УЧЕБНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПО РЕГИОНОВЕДЕНИЮ

 

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО РЕГИОНА

 

 

Дальний Восток до прихода на его территорию русских людей

 

Открытие и освоение Дальнего Востока стало одним из главных исторических событий России в XVII веке.

Территория северо-южной части Азии, куда входит современный дальневосточный регион, была заселена уже с древнейших времен. Об этом свидетельствуют данные археологии, этнографии, а также письменные источники, среди которых в первую очередь следует отметить китайские летописи. Древнейшие люди на территории Дальнего Востока появились, по мнению историков, в нижнем палеолите примерно 600 – 400 тыс. лет назад. Около 200 тысяч лет до н. э. возникли поселения древних людей на  территории нынешнего Хабаровского края.

Анализ культурного слоя раскопанных стоянок свидетельствует о том, что примерно до конца первого тысячелетия до н. э. древние люди жили в условиях первобытнообщинного строя. Районы Приморья, Приамурья и Забайкалья имели более высокий уровень развития древней цивилизации; южная группа племен знала земледелие и скотоводство. Население Камчатки, Охотского побережья, Сахалина и низовьев Амура занималось в основном охотой и рыболовством. Многочисленные находки усовершенствованного вооружения позволили историкам сделать выводы о межплеменных столкновениях.

В конце I тысячелетия до нашей эры среди племен Дальнего Востока начинается распад первобытнообщинных отношений и происходит образование племенных союзов, сыгравших большую роль в развитии и становлении здесь государственности. Во второй половине VII века на юге Дальнего Востока и в сопредельных территориях складываются прочные племенные союзы, и в начале VIII века возникает государство Бохай (Приморское государство). Оно было основано тунгусскими племенами и располагалось на территории верхнего бассейна Амура, Приморья, части северо-восточного Китая и северной Кореи. Китайские и корейские летописи подчеркивают высокий уровень развития этого государства. Оно делилось на пятнадцать провинций, имело пять столиц, а бохайский повелитель принял титул "священного государя". В 926 г. монгольские племена киданей разгромили Бохай, захватив его значительную часть.

В XII веке племена чжурчжэней создали государственное образование, которое вошло в историю под названием царства Цзинь, что в переводе означает "Золотая династия". Оно пало в XIII в. под ударами монголо-татар, которые уничтожили земледельческую цивилизацию, физически истребили значительную часть населения.

В исторической науке до сих пор не существует единого взгляда по вопросу о социально-экономической природе дальневосточных государств, которые существовали здесь в VIIXIII вв. Часть историков полагает, что это были рабовладельческие государства, другие рассматривают их как переходные от античной формы производства к феодальной.

Начиная с конца XIII века, в южных районах Дальнего Востока наступил период запустения. К XVII веку на обширных территориях Дальнего Востока проживало немногочисленное население, которое делилось на ряд этнических групп. Чукчи, коряки, ительмены, юкагиры, нивхи и некоторые другие народы составляли палеоазиатскую группу. Они характеризовались ярко выраженной общностью грамматического строя языка и разнообразием хозяйственных укладов.

К тунгусо-манчжурской этнической группе относились тунгусы (эвены и эвенки), ульчи, удэгэ, нанайцы, орочи и др. Эти народы вели кочевой образ жизни, занимались охотой и рыболовством.

Третью дальневосточную этническую группу составляли якуты (сахи). Их основным занятиями были оленеводство, охота, рыболовство, скотоводство.

Представители еще одной этнической группы – бурят-монголы – проживали на обширной территории Забайкалья, часть из них были знакомы с земледелием.

Остальные этнические группы – эскимосы, алеуты, айны относились к морским охотникам.

В целом в XVII веке обитатели дальневосточного региона находились на стадии родового строя или зарождения феодальных отношений. Большинство населения составляли кочующие охотники и рыбаки. Некоторое исключение составляли земледельческие племена дауров и дючеров в верхнем Приамурье, бурят-монгольские скотоводы-земледельцы и оседлые скотоводы охотники якуты в бассейне реки Лены.

 Именно в XVII веке движение русского народа на восток привело к открытию и включению в состав России обширных территорий Сибири и Дальнего Востока. Это движение явилось закономерным историческим процессом и было вызвано действием ряда исторических причин.

 

Исторические мотивы и основные этапы 

присоединения Дальнего Востока

 

Главные мотивы  продвижения русских людей на восток следует искать в развитии социально-экономических отношений в России в XVII веке. Это было время активного проникновения в экономику России товаро-денежных отношений, усиления обмена между областями страны,  формирования единого всероссийского рынка. В таких условиях страна нуждалась в новых территориях как источниках сырья и рынках сбыта. Пушнина, которой были богаты дальневосточные и сибирские земли, служила источником пополнения государственной казны и способствовала росту доходов промышленников и купцов.

Наряду с экономическими, были и социально-политические причины, подвигшие русских людей на восток. В XVII веке происходит резкое усиление социальной напряженности в стране, связанное с ростом налогов, последствиями смуты и разрушительных войн. С принятием Соборного Уложения 1649 года, произошло юридическое оформление крепостного права, ухудшилось положение посадских людей. Недаром XVII век вошел в историю как век "бунташный", ибо усиление эксплуатации народа вызвало серию городских и крестьянских движений. Стремясь избавиться от гнета помещиков и бояр, народ шел на восток. Особых препятствий добровольному переселению народа правительство не чинило, что было связано, во-первых, с выводом непокорных социальных элементов из центральных регионов России; во-вторых, со стремлением царизма распространить свою власть на новые земли и освоить их для укрепления статуса государства.

Существовали и внешние причины колонизации Дальнего Востока. Барьер враждебных России государств – Швеции, Речи Посполитой,  которые владели Прибалтикой, и Турции, захватившей берега Черного моря, изолировал российскую державу от Западной Европы и других стран. В таких условиях Россия должна была обезопасить свои восточные и юго-восточные рубежи, создав здесь прочный тыл, и искать новые экономические и политические связи на востоке.

В совокупности эти факторы и составили исторические мотивы открытия и освоения обширного дальневосточного региона.

В этом сложном процессе историки выделяют ряд этапов, анализ содержания которых позволяет выделить закономерности и особенности колонизации Дальнего Востока.

Первые сведения о землях, расположенных восточнее Урала, были получены в середине XI века от новгородцев. Так, в Лаврентьевской летописи содержится рассказ новгородца Гюрата Роговича о походе за Урал. Он отметил, что горы там высятся до небес, и с них "встречь солнцу" текут реки, по берегам которых живут люди, которые охотно меняют меха на железные изделия.

Однако до середины XVI века движение русских людей на восток, носило эпизодический характер. Первый этап открытия Дальнего Востока (вторая половина XVI века) связан с укреплением российского централизованного государства, разгромом Казанского и Астраханского ханств.  Это позволило российским купцам, землепашцам начать освоение обширных пространств  между Волгой и Уралом. В этом их поддерживала государственная власть. Особую активность по освоению зауральских земель проявили промышленники Строгановы.

В 1581 году начался поход отряда казаков под предводительством атамана Ермака Тимофеевича против Сибирского ханства. Результатом ожесточенных  сражений казаков и отрядов хана Кучума стало фактическое присоединение к России Сибири. Уже в начале XVII века Западная Сибирь окончательно вошла в состав российского государства. Так возникли необходимые условия для открытия Дальнего Востока, его земледельческой и промышленной колонизации.

На втором этапе (начало – середина XVII века) произошло открытие Дальнего Востока русскими людьми. Продвигаясь от реки Оби к Енисею, затем к Лене, они вышли к берегам Тихого океана. На пути следования они возводили городки – остроги для сбора ясака и управления населением открытых земель.

Третий этап (середина – вторая половина XVII века) – это включение Сибири и Дальнего Востока в процесс складывания всероссийского рынка. На дальневосточных землях возникали городские поселения, землевладельческие центры. Приамурье стало территорией России; население региона было вынуждено отражать нашествие ряда враждебных племен, а перед российским государством встала проблема обороны присоединенных территорий.

Следует отметить, что история колонизации Дальнего Востока – это история поисков и военных походов, предпринятых по заданиям российского правительства и в то же время это результат походов и разведок, предпринятых тысячами безымянных землепроходцев и мореходов,  не отраженных порою в официальной исторической документации. Историки отмечают значительный вклад в открытия русских землепроходцев и мореплавателей, который внесли местные народы Сибири и Дальнего Востока. Эвенки, якуты, чукчи, нанайцы, удыгейцы чертили примитивные карты на песке и коре деревьев, служили проводниками, мужественно перенося все тяготы и невзгоды путешествий.

Большую роль в колонизации Дальнего Востока сыграли  опорные пункты – остроги (крепости), возводимые землепроходцами в процессе их продвижения на восток.

В 1619 году казаки основали Енисейский острог; отсюда начались походы на реки Ангару, Лену, к озеру Байкал. В 1630 году в верховьях реки Лена был основан Ленский волок, позже он получил название Илимский острог. В 1632 году енисейский сотник Петр Бекетов заложил в среднем течении Лены Якутский острог. Свое название он получил по имени народа, населявшего берега Лены. На рубеже 30-40ых годов XVII века Якутск стал центром продвижения русских людей на восток и распространения их влияния на весь крайний северо-восток Азии. В 1638 году Якутск приобрел статус административного центра Восточно-Сибирского воеводства. Российское правительство определило три основные задачи, которые должны были решать якутские воеводы. Первая из них – расширение территории московского государства на север и восток Сибири. Вторая  - изыскать источники снабжения русского населения Сибири хлебом. Третья – разработка источников полезных ископаемых, особенно золотых, серебряных и свинцовых рудников.

Обозначив данные задачи, правительство предоставило якутским воеводам широкие полномочия, выделило средства для организации целого ряда экспедиций.

Еще до прибытия в Якутск воевод в 1633 году, отряд казаков под началом Ивана Реброва и Максима Перфильева вышел по реке Лене к Ледовитому океану, добрался до устья реки Яны, затем Индигирки и открыл земли, заселенные юкагирами. Одновременно казаки отряда С. Харитонова и П.Иванова проложили через Верхоянский хребет сухопутную дорогу к верховьям этих рек. Благодаря этому, здесь были основаны русские поселения - зимовья Верхоянское   (1638 г.), Нижнеянское  (1639 г.), Подшиверское  (1639 г.), Уяндинское (1642 г.).

В открытии дальневосточных земель велика роль экспедиции под руководством Ивана Москвитина (1639 -1642 гг.). Она занимает особое место в русских географических открытиях на Дальнем Востоке. Ранней весной 1639 года более тридцати томских и красноярских казаков, преодолев таежные реки, Алдан и Маго, перевалили через горный хребет Джугджур, и попали на небольшую приморскую речку Улью. Осенью этого же года они открыли Ламское (Охотское) море. Имеются сведения о том, что члены экспедиции Ивана Москвитина первыми видели устье Амура и узнали о Шантарских островах. Выходом москвитинцев к Охотскому морю был завершен целый этап продвижения русских людей к побережью Тихого океана. Однако современники Москвитина недостаточно высоко оценили его открытие.  Иностранцы же, узнав о выходе россиян к восточным морям, стали осаждать русское  правительство просьбами разрешить им вести торговлю с Индией через Сибирь. Эти предложения были отклонены, Но иностранные ученые еще долго писали о величии подвига русских казаков: "Достойно, право, изумления, что такая горстка людей овладела таким громадным пространством земли. Что же поистине, еще более удивительно, так это то, что и живущие далее племена подчинились царю не потому, что были  покорены силой, но по убеждению купцов и исключительно в надежде на выгоду в будущем от торговых отношений с москвитами"[1]. Значение экспедиции  И.Москвитина, таким образом, состояло в том, что его походом началась эпоха великих русских открытий на Дальнем Востоке.

Важное место в открытии обширных дальневосточных земель принадлежит экспедиции отряда казаков, вольных промышленников и гулящих людей под предводительством Василия Пояркова (1643-1646 гг.). Еще в тридцатые годы XVII века в Якутск стали поступать сведения, которые землепроходцы получили от бурят – монголов о землях даурских. Эти сведения были обобщены якутскими воеводами, которые и послали отряд В. Пояркова на розыски этих земель. 15 июня 1643 года экспедиция В. Пояркова вышла в путь из Якутска. В ее составе были 112 служилых людей, 15 "охочих", 2 целовальника, 2 толмача и 1 кузнец. Поярковцы спустились на дощаниках вниз по реке Лене, затем стали подниматься по Алдану, Учуру, Гонаму и Сутану. Продвижение по горным рекам было очень затруднительным и опасным. На одном из каменных перекатов разбился дощаник и почти все боеприпасы ушли на дно. Поэтому В.Поярков принял решение часть отряда оставить в срочно построенном зимовье, а сам с небольшой группой казаков пересек Становой хребет и вышел к реке Зее, где поставил небольшой острог. И без того тяжелое положение землепроходцев усугубил тот факт, что подошло к концу продовольствие. Казачья разведка установила, что в устье реки Селемжи есть большое укрепленное поселение даур. Часть казаков под командованием пятидесятника Петрова была направлена Поярковым, на штурм городка, но он оказался неудачным. Однако казаки получили продукты и необходимое обмундирование.

Весной 1644 года к Василию Пояркову присоединились успешно перезимовавшие на Гонаме казаки. Воссоединенный отряд в июне 1644 года, спустившись по Зее, достиг могучей реки Амур. Так произошло открытие русскими людьми Приамурья. В августе 1644 года казаки прошли по реке мимо места основания в 1858 году г. Хабаровска.

Василий Поярков дал достаточно полное описание Амура, основываясь как на собственных наблюдениях, так и  "расспросных речах" местных народностей. В своих записях он указал, что в Приамурье живут разные народы: дауры, дючеры, гиляки, натки и другие. Удивило В. Пояркова обилие рыбы в Амуре: "Красной рыбы здесь видимо, невидимо, а оное будто с дурно сама на берег прет".[2]

Зиму 1644-45 гг. Поярков провел на землях нивхов, которые были объявлены подданными царя и обязывались платить ясак. Весной 1645 года отряд В. Пояркова на построенных за зиму ковчегах вышел в Ламское (Охотское) море. Путешествие длилось 12 недель, и 1 сентября 1645 года отряд пришел в Усть-Улью, в острог, основанный И. Москвитиным.

В 1646 году по реке Улье, пройдя горный перевал, затем по рекам Мае, Алдану и Лене отряд вернулся в Якутск.

Значение экспедиции В. Пояркова трудно переоценить. В ходе ее были открыты, исследованы и описаны земли Приамурья, значительная часть которых была объявлена территорией России. Тем самым русские казаки под предводительством Пояркова внесли огромный вклад  в историю великих географических открытий на Дальнем Востоке. Однако результаты похода Пояркова якутские воеводы не оценили, в Москву последовали донесения лишь об убытках экспедиции, потере боеприпасов и гибели людей. В то же время сведения об Амуре и приамурских землях возбудили интерес к новому краю со стороны сибирских промышленников и казаков.

Тем самым были созданы условия для проведения новой экспедиции по изучению Приамурья. Ее возглавил промышленник из Сольвычегодска, вологодский крестьянин по происхождению Ерофей Павлович Хабаров-Святицкий. Экспедиция Е. Хабарова (1649-1653 г.г.) внесла огромный вклад в исследование и присоединение к России земель Приамурского края. Ранней весной 1649 года Хабаров явился к якутскому воеводе Францбекову и подал челобитную, в которой изложил просьбу – разрешить поход на Амур, не требуя при этом провианта и жалования. Разрешение было получено, при этом Францбеков оговорил, что экспедиция будет частным предприятием, но для обеспечения своей доли добычи послал с Хабаровым двадцать служилых казаков. Осенью 1649 года, после длительной и сложной подготовки к походу, отряд Хабарова численностью до 100 человек вышел из Якутска на реку Олекму, перевалил через Становой хребет  и  взял направление вдоль реки Уркан. В феврале 1650 года Е. Хабаров вышел к реке Амур. Здесь, в верхнем течении Амура, экспедиция встретила укрепленные поселения племен даур и дючеров. Хабаров составил подробный отчет о первых итогах экспедиции, на основе его в Москву в Сибирский приказ были посланы сообщения, в которых подробно описывались земли Приамурья, хозяйственные занятия и общественное устройство дауров и дючеров. Е.Хабаров обратил внимание чиновников на природные богатства приамурских земель: здесь "луги велики и пашни есть, а лесы по той великой реке Амуре  темные болшие,  соболя и всякого зверя много… а хлеб в поле родится ячмен и овес, и  просо и горох и гречуха, и семя конопляное".[3]

Воевода Францбеков, передавал донесения Хабарова, обратил внимание не только на богатства новых земель, но и на стратегическое значение для укрепления юго-восточных рубежей страны.

Обладая жизненным опытом и практической хваткой, Е. Хабаров понимал, что незначительные силы русских не в состоянии закрепить приамурские земли за Россией и обеспечить их безопасность: без вмешательства государства здесь не обойтись. Поэтому, оставив часть отряда на Амуре, он в марте 1650 года в сопровождении двадцати казаков отправился в Якутск, куда прибыл в конце мая. Его сообщения о богатствах Приамурья вызвали значительный интерес к новым землям. Отряд Хабарова был практически удвоен, сам он получил звание приказного человека Амурской земли и летом 1650 года вернулся в Приамурье, обосновавшись в даурском укреплении Албазин в верховьях Амура. Весной 1651 года отряд Хабарова численностью 300 человек направился вниз по Амуру. Здесь в районе Хингана казаки обнаружили владения даурского князя Гугуара – три хорошо укрепленные крепости, которые пришлось взять штурмом.

В сентябре этого же года отряд поплыл дальше, и казаки заложили укрепленное зимовье – Ачанский городок. Его местоположение вызывало споры историков. В 1946 году в ходе историко-этнографической экспедиции Хабаровского педагогического института было установлено, что Ачанский городок располагался на мысе Джоари в трех километрах от села Троицкого Нанайского района. В мае 1652 года казаки были вынуждены разрушить Ачанское укрепление в связи с попытками манъчжур захватить Приамурские земли.[4] В самом же отряде произошел раскол: примерно треть казаков, недовольных всевластием атамана Хабарова, покинула его, прихватив часть боеприпасов и казны. В этот период Приамурье приносило казне до 15 тысяч рублей ежегодно, что способствовало привлечению внимания к нему со стороны правительства Алексея Михайловича.

В конце 1652 года Сибирский приказ принял решение направить на Амур 6 тысяч ратных людей и казнить князя Лобанова-Ростовского воеводу Приамурской территории. Но начавшаяся вскоре война с Речью Посполитой за освобождение украинского народа не позволила это решение воплотить в действительность. Поэтому на Амур был отправлен отряд казаков в сто пятьдесят человек во главе с Д. Зиновьевым, до которого дошли жалобы на самовольство Е. Хабарова. Не разобравшись в сути дела, Зиновьев в августе 1653 года арестовал последнего и отправил его в Москву. В конечном счете, Хабаров был оправдан и в 1658 году был направлен в Усть-Киренскую волость приказным человеком. Заслуги Ерофея Павловича перед отечеством неоспоримы. Его экспедиции по приамурской земле способствовали изучению этой богатой территории, накоплению исторических и географических знаний о новых землях, освоению их и включению в состав Российского государства. Именем Ерофея Хабарова названы дальневосточная столица, улицы многих городов и железнодорожная станция в Сибири.

В XVII веке шло активное освоение русскими людьми крайнего севера  востока Азии. Особую роль в этом процессе сыграла экспедиция Семена Дежнева (1647-1650 гг.). Еще в начале сороковых годов XVII века во главе отряда казаков он исследовал бассейны рек Яны, Оймякона и Колымы. На Колыме отряд Дежнева провел три года, собирая в государеву казну ясак с племен юкагиров. Здесь казаки услышали о реке Анадырь, по рассказам местных жителей, несметно богатых землях, где живут неясачные люди. Значительный интерес к новым землям проявили промышленники, на средства которых были построены мореходные кочи и приобретено необходимое снаряжение.

Летом 1647 года отряд С.Дежнева численностью девяносто человек вышел из Нижнее - Колымского острожка в направлении реки Анадырь. До начала похода была проведена большая подготовительная работа, построено 7 кочей. Однако первая попытка выйти в море оказалась неудачной – помешали тяжелые льды, преградившие путь казакам.

Летом 1648 года Семен Дежнев вновь повел отряд в морской поход. Обстановка благоприятствовала дежневцам: на этот раз на 7 кочах казаки вышли в море. В ходе экспедиции С.Дежнев, а так же старшины Анкудинов и Попов на трех кочах обогнули Чукотский полуостров, затем направились на юг – в пролив (ныне – Берингов). По пути Дежнев весьма подробно описал восточную оконечность Чукотского полуострова – "Большой каменный пояс" (его современное название – мыс Дежнева). В поисках реки Анадырь казаки высадились на тихоокеанский берег южнее этой реки, как считают историки – очевидно около Олюторского полуострова. В течение нескольких недель, потеряв часть отряда, дежневцы дошли до реки, где построили зимовье. Им пришлось пережить крайне тяжелую зиму, а весной 1649 года Дежнев с казаками направился на построенных из плавникового леса челнах вверх по Анадырю, где было заложено еще одно зимовье. Почти двадцать лет провел в экспедициях С.Дежнев. За это время были подробно изучены и присоединены к России бассейны рек Колымы, Анадыря и побережья двух океанов – Северного Ледовитого и Тихого. Тем самым Семен Иванович Дежнев продолжил эпоху великих русских географических открытий на Дальнем Востоке.

На земли, открытые Дежневым, Стадухиным, Анкудиновым, пришли новые партии землепроходцев и промышленников. На Чукотке в короткий срок были построены остроги. Это способствовало продвижению русских людей на Камчатку. В свое время  дежневцы услышали от племен, населяющих берега Анадыря, о земле "кончат". Так корякское население называло долину реки Камчатки. Первые землепроходцы появились здесь еще в 40ые года XVII века. Однако изучение и освоение Камчатского полуострова началось с 1695 года, когда в Анадырский острог прибыл  назначенный приказом из Якутска Владимир Васильевич Атласов. Он имел казачий чин пятидесятника и до назначения в Анадырь почти двадцать лет служил в Якутске, хорошо изучил обширные территории Восточной Сибири.

В 1696 году Атласов направил небольшой отряд казаков во главе с Л. Морозко на реку Апуку к корякам. Сведения о новых землях, доставленные казаками, заинтересовали В. Атласова; в 1697 году он сам возглавил экспедицию на Камчатку. Взяв с собой 60 служилых и промышленных людей, 60 ясачных юкагиров, Атласов вышел из Анадырского острога  к Пенженской губе. В течение 2 недель отряд шел по западному берегу полуострова, а затем повернул на восток и пересек хребет. На берегах реки Олютор В. Атласов наложил ясак на местные корякские племена, последние были призваны под "высокую государеву руку". Здесь отряд был разбит на две части: часть казаков под руководством Л. Морозко двинулась на юг, а другая во главе с Атласовым – на запад. Исследуя обширные территории Камчатки, обе части отряда соединились на реке Тигиль, дошли до реки Голыгиной, затем – Ины и отсюда вышли к бассейну реки Камчатки, где проживало относительно многочисленное население ительменов (камчадалов). Племена были обложены ясаком и приняты под покровительство российского государя. Отсюда казаки вновь отправились к побережью Охотского моря и, двигаясь на юг, вышли на земли, курилов – народа, заселявшего юг Камчатки и Курильские острова. Есть сведения о том, что о последних Атласов сообщал: "против первой Курильской реки на море видел, как бы острова есть".[5]

По возвращении из экспедиции Владимир Атласов дал подробное описание Камчатки – географического положения полуострова, природы и климата, а так же обычаев и устоев жизни коряков и камчадалов. До наших дней сохранилось описание вулканов Камчатки: "есть гора подобна хлебному скирду, велика гораздо и высока, а другая близ ее ж подобна сенному стогу и высока гораздо: из нее днем идет дым, а ночью искры и зарево. А сказывают камчадалы: буде человек взойдет до половины того горы, и там слышит великий шум и гром, что человеку терпеть не возможно. А выше половины того горы, которые люди всходили, назад не вышли, а что тем людям на горе учинилось, не ведают".[6]

Немаловажно, что с Камчатки, был вывезен большой ясак – более 600 соболей, лисиц, морских бобров и другой пушнины.

По окончании похода В.Атласов направился в Москву, куда прибыл в 1700 году, был принят с почетом и был вновь назначен на Камчатку "приказным человеком". Его деятельность на этом посту была сопряжена со многими трудностями, что было связано с бунтами коряков, требовавших уменьшить ясак и внутренними противоречиями внутри казачьих групп, которые проживали в изолированных острогах. В. Атласову не удалось справиться с этими проблемами; в 1711 году он был убит казаками в Нижнее–Камчатском остроге.

Избранный на казачьем круге атаман Данила Анциферов и есаул Иван Козыревский продолжили исследование новых земель. В 1713 году из Большерецка по направлению к тихоокеанским островам направилась экспедиция из 55 служилых людей и промышленников и 11 камчадалов. В ходе этой экспедиции И. Козыревский составил первую опись северной части Курильских островов и морского пути вдоль гряды.

Открытие, исследование и начало освоения Камчатки и Курильских островов стали завершающим этапом великих географических открытий русских людей в северо-восточной части Азии.

В начале XVIII века интерес к Дальнему Востоку со стороны правительства России значительно возрос. Преобразование во всех сферах общественной жизни, развитие новых черт в экономике, социальной сфере, рост торговых оборотов – все это резко изменило облик страны, которая теперь в еще большей степени нуждалась в притоке финансов, новых источниках сырья, рынках сбыта товаров, морских путях для активизации торговых операций.

В 1707 году царь Петр I издал указ о срочной посылке экспедиции для прокладки пути через Охотское море. Указ был адресован якутским воеводам, которые предприняли две попытки его реализации. Так, в 1710 году была организована экспедиция во главе с Иваном Львовым для обследования гряды островов Охотского моря. В 1713 году состоялась экспедиция Афанасия Петрова и Ивана Енисейского, цель которой состояла в исследовании морских подступов к Камчатке. Но эти попытки проложить пути через Охотское море нужных результатов не дали.

В 1714 году была снаряжена третья экспедиция во главе с Кузьмой Соколовым, который получил строгий наказ от якутского воеводы – построить суда в Охотске и отсюда плыть на Камчатку к реке Большая. В случае успеха им были обещаны новые чины и большие оклады; в то же время им грозила казнь, если в пути члены экспедиции будут нерадиво относиться к государеву делу. Закончив необходимые приготовления,  в июне 1716 года экспедиция в составе 25 человек на вновь построенном паруснике направилась из Охотска, держа курс на северо-восток. После долгого плавания мореходы подошли к берегам Камчатки и вошли в устье реки Колпаковой (севернее реки Большая). Здесь команда разбила зимовье, а в мае 1717 года вновь отправилась в путь, прибыв в Охотск в июле 1717 года. Таким образом, морской путь на Камчатку был открыт.

В 20-30ые гг. XVIII века район русских исследований на Тихом океане значительно расширился. В 1720 году по указу Петра I на Камчатку прибыла геодезическая экспедиция во главе с Иваном Евреиновым и Федором Лужиным. В течение двух лет они исследовали побережье Камчатки и острова Курильской гряды, довольно точно определив координаты последних. По итогам экспедиции были составлены карта и подробный отчет с результатами исследований.

В октябре 1724 года Петр I подписал указ о снаряжении первой камчатской экспедиции. Перед ней стояла главная задача – исследовать "сходится ли Америка с Азией" или существует пролив, разделяющий эти части света. Как известно, на существование пролива в свое время указали С. Дежнев и Ф. Алексеев, но это открытие принято не было. В ходе геодезической экспедиции И.Евреинова и Ф.Лужина вопрос о проливе так же остался нерешенным. Не менее важной задачей было исследование  северной части Тихого океана: "на … ботах плыть возле земли, которая идет на Норд и по чаянию (понеже оной конца не знают). Кажется, что та земля часть Америки".[7]

Во главе экспедиции был поставлен Витус Беринг, опытный мореплаватель, датчанин по происхождению, которого Петр I в 1704 году пригласил на службу в Балтийский флот. Его помощником был назначен русский моряк Алексей Чириков, выпускник Петербургской морской академии. После детальной подготовки к путешествию 8 июня 1728 года в Нижне-Камчатске был спущен на воду палубный бот "Святой Гавриил"; через несколько дней судно вышло в море, взяв курс на север.

Значение экспедиции Беринга – Чирикова трудно переоценить. Она исследовала акваторию северной части Тихого океана, вновь (после Дежнева) открыла пролив, отделяющий Азию от Америки, подготовила условия для последующего изучения Тихоокеанского бассейна.

Так, в 1732 году морской отряд экспедиции Шестакова – Павлуцкого во главе с И.Федоровым и М.Гвоздевым достиг берега Аляски, окончательно доказал существование пролива между Азией и Америкой, обследовал гряду островов, названных затем островами Гвоздева – Диомида.

В 1733 году начала свою работу Вторая Камчатская экспедиция во главе с В. Берингом. Инструкция о ее снаряжении была подписана императрицей Анной Иоанновной и гласила: "идти к тем островам, кои пошли от камчатского полуденного носу к Японии.… Когда до показанных японских берегов придет, тогда потому же разведать о владычестве, о портах".[8] В составе экспедиции было около 700 человек, объединенных в 8 отрядов. Для проведения исследований Академия Наук выделила трех своих членов и откомандировала в состав экспедиции пять студентов, в том числе будущего исследователя Камчатки Степана Крашенинникова.

Итоги работы Второй  Камчатской экспедиции поистине впечатляющие: с 1733 по 1743 гг.: было проведено масштабное картографирование побережья от Белого до Охотского морей; открыто и описано побережье Аляски и прилегающих островов протяженностью свыше четырехсот километров; основан порт Петропавловский форпост России на северо-востоке страны; положено сообщение между Охотским и  Петропавловским портами. Участник экспедиции Степан Крашенинников провел огромную работу по изучению Камчатского полуострова, подробно описал природные и климатические условия территории, собрал коллекции минералов, горных пород, растений, изучил общественную организацию, быт и культуру местных народов. По возвращении из экспедиции в течение десяти лет он работал над своим классическим трудом "Описание земли Камчатки", который вышел из печати в 1755 году и был переведен на многие языки мира. Это исследование стало неоценимым вкладом в российскую и мировую науку. Другой участник экспедиции Г.Миллер, работал в сибирских архивах, первым обнаружил челобитную С.Дежнева, в результате стало известно, что именно в ходе его экспедиции около ста лет назад был открыт пролив между Азией и Америкой.

Таким образом, Вторая Камчатская экспедиция значительно обогатила науку, укрепила позиции России на Тихом океане. В то же время она положила начало новым открытиям на Дальнем Востоке второй половины XVIII – первой половины XIX веков, закрепившим приоритет российских исследователей в изучении северной части Тихого океана.

В 1743 – 1744 годах Е. Басов и В. Санников совершили плавание к Командорским островам. В 1745 году М.Неводчиков открыл Ближние острова; в 60-е годы XVIII века Степан Глотов стал первооткрывателем группы Лисьих островов. Купец из Селенги А.Толстых подробно обследовал группу восточных островов,[9]  получивших в последствии его имя. В составе его экспедиции были камчатские казаки М. Лазарев и П. Васютинский, которые составили карту этих островов. Последняя была отправлена в Сенат.

В 1766-1769 года прошла Северо-Восточная экспедиция  под руководством капитана II ранга П. К. Креницина и капитан-лейтенанта Н.Д.Левашова, которая положила начало систематическому изучению и съемке Алеутских островов.

Особое место в изучении и освоении северо-восточных территорий Дальнего Востока сыграла экспедиция Г. И. Шелихова, курского купца, с именем которого связывают основание Русской Америки. В 70-е годы XVIII века он развернул широкую подготовку экспедиции – в 1776 году в Охотске был построен корабль "Святой Павел", командование которым Г. Шелихов принял на себя, подобраны участники похода. В ходе экспедиции 1783-1786 годов Г. Шелихов установил добрососедские отношения с местным населением Аляски и прилегающих островов, создал постоянную промысловую факторию на острове Кадъяк, а затем на острове Афотнак и побережья Аляски. В 1787 году он представил проект образования монопольной кампании под покровительством государственной власти для организации промыслов, торговли и хозяйственного освоения новых земель.

Большой вклад в исследование северной части Тихого океана, северо-западного побережья Америки и Алеутских островов внесла экспедиция И. Биллинса и Г. Сарычева. В ходе ее были подробно описаны Алеутские острова, составлена карта внутренних районов Чукотки.

Открытие и начало освоения русской Америки обозначило проблему установления регулярных связей  с мировым рынком сбыта пушнины и с европейской частью страны – основной базой снабжения колонии. Владения Российско-Американской кампании были фактически отрезаны от центра России сибирским бездорожьем, снабжение дальневосточных земель через Сибирь дорого обходилось казне. Поэтому встал вопрос о прокладке кругосветной океанской трассы из Балтийского моря на Дальний Восток.

Первое русское кругосветное плавание было совершено в 1803-1805 годы под командованием И.Ф.Крузенштерна и Н.Ф.Лисянского. Оно было организовано на средства Российско-Американской кампании. В 1803 году два военных корабля  - "Надежда" под командованием Крузенштерна и "Нева" под командованием Лисянского вышли из Кронштадта и, пройдя Атлантический океан, вышли в акваторию Тихого океана, взяв курс на Сандвичевы острова. Затем каждый из кораблей начал самостоятельное путешествие, в ходе которых были открыты новые острова, проведены гидрографические исследования, картографические работы, собран богатый этнографический  материал. Важный практический итог плавания – открытие регулярных морских рейсов в Русскую Америку и на дальневосточное побережье в целом.

Результаты первого кругосветного путешествия стали основой для организации очередных морских экспедиций на Дальний Восток. В 1807 году началась экспедиция на северо-восток страны под руководством Василия Головина. В течение двух лет возглавляемое им судно "Диана" плавало  в русских водах Тихого океана. В.Головин исследовал северо-западные берега Америки, а в 1811 году начал описание Курильских, Шантарских островов и южной части Татарского пролива. На острове Кунашир вместе с другими участниками экспедиции он был взят японцами в плен, где пробыл до осени 1813 года.

В 1817-1819 годах на фрегате "Камчатка" Головин совершил свое второе кругосветное путешествие, в ходе которого обследовал побережье Калифорнии и других земель, относящихся к ведению Российско-Американской кампании.

В 20-30-е годы XIX века историю географических открытий на Дальнем Востоке продолжили Ф. Литке, Ф. Матюшкин, братья Лутковские и другие, проводившие исследования, как в северо-восточной части Тихого океана, так и в других частях земного шара.

В начале XIX века сложившаяся на Дальнем Востоке ситуация вызвала необходимость пересмотра дальневосточной политики России, укрепления ее позиций на тихоокеанском побережье. С одной стороны, потребности внутреннего рынка, успехи в освоении Верхнего Приамурья требовали закрепления России в Нижнем и Среднем Приамурье, возвращения стране ее старых земель по Амуру. С другой – изменилась и международная обстановка, сложившаяся в северной половине Тихого океана. Здесь западные державы сосредоточили крупные вооруженные силы и начали теснить Россию на обоих тихоокеанских побережьях. В 20ые годы XIX века Англия заняла российские земли к югу и востоку от Аляски. В 1839 году были ликвидированы русские поселения в Калифорнии, захваченные США. В результате так называемых "опиумных войн" Англия навязала Китаю неравноправные договоры, открывшие его порты для почти бесконтрольной торговли колонизаторов. Подобную политику проводили США и Франция.

Усиление позиций США и европейских держав в Китае вызвали озабоченность российского правительства. Ситуация осложнялась присутствием иностранных кораблей в Охотском море и организацией англо-французских и американских "научных экспедиций" в Восточной Сибири.

Все это потребовало укрепления позиций России на Дальнем Востоке, а решение этой проблемы связано с возвращением приамурских территорий, так как не исключалась возможность проникновения иностранцев на территорию, оставшуюся неразграниченной по условиям Нерчинского договора. Для обеспечения безопасности русских владений на Дальнем Востоке необходимо было решить вопрос о судоходности устья и лимана реки Амур.

Весной 1846 года экспедиция под руководством А.М.Гаврилова на судне "Константин" провела работы по изучению устья Амура. Однако вопрос о географическом положении Сахалина и возможности входа морских судов устье Амура решен не был.

В решении этих задач велика роль экспедиций Г. И. Невельского, блестящего морского офицера и исследователя. Родом из семьи небогатых дворян, для которых морская служба была традицией, он закончил морской  кадетский корпус, а затем офицерский класс Морской академии. Г. И. Невельской был высокообразованным офицером, поборником гуманного отношения к матросам, человеком слова и чести.

Изучив материалы предшествующих экспедиций и старые русские карты, изображавшие Сахалин островом, Г. Невельской понял ошибочность установившихся взглядов на Амур и Сахалин. Он считал, что именно здесь находится единственный выход России в безбрежные просторы Тихого океана, и развернул широкую подготовительную работу по организации соответствующих экспедиций.

В ходе подготовки он встретился с генерал-губернатором Восточной Сибири Н. Н. Муравьевым, выдающимся государственным деятелем. "Человек с государственным смыслом, без всякого сомнения, умнее, образованнее, честнее всего кабинета совокупно", - писал о нем А.Герцен.[10] Сторонник возвращения России Приамурья, он оказал поддержку и помощь в организации экспедиций Г. Невельского.

Г. И. Невельской возглавил плавание на транспорте "Байкал" (1848-1849 гг.) и Амурскую экспедицию (1850-1855 гг.). В результате исследований было установлено островное положение острова Сахалин, доказана проходимость устья Амура для морских судов, поднят русский флаг в низовьях Амура, на Сахалине и побережье Японского моря. В ходе последующих плаваний, в том числе и судов, находившихся в составе эскадр Е. В. Путятина и В. С. Завойко была доказана судоходность Амура на всем его протяжении, детально исследован бассейн Нижнего Амура, произведена его топографическая съемка, составлена карта Амура. Участники экспедиций собрали ценные сведения о флоре, фауне, этническом составе, быте населения Приамурья и Приморья. Немаловажно, что были обнаружены и исправлены неточности на картах, составленных мореплавателями – предшественниками.

Большое значение имели исследования, проведенные на острове Сахалин, где были открыты месторождения каменного угля, исследованы его водные и сухопутные пути, проведены первые метеорологические наблюдения. Большую роль в изучении Сахалина сыграл самый молодой соратник Г. Невельского – лейтенант Бошняк. Вернувшись с Сахалина, в 1853 году он открыл южнее Де-Кастри залив – Императорскую (Советскую) гавань.

Во всех вновь открытых территориях были созданы русские посты – на берегах озера Кизи; открытой Бошняком гавани, острове Сахалин. В сентябре 1853 года в селении Томару-Анива, Г. Невельской передал прибывшей на Сахалин японской делегации декларацию, где сообщалось: "… На основании трактата, заключенного между Россией и Китаем в городе Нерчинске в 1689 году, остров Сахалин, как продолжение Нижне-Амурского бассейна, составляет принадлежность России. Кроме того, еще в начале 16 столетия удские наши тунгусы (ороки) заняли этот остров. За сим в 1740 году русские первые сделали описание оного и, наконец, в 1806 году Хвостов и Давыдов заняли залив Анива. Таким образом, территория острова Сахалин составляла всегда неотъемлемую принадлежность России".[11]

В период Крымской войны (1853-1856 гг.) участники Амурской экспедиции совместно с эскадрой вице-адмирала Е. В. Путятина защищали  восточные рубежи страны от англо-французской эскадры, напавшей на Петропавловск-Камчатский. Они мужественно держали оборону с лета 1854 года до 3 марта 1855 года. Однако сложное положение, связанное с отсутствием продовольствия и боеприпасов, заставила Н. Н. Муравьева принять решение оставить город и, забрав гарнизон вместе с гражданскими лицами, ранней весной выйти в море. В мае 1855 года русские суда прибыли в Де-Кастри, чтобы оттуда двинуться к устью Амура. Когда преследовавшие их англо-французские войска ворвались в бухту Де-Кастри, то нашли ее пустой (они не знали об открытии Г. Невельского и не подозревали, что суда могут войти в устье Амура, тем более с юга). Так русские суда были спасены от уничтожения.

Результаты Амурской экспедиции способствовали решению спорных пограничных вопросов, послужили основой для заключения Айгуньского трактата (1858 г.), Тяньцзинского и Пекинского договоров (1860 г.), которыми была определена граница между Россией и Китаем по Амуру до устья Уссури, а территории среднего и нижнего Приамурья, Приморья и Сахалина возвращались России. С 60-х годов XIX века началось их интенсивное освоение. В 1858 году была основана Хабаровка (с 90-х годов XIX века – Хабаровск), в 1860 году – город-порт Владивосток.

 

Значение открытия Дальнего Востока

 

Открытие и присоединение дальневосточных земель к российскому государству имело большое прогрессивное значение. Россия стала крупнейшей тихоокеанской державой, значительно укрепила безопасность своих рубежей. Новые территории активно вовлекались в процесс складывания единого всероссийского рынка. На Дальний Восток были привнесены новые более совершенные способы обработки земли и организации животноводства. С конца XVII века здесь стали использоваться и новые для Дальнего Востока виды энергии – сила воды и ветра.

Открытие Дальнего Востока сопровождалось прокладыванием новых путей сообщения, которые соединили Дальний Восток с Сибирью и центральными районами России.

Появление русских людей, по мнению историков, способствовало прекращению междоусобных войн и местных конфликтов.

Русские переселенцы привнесли на Дальний Восток более высокую культуру: письменность, архитектуру, знания в области строительства, медицины, природопользования. В то же время русские люди заимствовали элементы культуры аборигенов, что привело к взаимообогащению культуры и установлению более тесных контактов местного и пришлого населения.


 

[1] Цит. По кн.: Рябов Н.И., Штейн М.Г. Указ. соч. С. 26

[2] Цит. по кн.: Н.И. Рябов, М.Г. Штейн. Указ. соч. С. 29

 

[3] Цит. по кн.: Рябов Н.И., Штейн М.Г. Указ. соч. С. 31

[4] К этому времени манчъжурские войска захватили территорию Китая и устремились на север – в Приамурье, рассчитывая значительно расширить границы своей империи

[5] Цит. по кн.: Рябов Н.И., Штейн М.Г. Указ. соч. С. 54.

[6] Цит. по кн.: Берг Л.С. Открытие Камчатки и экспедиции Беринга. Изд.А//СССР М. – Л., 1946. С. 71.

[7] Ефимов А.В. Указ. соч с. 161

[8] см.: Экспедиция Беренга: Сборник документов. М., 1941. с. 98-101

[9] Речь идет об Андреановских и средних Алеутских островах.

[10] Цит. по кн.: Рябов Н.И., Штейн М.Г. Указ. соч. С. 68

[11] Невельской Г.И. Подвиги русских морских офицеров на крайнем востоке России. М., 1957. С. 237

 

Designed by Семченко Павел, ИС-41