское население...., С 168

10' С. Ч. Федорова Русское население Аляски и Калифорнии, стр. 148

11 Н.Н. Болховитинов Открытие Россией Северо-запада Америки, стр. 120

12 А. И. Алексеев Судьба Русской Америки, М., 1994. С. 256

13 С. Ч. Федорова Русское население Аляски и Калифорнии, С. 173

14 Там же, С. 196

15 Там же, С. 197

16 Там же, С. 205

17 А. И. Алексеев Судьба Русской Америки, С. 293

18 Там же, С. 297

18' С.Ч. Федорова Русское население Аляски и Калифорнии, С. 178

19 Русская Америка: поличным впечатлениям..., С. 142

20 Там же, С. 144

21 С.Ч. Федорова Русское население Аляски и Калифорнии, С. 198 21' Там же, С. 199

22 К. Соловьева Столица Русской Америки// Архитектура СССР - 1994г.-№11, С. 96

22' Там же, С.97

23 Там же, С. 98

23' С.Ч. Федорова Русское население Аляски и Калифорнии, С. 203

24 К. Соловьева Столица Русской Америки, С. 100

25 Русская Америка: по личным впечатлениям..., С. 147

26 Там же, С. 148

27 К. Соловьева Столица Русской Америки ..., С. 101

28 Там же, С. 102 28'Там же, С. 103

29 В. Петров Русские в истории Америки, М., 1991. С.36

30 Там же, С. 39

30' Там же, С. 40

31 Там же, С.43

32 Там же, С. 47

33 Русская Америка: по личным впечатлениям..., С. 198

33' В. Петров Русские в истории Америки, С. 49

34 Там же, С. 199.

35 Там же, С. 51

36 Там же, С. 53-54

37 Русская Америка: по личным впечатлениям ..., С.149

38 В. Петров Русские в истории Америки, С.56

 

ИЛЛЮСТРАЦИИ

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

1. Н.Н. Болховитинов История Русской Америки 1732-1867гг. в 3-х томах, т.1 -М., 1997

2. А.В. Гринев Некоторые тенденции в отечественной историографии российской колонизации Аляски// Вопросы истории - 1994-№11

3. Н.Н. Болховитинов Открытие Россией северо-запада Америки, М., 1990

4. Р.В. Макарова Русские на Тихом океане во второй половине 18 века, М., 1971

5. С.Ч. Фёдорова Русское население Аляски и Калифорнии, М., 1971

6. Русская Америка: по личным впечатлениям миссионеров, землепроходцев, моряков, исследователей, М., 1994

7. К.Т. Хлебников Русская Америка в неопубликованных записках, Л., 1979

8. А.И. Алексеев Судьба Русской Америки, М., 1994

9. К. Соловьёва Столица Русской Америки// Архитектура СССР - 1994-№11

10.С.Н. Марков Летопись Аляски, М., 1992

11.В. Петров Русские в истории Америки, М., 1991
 

 


 

Литература:

 

Designed by Семченко Павел, ИС-41