УЧЕБНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПО РЕГИОНОВЕДЕНИЮ

ГЛАВА  6. РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ И НАУКИ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

 

Особенности становления культуры, науки и образования

в Дальневосточном регионе

 

Открытие и хозяйственное освоение Дальнего Востока сопровождалось и культурным освоением. Развитие культуры дальневосточного региона происходило под воздействием общероссийских факторов, в русле отечественной (русской) культуры. В истории развития культуры Дальнего Востока современные исследователи хронологически выделяют несколько периодов. Первый – XVII в. – до 80-х годов XIX в. – это период зарождения и становления русской культуры на Дальнем Востоке и Русской Америке, налаживание культурно-исторических контактов с коренными народами региона. Второй период – 80-е годы XIX – начало XX в. – характеризуется зарождением и развитием профессиональной художественной культуры, развитием науки и образования. Третий период приходится на десятилетия Советской власти (с 1917 – 90-е годы XX в.) и связан с созданием и развитием советской, социалистической культуры. Рассмотрим некоторые характерные особенности этих периодов.

Открытие и освоение русскими людьми Дальнего Востока в XVII в. сопровождалось распространением русской культуры на новых землях и установлением контактов с аборигенным населением. Русские землепроходцы, продвигаясь на восток «встречь солнцу» несли с собой не только домашний скарб, орудия труда, но и язык своей Родины, ее традиции и обычаи. Русская культура проявлялась во всем – и в постройках, созданных на новых землях, и в вере, и в быту, и в просвещении и во всем другом, что представляло сущность русского человека.

В период с 80-х годов XVII до середины XIX века, в связи с потерей Приамурья по Нерчинскому договору (1689 г.) культурное развитие дальневосточного региона протекало, главным образом, в его северной части (Охотское побережье, Камчатка, Русская Америка). Лидирующую роль в распространении русской культуры на новых землях и приобщения коренного населения к русской культуре сыграла Русская православная церковь и ее служители. Это объяснялось, во-первых, тем, что православная религия оставалась главной нравственной опорой русского человека. Во-вторых, профессиональная культура здесь делала свои первые робкие шаги. Кроме того, основу православной религии составляли гуманизм, всечеловеческое начало. Ее заповедями, ее требованиями руководствовались русские первопроходцы, вступавшие в контакт с коренными жителями Дальнего Востока. Служители церкви, как свидетельствуют источники, как рядовые, так и облеченные высоким саном, не жалели ни сил, ни жизни для выполнения своей высокой миссии. Они были уже в первых отрядах первопроходцев. Священники должны были по-христиански провожать отважных землепроходцев в далекий путь и поддерживать в них на новых землях православное благочестие и русскую культуру. Кроме того, осуществляя государственную политику на открытых землях, церковные служители должны были строить церкви, монастыри, проводить христианизацию аборигенного населения. Первые священнослужители прибыли на Дальний Восток в 1639 году вместе с воеводами новообразованного Якутского уезда. Уже в 1671 г. в Албазине и Кумарском остроге были основаны два монастыря священником Гермогеном. В 1681 г. были созданы Селенгинский Троицкий и Посольский Спасо-Преображенский монастыри – центры развития русского православия и русской культуры на востоке страны. В 70-е гг. XVII в. почти в каждом остроге была церковь. Десятки церквей, молитвенных домов, часовен были созданы на Камчатке и в Русской Америке. Так, к 1850 г. в северной Америке и на Алеутских островах имелось 9 церквей, 37 молитвенных домов и около 15 тыс. верующих. С XVIII в. началась активная деятельность православных миссионеров по христианизации местного населения. К 1762 г. Камчатская духовная миссия обратила в христианство основную массу аборигенов (ительменов) Камчатки. Следующая миссия была назначена в 1793 г. в Русскую Америку для крещения алеутов и индейцев. С 1794 по 1796 гг. она окрестила 12 тыс. местных жителей Аляски. Современные исследователи отмечают, что обращение аборигенов в православие и распространение в их среде русской культуры осуществлялись мирными средствами. Однако, в этом прогрессивном процессе были и элементы насилия. В 1796 г. «дикие жители» Аляски убили иеромонаха Ювеналия не за то, что он крестил их, крещение они приняли добровольно, а за то, что он требовал от них отречения от многоженства, уговорил отдать детей в школу.

С приходом русских землепроходцев на Дальнем Востоке стало рождаться просвещение: стали создаваться школы, появилась грамота. Школы стали одним из звеньев в становлении русской культуры на Дальнем Востоке. Особенно интенсивно развивается строительство школ с созданием поселений на новых землях, с формированием городов и других населенных пунктов. Характерно, что школы грамоты создавались не только при церквях, монастырях, но и по инициативе землепроходцев и мореплавателей. В них обучались дети и русского, и аборигенного населения. Так, духовная миссия на Камчатке с 1750 по 1760 г. открыла школы при церквях в Мешурском, Еловском, Парашунском, Ключевском, Шемягинском острогах. В школах детей обучали азбуке, часослову, псалтыри. В целом, в 1760/61 учебном году на Камчатке действовало уже 14 школ с числом учащихся около 300 чел. В этом отношении Камчатка выглядела в середине XVIII в. самым образованным уголком России. В 1740 году на собственные средства открыл школу грамоты участник Второй Камчатской экспедиции Г.В.Стеллер в Большерецком остроге на Камчатке. Подобная школа была открыта в 1740-1741 гг. в бухте св. Петра и Павла по инициативе В.Беринга и А.И.Чирикова.

В первой четверти XVIII в. в ходе осуществления Петром I реформы просвещения на окраинах Российской империи возникали профессиональные учебные заведения для подготовки специалистов для промышленности и флота. На Дальнем Востоке первыми возникли горнозаводские школы. В 1724 г. такая школа была открыта при Нерчинском заводе. В ней обучались дети ссыльнокаторжан, заводских мастеров и подмастерьев. Их обучали арифметике, геометрии и другим наукам. Выпускники школ работали на заводах Нерчинска.  В 1732 г. в Охотске была открыта Навигационная школа в целях подготовки кадров для рождающегося Тихоокеанского флота. В 1754 г. Ф.И. Соймонов создал Навигационную школу из 35 мальчиков в Нерчинске. В Русской Америке промышленные и торговые люди открывали школы, учебные заведения с целью подготовки кадров для Российско-Американской компании. В 1805 г. на о-ве Кадьяк Н.П. Резановым было создано училище для подготовки писарей, мастеровых, куда принимались дети без различия сословий. В 30-е гг. XIX в. в Новоархангельске (совр. Ситка) действовала школа для мальчиков, в которую принимали детей служащих  Российско-Американской компании. В 1839 г. там же было создано училище для алеутов, где обучалось 50 мальчиков и 43 девочки.

В XVII - первой половине XIX в. на Дальнем Востоке зародилась и литература. На ее становление оказали влияние книги, попадавшие на восточные окраины из России различными путями: с экспедициями, переселенцами, духовными миссиями, частными лицами. Это были книги религиозного, справочного, юридического, художественного содержания; книги рукописные и печатные. Уже в XVII в. при острогах, монастырях, школах, учебных заведениях стали возникать библиотеки. Богатую литургическую литературу имела библиотека Воскресенской церкви Албазина. Среди жителей Албазина встречались грамотные люди, знающие не только книгу, но и издававшие их. К ним следует отнести священника Максима Леонтьева, воеводу Албазина Алексея Толбузина, купцов Ушаковых и Нарициных-Мусатовых.

Достаточно  обширной по тематике библиотечкой научной литературы обладали участники Второй Камчатской экспедиции. Академия наук России обеспечивала путешественников литературой по истории, географии, медицине и другим отраслям знания. Историкам известна богатая библиотека почти на всех европейских языках Российско-Американской компании в Новоархангельске.

В XVIII в. на дальневосточной окраине появляются записки, мемуары, письма, посвященные истории края, его природе и населению, о новых поселениях и т.д.  Среди них следует назвать записки « российского купца Григория Шелихова странствование с 1783 по1787 год из Охотска по Восточному океану к американским берегам» (издана в 1791 г.).  Книга вызвала большой интерес читателей. Поэт Гавриил Державин назвал Г.И.Шелихова «Колумбом Российским».

Большое влияние на формирующуюся литературу на Дальнем Востоке оказали декабристы, талантливые литераторы Н.А. Бестужев, Д.И. Завалишин, В.Л.Давыдов и др., оставившие многочисленные записки, мемуары. Творчество декабристов, их высокая гражданственность, протест против угнетения и крепостничества, их вера в светлое будущее, оказали большое влияние на молодую литературу Сибири и Дальнего Востока. Известной фигурой среди писателей XVIII в. на Дальнем Востоке был ссыльный, а затем сибирский губернатор Ф.И.Соймонов (1692-1780 гг.), который в своих произведениях дал подробное описание Нерчинска, Кяхты, Охотского побережья, Камчатки, а также о народах Дальнего Востока и богатых бобровых промыслах на островах Тихого океана.

Важной составляющей духовной жизни русских землепроходцев, переселенцев Дальнего Востока были песни, былины, легенды. Например, у русских казаков в фольклоре сохранились легенды «Страшная беда» (о тяжелых испытаниях, которые выпали на долю казаков, осваивающих в XVII веке Забайкалье), «Про то, как раньше жилось» (о строительстве первых острогов и покорении бурятских и тунгусских племен). Особое место в духовной жизни первопроходцев и переселенцев занимала песня. В песнях, исполняемых от Забайкалья до Русской Америки, всюду, где жили русские люди, отражалась история открытия и освоения Дальнего Востока. В этом плане большой интерес представляют исторические песни «Во Сибирской, во Украине, во Даурской стороне». Эта песня об осаде Кумарского острога маньчжуро-китайским войском в 1655 г. Успешная защита русской крепости показано как событие общенационального назначения. Наибольшей известностью пользовалась «Песнь о переселении на Амур», повествующая о сплавах по Амуру войск и грузов. Особенно богатой была песенная лирика. На Дальнем Востоке встречались практически все разновидности лирической песни. В любовной лирике воспевались: ожидание свидания, неразделенная любовь, разлука, ревность и пр. Основу семейно-бытовой лирики составляли песни о нелегкой женской доле в чужой семье, непосильный труд с утра до вечера, трагедия жизни с «постылым». Обширный пласт составляли шуточные произведения, служившие сопровождением хоровода или пляски. По всему Дальнему Востоку были распространены хороводные песни «Посею лебеду на берегу», «В хороводе были мы» и др. Многие старые песни воспринимались как существенный компонент исторической памяти. Например, весенняя хороводная «Что под Киевом, под Черниговым» напоминала крестьянам о далекой Родине. В целом фольклорные пласты - песни, частушки, необрядовая лирика, заговоры, легенды - являлись общими для казачества и крестьянства, они составляли стержень их духовной культуры, и таким образом помогали сохранять связь с прежней жизнью.

Характерной особенностью становления культуры на Дальнем Востоке было взаимодействие и взаимовлияние культур – русского православного христианства и языческого – аборигенов. Русские люди, оказавшись не только в специфической природно-климатической среде, но и в непривычном этническом окружении, вынуждены были адаптироваться к новым условиям, перенимать у местного аборигенного населения материальную и духовную культуру. Необходимо отметить, что на Дальнем Востоке культуры разных народов друг другу не противопоставлялись. В ходе освоения дальневосточных земель шел активный процесс взаимодействия двух культур: русской культуры с языческой культурой аборигенов. На формы, пути и способы взаимодействия культур оказали влияние этапы, направленность русской колонизации и интенсивность хозяйственного освоения, а также культурная политика России по отношению к аборигенам. Россия была заинтересована в поддержании мирных отношений со всеми аборигенами, а следовательно, на мирное распространение среди них русской культуры, сближение дальневосточных народов с русскими и постепенную их культурную ассимиляцию.

Взаимодействие культур происходило постепенно и поэтапно. На начальном этапе освоения дальневосточных земель (середина – конец XVII.) - первые этнические и культурные контакты русских и аборигенного населения носили эпизодический характер и оказывали минимальное воздействие на культуру аборигенов. В это время русские землепроходцы производили с ними обменные и торговые операции (меняли русские товары на пушнину, продукты питания и т.д.), осуществляли эпизодические крещения отдельных представителей коренного населения, приобщая их к православной культуре. По мере продвижения на восток, расширения и углубления хозяйственного освоения региона менялись направление, формы и способы межкультурного взаимодействия. По мнению исследователей, зонами наиболее активного взаимовлияния культур в XVIII – до середины XIX вв. были районы Камчатки, Русской Америки. Со второй половины XIX– до начала ХХ века центр межкультурного взаимодействия перемещается в Приамурье, Приморье. Основными ячейками влияния русской культуры аборигенов стали школы, библиотеки, монастыри, церкви, которые создавались в регионе первопроходцами, мореплавателями, купцами, промышленниками и служителями церкви.

Рассматривая влияние русской культуры на культуру аборигенов, ученые отмечают, что наибольшие изменения в результате культурных контактов испытала сфера традиционной материальной культуры аборигенов, она обогатилась новыми элементами. Коренные народы Дальнего Востока заимствовали у русских новые сельскохозяйственные культуры, приемы земледелия, отдельные этносы южной части региона переходили к оседлости и перенимали крестьянский образ жизни. В хозяйстве аборигенов стало развиваться животноводство, появились верховые и тягловые лошади. Постепенно все народы Дальнего Востока освоили технику русского срубного домостроения, появились русские печи, а на месте канов стали устанавливать деревянные нары, впоследствии и кровати. К началу ХХ века русская изба стала основным типом жилья. Влияние русской культуры нашло отражение в дополнении к национальной пище в виде муки, крупы, картофеля, овощей. Аборигены заимствовали от русских способы заготовки пищи: засолку, жарение; стали употреблять глиняную и металлическую посуду. Очень скоро коренные народы региона стали перенимать русскую одежду, обувь, а наиболее зажиточные из них (нанайцы, негидальцы) стали носить рубашки-косоворотки, сапоги, кафтаны, фуражки, как русские купцы. Для пошива и украшения одежды широко использовали такие материалы как ткани, нитки, бисер.

Под влиянием русской культуры декоративное искусство всех коренных народностей Дальнего Востока стала во второй половине XIX – начале ХХ в. немного богаче. Особенно сильным было влияние русских в искусстве ительменов, алеутов. Эти народности в декоративном искусстве широко использовали вышивку гладью, русские фабричные ткани, русский бисер. Эвенкийские и эвенские мастерицы очень умело использовали для украшения одежды, сумок, поясов русскую цветную ткань, цветные нитки. С середины XIX века русское влияние стало заметным и в искусстве народностей Амура и Сахалина. Так, нанайцы стали носить рубашки русского покроя, а на традиционных женских халатах можно было увидеть кайму из русской кружевной тесьмы. В домашнем производстве стали использовать плотничьи и столярные инструменты, что оказало свое влияние на совершенствование резьбы по дереву. Наиболее глубоко русская культурная традиция осваивалась коренными народами в результате их христианизации и через систему школьного образования. Создание школ различного типа способствовало проникновению в традиционные духовные культуры аборигенов комплекса европейских научных (математических, исторических, географических, религиозных) знаний. Христианизация способствовала приобщению аборигенов к основам русской культуры, созданию смешанных браков и формированию новых этносов – камчадалов (Охотское побережье, Камчатка), креолов (Русская Америка).

Оценивая результаты межкультурных контактов, необходимо подчеркнуть, что в изучаемый исторический период был накоплен ценный опыт уважительного отношения русских людей к аборигенному населению, стоявшему на более низкой социально-культурной ступени развития. В свою очередь русское население, общаясь с коренными народами, впитывало их культурный опыт, необходимый для жизни в новых исторических условиях. Они научились у аборигенов осваивать новые способы охоты, рыболовства, морского промысла с использованием поворотных гарпунов, пользоваться собачьей упряжкой, широкими лыжами, сооружать хозяйственные постройки – балаганы, вешалы для консервирования и хранения рыбы; научились изготовлять и использовать баты, а также применять лекарственные травы и носить одежду аборигенов, соответствующую сложным природно-климатическим условиям. Сказанное выше позволяет говорить о том, что на Дальнем Востоке уже в XIX в. стала складываться новая социокультурная среда, базирующаяся на русской национальной культуре.

Во второй половине XIX века в развитии культуры дальневосточного региона происходят качественные изменения, связанные с уровнем социально-экономического развития и характером формирования населения региона, а также его геополитическим положением. Во-первых, изменилась география культурного строительства. В отличие от начального этапа освоения Дальнего Востока, когда культурные процессы протекали главным образом на Камчатке, побережье Охотского моря и в Русской Америке, с середины XIX в. центрами культуры стали южные районы: Амурская, Приморская и Забайкальская области. Это объяснялось тем, что Приамурье и Приморье, на основе заключенных с Китаем мирных договоров (Айгунского в 1858 г., Пекинского в 1860 г.), были присоединены к России. В 1867 году Русская Америка (Аляска) была продана Россией Соединенным Штатам Америки. Задачи хозяйственного освоения дальневосточного региона требовали заселения новых российских земель и обеспечения их социально-экономического и культурного развития.

Во-вторых, огромное значение для культурного развития региона имело строительство Транссибирской железнодорожной магистрали (1891-1916 гг.) и КВЖД (1897-1903 гг.). С 1893 г. был открыт морской путь из Одессы до Владивостока. Установление железнодорожной и морской связи Дальнего Востока с Сибирью и Европейской Россией ускорило государственное переселение населения с западных губерний на Дальний Восток и социально-экономическое и культурное развитие региона. Выросла численность населения Дальнего Востока. Она составила в 1905 г. 1 млн. 200 тыс. человек. Из них городское население к концу XIX века в Приморской области составило 22,7 %, в Амурской области – 29,7 % (для сравнения: в Европейской части страны горожане составляли всего 12,8 % населения). Возросло число населенных пунктов: сел, деревень, казачьих станиц, поселков, станций, городов. Наиболее крупными городами  были Благовещенск (основан в 1856 г.), Хабаровск (основан в 1858 г.), Владивосток (основан в 1860 г.). Они стали административными, экономическими и культурными центрами Дальнего Востока на рубеже XIX-ХХ веков.

В-третьих, особенности социально-экономического развития региона повлияли и на формирование культурной среды. Прежде всего в культурном строительстве весомую роль играли не только правительство и местные власти, но и растущая численно дальневосточная интеллигенция – ядро, основа региональной культурной среды. Именно интеллигенция особенно остро выражала общественную потребность в удовлетворении культурных запросов населения. Благодаря ее инициативе в регионе зарождаются все виды профессионального искусства.

Особенностью культурного развития дальневосточного региона во второй половине XIX века – начале ХХ в. было одновременное развитие всех областей культуры и искусства: образования, науки, художественной и музыкальной культуры, театрального дела, то есть шло активное формирование социокультурного пространства этого края. Следует отметить одну из главных особенностей Дальнего Востока – это высокий уровень грамотности его населения по сравнению с Сибирью и Европейской Россией. По данным переписи населения 1897 г. процент грамотных в Приморской, Амурской областях и на Сахалине составлял 24-27 %, а в Сибири – 11,5 %, в Европейской России – 22,5 %. Такое положение, прежде всего, можно объяснить тем, что грамотных людей было много среди переселенцев.

Вместе с тем народное образование в регионе развивалось сравнительно медленно. К середине 90-х гг. XIX в. на всем Дальнем Востоке было около 400 школ с 14 тыс. учащихся, а к началу ХХ в. количество школ возросло до 726, учащихся – до 26,5 тыс. Учебные заведения (школы, училища и т.д.)  открывались преимущественно в городах и крупных поселках. Одновременно функционировали министерские и частные, казачьи и церковно-приходские, поселковые и городские, открывались учебные заведения разнообразного типа. В городах открывались учебные заведения низшего и среднего звена (городские народные училища, гимназии, реальные училища); в селах – одно- и двухклассные и церковно-приходские школы; а для детей коренного населения – миссионерские школы.

Получило развитие среднее и высшее специальное образование. Здесь на Дальнем Востоке, как и в центре страны были созданы: Морское училище – в Николаевске-на-Амуре; речное – в Благовещенске; железнодорожное – в Хабаровске. В 1899 г. во Владивостоке был создан первый по всей Восточной Сибири и Дальнем Востоке – Восточный институт. Стали создаваться и женские учебные заведения. В 60-е годы XIX в. первые женские училища возникли в Троицкосавске (Кяхта), Верхнеудинске, Николаевске-на-Амуре, Благовещенске, Владивостоке. К концу XIX в. их было в регионе семь.

Трудности становления народного образования  были связаны с нехваткой не только школ, но и учителей. Достаточно сказать, что среди всех педагогических работников региона, только 4 % имели специальное образование. На Сахалине не было ни одного профессионального учителя. Детей учили русские землепроходцы, мореплаватели, бывшие политические ссыльные (особенно на Сахалине), а также привлекались к педагогической работе выпускники духовных училищ, миссионеры. Потребность в учителях была огромная. Во второй половине XIX в. педагогические учебные заведения были созданы в городах: в 1892 г. в Чите открылись первая на Дальнем Востоке учительская семинария, в 1897 г. -  в Благовещенске, позднее -  во Владивостоке, Хабаровске, Никольско-Уссурийском. Вместе с тем  процент грамотности населения к 1914 г. возрос незначительно – всего на 1%, несмотря на то, что число школ возросло до 1708.

Развитие промышленности, железнодорожное и военно-морское   строительство, массовое переселение населения на Дальний Восток с середины XIX в. ускорили развитие науки. Предпосылки для развития науки на Дальнем Востоке были созданы в XVIII в. – начале XIX в. Уже тогда проводились первые гидрометеорологические и гидрографические исследования в морях Дальнего Востока (экспедиции А.И.Чирикова, В.И.Беринга, Ф.П.Литке, И.Ф.Крузенштерна, В.М.Головнина, О.Е.Коцебу). Но они носили временный характер: экспедиции уезжали, и исследования прекращались. Систематическое изучение региона с целью его хозяйственного освоения начинается с 80-х годов XIX века. Заметную роль в изучении Дальнего Востока играли не государственные научно-исследовательские учреждения (которых практически не было на Дальнем Востоке), а общественные организации, такие как Общество изучения Амурского края, созданное во Владивостоке в 1884 г., во главе с Ф.Ф. Буссе; Хабаровское научно-медицинское общество (1886 г.), Общество врачей Южно-Уссурийского края (1892 г.),  Приамурский отдел Императорского Русского географического общества в Хабаровске (1894 г.) с филиалами в Чите (1894 г.), Кяхте (1894 г.), Благовещенске (1896 г.). Научные общества занимались сбором, обработкой и распространением сведений о крае. С этой целью проводили исследования, снаряжали десятки экспедиций, публиковали материалы. В 50-60-е гг. в Сибирский отдел Русского географического общества организовал несколько научных экспедиций. В них работали геологи Н.П. Аносов, Г.М. Пермикин, палеонтолог и ботаник Ф.В. Шмидт, биолог Р.К. Маак, географ М.И. Венюков. Н.П. Аносов открыл месторождение золота в верховьях рек Джалинды, Селемджи, близ устья Гилюя, в верховьях Нимана. Г.М. Пермикин составил первую в российской науке петрографическую карту берегов Амура, собрал крупные геологические коллекции. М.И. Венюков произвел топографическую съемку селений левобережья Амура, пересек хребет Сихотэ-Алиня и сделал географическое описание Уссурийского края между бассейном Уссури и берегом Японского моря.

В 1867-1869 гг. русский путешественник, ученый-географ Н.М.Пржевальский совершил путешествие по Уссурийскому краю и написал книгу о его географии, животном и растительном мире, истории, этнографии. Эта работа принесла Н.М. Пржевальскому мировую известность.

Из наиболее крупных экспедиций того времени необходимо назвать геологические исследования горного инженера Д.В.Иванова 1889 и 1895 гг. по разработке угольных месторождений в Южно-Уссурийском крае, Л.Ф.Бацевича в 1890 и 1907 гг. по исследованию нефтяных месторождений. По исследованию фауны Дальнего Востока много сделали А.И.Черский, Н.А.Пальчевский, В.Л.Комаров, М.И.Янковский. Большое научное значение имели экспедиции В.П.Маргаритова и В.Ф.Линдера в 1897 г. по изучению Камчатки, Амурская экспедиция 1910-1911 гг. под руководством Н.Л.Гондатти и др.

Во второй половине XIX в. – начале ХХ в. значительное внимание ученых было уделено изучению народов Дальнего Востока. В развитии этнографии Дальнего Востока высока роль Л.Я.Штенберга, В.Г.Богораза (политические ссыльные, ученые, общественные деятели), В.К.Арсеньева – географа, археолога, путешественника, писателя, исследователя. Так, во время экспедиций В.К.Арсеньева в 1908-1910 гг. были проведены работы по топографии, геологии, археологии и этнографии (были открыты памятники археологии, составлен орчский словарь, собрана коллекция из шаманского культа). Свой вклад в изучение края, его природы и населения внесли краеведческие музеи, созданные по инициативе Общества изучения Амурского края. 30 сентября 1890 г. во Владивостоке состоялось открытие первого на Дальнем Востоке краеведческого музея. В 1894 г. такие же музеи были созданы в Чите, Троицкосавске, Нерчинске, в пос. Александровском на Сахалине, в 1896 г. - в Хабаровске. Дальневосточные краеведческие музеи среди немногочисленных научных и просветительских учреждений занимали приоритетное место. Многие ученые, работники культуры считали за честь внести свой вклад в формирование музейных коллекций. В короткое время дальневосточные музеи значительно пополнили свои фонды. Это дало возможность начать издание путеводителей. Так, в 1898 г. в пос. Александровском на Сахалине вышел «Каталог Сахалинского музея», в 1900 г. в Благовещенске – «Каталог Благовещенского музея», в 1907 г. во Владивостоке – «Каталог музея Общество изучения Амурского края». Распространение каталогов, содержащих описание коллекций музеев, способствовало широкому осведомлению населения края о богатствах музейных фондов и привлечению посетителей, что, естественно, повышало научную и культурно-просветительскую роль музеев в жизни дальневосточников.

Положительное влияние на развитие дальневосточной науки оказал открытый в 1899 г. во Владивостоке  Восточный институт. В нем работали, учили студентов и вели научные исследования известные русские профессора А.В. Гребенщиков, Н.В. Кюнер, А.В. Рудаков, Г.У. Цибиков и др. Исследуя культуру, языки народов Азии, они заложили основы русского востоковедения на Дальнем Востоке. При институте была создана типография, единственная в России, располагавшая различными шрифтами восточных языков – монгольским, маньчжурским, калмыцким, японским, корейским. Восточный институт имел самую крупную на Дальнем Востоке библиотеку. За 20 лет ее фонд увеличился с 1500 до 12 тыс. экземпляров. Таким образом, на российском Дальнем Востоке получили развитие отрасли науки, связанные с его хозяйственным освоением – география, геодезия, геология, метеорология, гидрография и др., а также отрасли, связанные с изучением территории – археология, этнография, история.

Отличительной особенностью Дальнего Востока было большое количество изделий периодической печати. Оно свидетельствовало о социально-экономическом и культурном развитии региона, и том, что в крае сформировался отряд профессиональных журналистов, литераторов и появился многочисленный читатель. Периодическая печать охватывала все наиболее заселенные и развитые области региона, и отражала интересы всех слоев населения. Подтверждения этому – названия некоторых газет: «Приамурские ведомости» - официальный орган Приамурского генерал-губернаторства (с 1894 г., Хабаровск); «Владивосток»  (с 1883 г.); «Петропавловский листок объявлений» (с 1912 г.), «Сахалинский вестник» (с 1917 г.); «Амурская газета» (с 1895 г.) и др. Следует обратить внимание, что с середины 90-х гг. XIX  в. до 1917 г. периодическая печать на Дальнем Востоке развивалась по восходящей. Для сравнения: в 1895-1904 г. их было 29, в 1908-1917 гг. выходило 200 газет и журналов. По количеству и качеству газет, журналов, а также брошюр и книг Дальний Восток с конца XIX в. до 1917 г. занимал ведущее место в Сибири. В 90-е гг. XIX в. одновременно с ростом числа газет и журналов увеличивается и количество типографий. Крупные издательские центры были созданы в ряде городов. В Благовещенске создана типография Мокина и К0, Чурина и К0, А.И. Мотюшенского; во Владивостоке - типография Восточного института, Морского ведомства, Н.М. Матвеева, П.Н. Макеева и др. О развитии книгоиздательства на Дальнем Востоке свидетельствуют следующие показатели: если в 1900 г. в Хабаровске вышло 6 книг, в Благовещенске – 11, во Владивостоке – 19, то в 1916 г. в Хабаровске и Благовещенске – по 20 и во Владивостоке – 58 книг. Наивысшее количество печатной продукции было издано в 1913 г.: в Благовещенске вышло 19, Хабаровске – 37, во Владивостоке – 68 книг.

Характерной приметой становления культуры Дальнего Востока в этот период является зарождение и развитие профессиональной художественной культуры. Однако, в отличие от художественной культуры России, она создавалась в форме любительских объединений (музыкальных, театральных и т.д.). Это можно объяснить, прежде всего, поздним вхождением Дальнего Востока, по сравнению с другими регионами страны, в состав России. Сказались также отдаленность региона от Европейской России, недостаточность финансирования культуры и профессиональных кадров.

Зарождение театра на Дальнем Востоке началось с 60-х гг. XIX века с любительских спектаклей для солдат, офицеров. 24 декабря 1860 г. в одной из казарм Благовещенска нижние чины линейного батальона и артиллерийской команды представили спектакль «Станционный смотритель» (по А.С. Пушкину) и водевиль «Много шума из пустяков» А.А. Яблочкина. Первые упоминания о театральных постановках любителей во Владивостоке относятся к началу 1870-х гг. В 1873 г. запасной фельдшер Бакушев с писарями флотского экипажа и гарнизона, а также женщинами-каторжанками представили на суд зрителей спектакль по пьесе А.Н. Островского «Бедность не порок». В Хабаровске первый любительский спектакль был поставлен в Общественном собрании города в 1873 г. Профессиональные театральные труппы на Дальнем Востоке создаются в начале 90-х гг. XIX в. В городах Владивостоке, Благовещенске, Хабаровске создаются постоянные театры. В начале XX в. во Владивостоке уже имелось три театральных здания.  Первое – «Тихий океан» на 775 мест, с партером, бенуаром, ложами, было построено в 1899 г.  купцом А.А. Ивановым. В театре играли оперно-опереточные труппы, но ставились и драматические спектакли. Так, «Труппа русских драматических актеров московских и петербургских театров», приглашенная А.А. Ивановым на весну и лето 1900 г. представила блестящий репертуар: «Ревизор», «Гамлет», «Уриэль Акоста», «Дети Ванюшина», «Бешеные деньги», «Чайка», «Иванов», «Три сестры», «Власть тьмы», «Идиот», «Бесприданница». В театре играли известные актеры И.М. Арнольдов, Н.А. Смирнова и др. Спектакли имели огромный успех, они собрали много зрителей и свидетельствовали о том, что на окраине России любят классику. 18 октября 1903 г. во Владивостоке состоялось открытие нового театра «Золотой Рог» (на 1000 зрителей) купцом и известным деятелем культуры И.И. Галецким. Кроме того,  в городе  работал Первый Общедоступный театр, созданный М.Н. Нининой-Петипа. В театре работали артисты Е.Ф.Боур, В.В. Истомин-Кастровский, А.А.Лодина, В.Д. Муравьев-Свирский, Ф.А.Норин, Е.А. Рюмшина (воспитанница Московской театральной школы). Режиссер театра А.И. Тунков, художники А.А. Квапп и М.А. Кувалдин. Исследователи отмечают, что по своим художественным приницпам Общедоступный театр был последователем Московского художественного театра Станиславского. В Благовещенске спектакли и концерты шли на сцене Общественного собрания, открытого в 1882 г. В конце XIX в. там же был построен Новый театр (или театр Розанова) на Амурской улице (на 900 зрителей) с двумя ярусами, боковыми галереями и балконом. В Хабаровске спектакли профессиональных местных и гастролирующих театральных трупп и отдельных артистов шли на сценах Общественного и Офицерского собраний. В Николаевске-на-Амуре для спектаклей была использована сцена Общественного собрания (с 1888 г.). С начала 1890-х гг. в трех крупных городах Дальнего Востока (Владивосток, Хабаровск, Благовещенск) постоянно проводятся театральные сезоны, что свидетельствует о стабильности театрального дела на восточной окраине России. Однако, по времени они не совпадали с общероссийскими. Российское понятие «театральный сезон» - это сентябрь-октябрь до начала Великого поста. В городах же Дальнего Востока, например, во Владивостоке, проведение театрального сезона зависело во многом от того, на какой период приходилось наибольшее скопление кораблей в Гавани. В Благовещенске он длился с осени до декабря, т.е. до отъезда золотопромышленников и золотоискателей в тайгу на прииски.

Музыкальная культура на Дальнем Востоке, как и театральная, развивалась от любительской к профессиональной. Зарождение музыкального искусства началось с флотских оркестров. В 1860 г. в Николаевске-на-Амуре был учрежден военный оркестр со штатом 51 чел., а в 1862 г. - во Владивостоке. В 80-е гг. XIX века в Благовещенске, во Владивостоке, в Чите, Хабаровске появляются музыкальные кружки, которые стали играть значительную роль в удовлетворении музыкальных потребностей жителей городов. В июле 1889 г. в Морском собрании Владивостока состоялись торжества, посвященные 40-й годовщине выхода через устье Амура в Татарский пролив адмирала Г.И. Невельского. Музыкальный кружок и артисты-гастролеры горячо откликнулись на идею сооружения во Владивостоке памятника Г.И. Невельскому. В частности, в фонд Комитета по сооружению памятника были переданы не только денежные средства, полученные от концертов музыкального кружка, но и средства от одного из концертов знаменитого русского флейтиста, профессора А. Тершака. Значительным событием в развитии музыкальной культуры на Дальнем Востоке стало открытие в 1909 г. Владивостокского отделения Императорского Русского музыкального общества. Его небольшой оркестр получил статус профессионального, стал устраивать для горожан концерты симфонической музыки. Музыканты постоянно обращались к произведениям отечественных композиторов: Чайковского, Рубинштейна, Скрябина, Бородина и др.

Большое значение для зарождения в регионе профессиональной музыкальной, так и всей художественной культуры имела гастрольно-концертная деятельность артистов Сибири и Европейской России. С середины 90-х гг. до начала ХХ века гастроли становятся неотъемлемой частью культурной жизни региона. Система гастрольно-концертной практики оказала влияние на музыкальную жизнь дальневосточных городов, повышала культурный уровень населения, формировала вкусы дальневосточной публики, облегчала адаптацию вновь прибывших, стимулировала развитие региона. Многочисленные гастролирующие артисты и театральные трупы знакомили дальневосточников с последними достижениями искусств. Первыми осваивать далекую окраину стали соседи-сибиряки, драматические артисты из Иркутска. Появление сибирских драматических коллективов на Дальнем Востоке закономерно. Сибирские театры уже с 70-х гг. были включены в общероссийскую провинциальную систему, жили по законам, характерным для того времени. К 90-м гг. в Иркутске постоянно действовали два-три профессиональных театра. В эти же годы Дальний Восток посещали гастрольные коллективы из других городов России. Перед жителями Владивостока выступали известные музыканты: русский скрипач К. Думчев, отечественные вокалисты Л.В. Собинов, А.Д. Вяльцева, чешский виолончелист Б. Сикора. На театральных сценах городов Дальнего Востока играли известные московские и петербургские артисты – В.К. Комиссаржевская, П.Н. Орленев, В.И. Давыдов и др.

По мнению исследователей, появлению дальневосточной литературы предшествовало становление в общерусской литературе темы открытия и освоения этого региона русскими людьми. В 1859 г. Н.А. Добролюбов писал, что в русской печати создана целая отрасль литературы о Дальнем Востоке. В XIX в. широкое распространение в читательских кругах получили книги С.В. Максимова «На Востоке», И.А. Гончарова «Фрегат “Паллада”», Н.М. Пржевальского «Путешествие в Уссурийский край», А.П. Чехова «Остров Сахалин». Большой вклад в зарождение русской художественной литературы на Дальнем Востоке внесли политические ссыльные: В.Г. Богораз, И.Ф. Якубович, С.С. Синегуб, И.П. Миролюбов.

В конце XIX в. на Дальнем Востоке появились свои поэты и писатели: А.Я. Максимов публикует свои рассказы и очерки о жизни в Приморье. Наиболее известные его книги  - «Вокруг света. Плавание корвета «Аскольд» и «На далеком Востоке». В 1896 г. Н.Л. Матвеев опубликовал книгу очерков «Из прошлого Уссурийской тайги», затем книгу «Уссурийские рассказы» и «Краткий исторический очерк Владивостока». Создавали свои замечательные произведения Л.Волков, Н. Татаринов, В.Я. Кокосов. На Дальнем Востоке началось литературное творчество В.К. Арсеньева, произведения которого «По Уссурийскому краю», «Дерсу Узала» до сих пор широко известны и пользуются любовью читателей.

Изобразительное искусство зародилось в регионе, как и литература, в силу большой общественной в нем потребности и во многом благодаря подвижничеству русских художников, посетивших этот край и отдавших ему свое сердце и творчество. Среди них наиболее известны К. Гунн, А. Паннемакер, П. Бареновский, Ф. Багранц. В 90-е гг. XIX в. изобразительное искусство начало создаваться в Хабаровске, Благовещенске, Владивостоке. В начале XX в. во Владивостоке сложилась первая группа местных художников, среди которых в наибольшей степени отличились А.Н. Клементеев, К.Н. Каль, А.А. Лушников, В.А. Баталов. Об успешном развитии изобразительного искусства Владивостока свидетельствовало и создание «Общества поощрения изящных искусств» в феврале 1900 г. Положительное значение для развития изобразительного искусства имели художественные выставки. В 1886 г. (с 17 по 21 апреля) во Владивостоке была открыта первая в дальневосточном регионе экспозиция произведений изобразительного искусства. Она состояла почти из тысячи разнообразных произведений античных времен. 5 марта 1902 г. выставка художников-хабаровчан открылась во Владивостоке В ней приняли участие два художника из Благовещенска: В.Г. Шелгунов (выпускник Петербургской Академии художеств, ученик Шишкина и Куинджи) и П.Н. Кириллов (выпускник Строгановского училища), два художника из Хабаровска – Векеньев и Потехин, и художники из Владивостока – Николин и Пилипенко.

Широкую известность в регионе приобрели художники П,Н. Рязанцев и А.А. Сахаров. Петр Николаевич Рязанцев – родоначальник профессионального изобразительного искусства на Дальнем Востоке. Он родился в Нерчинске в 1829 г. В 1887 г. переехал в Благовещенск, здесь и умер в 1897 г., оставив после себя огромное количество выполненных на высоком профессиональном уровне картин и икон. Его крупные живописные пейзажные работы раскупались знатоками искусства от высокопоставленных деятелей – митрополита Московского и Коломенского Иннокентия, генерал-губернатора барона Корфа – до купцов и учителей гимназий. А.А. Сахаров – первый маринист Приморья, выпускник Академии художеств. Он работал во Владивостоке, на Шантарских островах, в Благовещенске, в Хабаровске, в Порт-Артуре. В июне 1904 г. на своей выставке во Владивостоке он представил картины на военно-исторические темы: «Бой у Чемульпо «Варяга» и «Корейца» с 14-ю японскими судами», «Попытки японцев загородить брандерами вход во внутренний рейд Порт-Артура» и др.

Таким образом, особенностью культурного развития дальневосточного региона в дореволюционный период его освоения было одновременное развитие всех областей культуры и искусства: образования, науки, художественной и музыкальной культуры, театрального дела, то есть шло активное формирование социокультурного пространства этого края. Однако достижения культуры не были доступны широким массам населения. Большинство населения страны осталось неграмотным.

Новый период в истории отечественной культуры начался с победой Октября 1917 г., когда было провозглашено создание пролетарской социалистической культуры. Культурное строительство основывалось на ленинском отношении к культурному наследию и ленинской теории двух культур: культуры «верхов» - буржуазии и помещиков, и культуры «низов» – трудящихся. В.И. Ленин неоднократно подчеркивал о приоритетном значении культуры для успешного созидания социализма в России. Отличительной особенностью советского периода истории культуры является большая роль в ее развитии партии и государства. Культурная политика советского государства осуществлялась под лозунгом: «Все достижения культуры – трудящимся!». В первые же месяцы революции началась созидательная работа в области культурного строительства. А.М. Горький отмечал, подводя итоги годовой работы, что культурно-историческое творчество приобрело «размеры и формы небывалые в истории человечества».  Вместе с тем следует подчеркнуть, что культурное строительство в центре и на местах происходило сложно и противоречиво. Советская власть в центре и на местах приступило к культурному строительству в тяжелых экономических условиях. Трудности были обусловлены и неграмотностью большинства населения страны, нехваткой средств и малочисленностью кадров. Русская интеллигенция, как констатировал В.И. Ленин, в своем большинстве не приняла Октябрьской революции и провозглашение ею строительство социализма. В ряды сторонников строительства социализма встала лишь незначительная часть интеллигенции. Другие, не принимая революцию, бежали из страны в Сибирь, на Дальний Восток, а затем, после окончания гражданской войны, бежали в Китай и другие страны. А третьи – затаились, выжидали, присматривались в надежде, что новая власть просуществует недолго.

Перед Советской властью встали сложные задачи воспитания нового человека, строителя социалистического общества. Для достижения этой цели необходимо было: разрушить прежнюю систему народного просвещения и образования, создать принципиально иную, которая будет закладывать основы формирования нового советского человека; реорганизовать на основе социалистического мировоззрения все области художественной культуры, прежде всего, искусство, литературу, которые будут завершать воспитание человека, достойного коммунистического будущего, а также развить широчайшую пропаганду превосходства ценностей социализма.

Одним из важнейших направлений культурной политики Советского государства стала ликвидация неграмотности населения, ибо грамотность – основа культурного развития человека и общества. До 1917 г. грамотность населения страны составляла ~70-80 %. На Дальнем Востоке доля грамотных среди населения не превышала 40 %, среди коренных малочисленных народов она составляла 2-3 %. Количество имевшихся школ не отвечало потребностям края в охвате обучением всех детей школьного возраста. С установлением Советской власти на Дальнем Востоке партийные, советские, общественные организации развернули работу по приобщению трудящихся к образованию и культуре. По решению Дальбюро ЦК РКП(б) с января по апрель 1923 г. был проведен ударный трехмесячник по ликвидации неграмотности, а в апреле 1923 г. создана Чрезвычайная комиссия по ликвидации неграмотности и малограмотности. Стали создаваться новые школы, особенно начальные, благодаря чему уже в 1923/24 учебном году количественно школьная сеть приближалась к той, что была регистрирована накануне первой мировой войны (в 1913/14 учебном году). Были открыты школы для национальных меньшинств (корейская, польская, татарская и т.д.). Решалась и проблема подготовки учительских кадров: на базе имевшихся 9 учительских семинарий были образованы 3 педагогических техникума и 2 педагогических курса, прием в которые производился строго по классовому принципу (принимались дети рабочих и крестьян). Для повышения общего уровня педагогической работы начали издавать ежемесячный журнал «Вопросы просвещения на Дальнем Востоке». Укреплялась материальная база школ. Учителей старших классов готовили в Государственном Дальневосточном университете. Привлекались к работе старые учительские кадры, которые приняли Советскую власть, новую идеологию. Благодаря всеобщим усилиям уже к 1930 г. неграмотность и малограмотность взрослого населения Дальнего Востока в основном была ликвидирована. В 1930 г. Дальний Восток включился в борьбу за введение всеобщего начального обучения. Резко возросло количество школ, решалась проблема учительских кадров. К 1930 г. в регионе насчитывалось 1783 начальных школы, дававших 4-х летний уровень образования, 170 школ с 7-ми летним образованием, 938 медпунктов, 348 школ  малограмотных. В феврале 1939 г. на первой Приморской краевой партийной конференции было отмечено: в крае осуществлено всеобщее начальное образование, в городах – всеобщее семилетнее. Однако недостатков было много: почти 40 процентов школ занимались в две смены, а во Владивостоке двухсменка сохранялась во всех школах, не хватало и учительских кадров. Подобное положение было характерно и для других областей Дальнего Востока.

Важнейшим направлением культурной политики Советской власти было создание широкой сети учебных заведений профессионального, среднего специального  образования. В районах, областях, на заводах и фабриках открывались десятки фабрично-заводских училищ (ФЗУ) для подготовки рабочих различных специальностей. В 1927/28 учебном году таких школ было создано 20 (до революции их было 9), а в 19236/37 учебном году уже было 27. 2 октября 1940 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР «О государственных трудовых резервах СССР» была создана система профессионально-технического образования. К 1 декабря 1940 г. на Дальнем Востоке уже действовали более 40 ремесленных и железнодорожных училищ и школ ФЗУ. Они приняли тысячи учащихся. Наряду с усвоением практических навыков в них много внимания уделялось профессиональной теоретической подготовке.

Значительны были успехи и в развитии среднего и высшего образования. Если в начале 1920-х гг. на Дальнем Востоке техникумов и школ среднего специального образования было 10, то к началу 40-х гг. – более 50. Они готовили специалистов среднего звена по всем основным отраслям народного хозяйства и культуры. Создавались и высшие учебные заведения. Ко времени окончания гражданской войны на Дальнем Востоке было 4 государственных вуза (два во Владивостоке – университет и консерватория, два в Чите – институт народного образования и консерватория), а к началу 40-х гг. их стало 8. Крупнейшие из них: Дальневосточный государственный университет, Хабаровский медицинский институт (основан в 1930 г.), в 1938 году Учительский институт в Хабаровске был преобразован в педагогический, а в 1939 г. создан институт инженеров железнодорожного транспорта. Важнейшим показателем развития образования и культуры на Дальнем Востоке в 20-30-е гг. было создание письменности у коренных народов Севера, а затем зарождение и развитие на этой основе их профессиональной художественной культуры. В 1934 г. в Хабаровском учительском институте открылось северное отделение для подготовки учителей в школы народов Севера.

Дальнейшее развитие среднего и высшего специального образования на Дальнем Востоке связано с послевоенным периодом, хотя были отдельные случаи открытия учебных заведений и во время войны. Например, в 1944 г. во Владивостоке было открыто Владивостокское художественное училище. В 50-80-е гг. средние и высшие учебные заведения создавались во всех краях и областях дальневосточного региона. К началу 90-х гг. одних вузов в регионе было 40, работали сотни школ средних общеобразовательных и профессионально-технической подготовки, более сотни техникумов и училищ среднего специального образования.

За годы Советской власти был сделан огромный шаг вперед в развитии науки на Дальнем Востоке. В 20-30-е годы происходило зарождение и  становление дальневосточной советской науки. Основным центром научной жизни региона стал Дальневосточный научно-исследовательский институт краеведения, созданный в 1929 г. Помимо него на Дальнем Востоке в этот период работали геодезическая, метеорологическая и морская обсерватории, отделения Геологического комитета, Тихоокеанская научно-промысловая станция, Дальневосточная Книжная палата, отделения Ассоциации востоковедения и Общество краеведения. Крупнейшими высшими учебными заведениями, где были сосредоточены основные научные силы, были тогда Дальневосточный государственный университет и Дальневосточный политехнический институт. Главную задачу, которую решали в этот период как государственные, так и общественные научные силы – это разработка практических рекомендаций для промышленности, транспорта и сельского хозяйства. С поставленной задачей ученые края успешно справились. Приведем один факт. В 1926 г. на заводе «Дальзавод» доктор технических наук, профессор ДВПИ В.П. Вологдин создал первый электросварочный цех. Под его руководством проверялись основы теории электросварки металлов, были созданы первые сварные емкости для масел и горючего, мостовые фермы. В 1930 г. под его руководством в здании электросварочного цеха был построен буксирный катер со сварным катером – первое в СССР цельносварное судно. В 1932 г. было создано  академическое учреждение – Дальневосточный филиал Академии Наук СССР.  Организатором и первым его руководителем  стал выдающийся ученый с мировым именем Владимир Леонтьевич Комаров. В послевоенный период – 50-70-е гг. Дальний Восток, как и вся страна, переживал настоящий взлет науки и культуры. В 1957 г. был создан Дальневосточный филиал Сибирского Отделения АН СССР. В Дальневосточном филиале были открыты новые направления научных исследований и новые отделы и лаборатории, на базе которых выросли институты. Так, в 1959 г.  во Владивостоке открывается Дальневосточный геологический институт, в 1962 г. – Биологопочвенный, в 1964 г. – Институт биологически активных веществ, переименованный впоследствии в Тихоокеанский институт биоорганической химии. Научно-исследовательские институты были созданы: в Хабаровске – НИИ лесного хозяйства, в Благовещенске – Всероссийский НИИ сои, в Магадане – НИИ золота и редких металлов.

Наука и образование на Дальнем Востоке в 50-80-е гг. решали три основные, традиционные для региона, задачи: во-первых, изучение дальневосточной зоны (природы, климата, полезных ископаемых, прилегающего морского пространства); во-вторых, научная разработка важнейших для Дальнего Востока отраслей производства – оборонной, горнорудной, лесной, рыболовной; подготовка кадров специалистов для всего комплекса народного хозяйства региона. Активно развивалась как академическая, так и отраслевая. В это время на Дальнем Востоке вырастала целая плеяда талантливых ученых, которыми ныне гордится отечественная наука. Это – А.И. Крушанов – академик, Е.А. Радкевич, Б.П. Колесников, Ф.К. Шипунов (стали членами-корреспондентами АН СССР), Н.Е. Кабанов, А.И. Куренцов, В.Т. Быков, Л.Н. Васильев, П.Г. Ошмарин, И.. Беликов, А.В. Стоценко и многие другие, чьи труды не утратили своего значения и в наши дни.

В 70-80-е гг. дальневосточная наука вышла на мировой уровень. Заметным событием научной жизни Дальнего Востока стал XIV Тихоокеанский научный конгресс (Хабаровск,август – сентябрь 1979 г.). В нем приняли участие более 2000 тыс. делегатов и гостей из 46 стран мира, представители международных общественных организаций (ЮНЕСКО, ВОЗ, ЮНЕП), международных научных обществ, руководители советского государства, Коммунистической партии, ведущие ученые СССР и Дальнего Востока. Генеральная тема и девиз конгресса – «Природные ресурсы Тихого океана – на благо человечества». Участники конгресса провели генеральный симпозиум «Научные основы рационального использования и охраны окружающей среды Тихоокеанского региона», работало 14 проблемных комитетов, было опубликовано око 1500 тезисов научных сообщений. Конгресс завершился принятием резолюции «За сотрудничество в Тихоокеанском регионе в использовании природных ресурсов на благо человечества». Однако далеко не все идеи и начинания конгресса получили развитие.

Сегодня Дальневосточное Отделение Российской Академии наук крупнейший научный комплекс, имеющий в городах региона – Владивостоке, в Хабаровске, Благовещенске, Магадане и Петропавловске-Камчатском свои научные центры. В отделении представлены все основные направления технических, естественных и общественных наук. Институты возглавляют ученые, имена которых известны не только в России, но и за рубежом академики Г.Б. Беляков, В.П. Мясников, М.Д. Агеев, Ю.С. Оводов, С.А. Федотов, члены-корреспонденты В.П. Коробейников, Н.В. Кузнецов, П.Г. Горовой, Ж.Н. Журавлев, О.Г. Кусакин и др. И все же вклад науки в развитие экономики и культуры региона явно недостаточен. Качественное развитие науки сдерживало, прежде всего, то, что не все научные разработки оказывались востребованными.

Важнейшим направлением культурной политики Советской власти было развитие средств массовой информации. На приоритетное место выдвинулась пресса. По замыслу В.И.Ленина печать должна была выполнять функции «коллективного пропагандиста, коллективного агитатора и коллективного организатора» масс, утверждать в сознании идеалы коммунизма. Эти основополагающие факторы и определили ее развитие как в центре, так и на местах.. На Дальнем Востоке с 1922 г. (на территории от оз. Байкал до берегов Тихого океана) выходило более 20 советских газет:  во Владивостоке – «Красное знамя», «Красная звезда», «Приморский крестьянин», «Приморский рабочий»; в Хабаровске – «Тихоокеанская звезда», «Рабочий путь»; в Благовещенске – «Амурская правда», «Красная молодежь Амура»; в Петропавловске-Камчатском – «Полярная звезда»; в Чите – «Забайкальский рабочий», журнал «Юный Спартак» и др. По содержанию газеты, как и в европейской части страны, делились на партийно-советские, профсоюзные, молодежные и комсомольские газеты. В зависимости от уровня социально-экономического и культурного развития у одних областей (например, Камчатка) изданий было меньше, у других – больше. Так, во Владивостоке помимо названных выходили еще вечерняя рабочая газета «Красная звезда» (1923-1924 гг.), пионерская «Дети Октября» (1924 г.). Наивысший пик количественного развития многотиражной печати на Дальнем Востоке пришелся на 30-е годы. В эти же годы были созданы и районные и городские газеты – органы местных райкомов партии и районных Советов. Вслед за ними формируется сеть многотиражных газет – органов партийных комитетов различных промышленных предприятий и машино-транспортных станций. К началу 90-х годов на Дальнем Востоке выходило более 100 газет – краевых, городских, районных и многотиражных. Более 100 первичных журналистских организаций объединяли около 2000 профессиональных журналистов, членов Союза журналистов СССР.

Массовым и любимым искусством населения было кино. Уже в 1924 г. в крае было 30 киноустановок. Среди фильмов, выпущенных советским кинематографом в этот период, были картины, завоевавшие мировую известность, такие как «Стачка», «Броненосец «Потемкин» С.Эйденштейна, «Мать» В.Пудовкина и др.

Важное значение в приобщении трудящихся масс к культуре, расширении их кругозора играло радио. Регулярное радиовещание в регионе началось в сентябре 1927 г. – в городах Владивостоке и Хабаровске. В 1937 г. на Дальнем Востоке действовало 6 радиоточек. Программы радио охватывали все стороны общественной жизни, вопросы социально-экономического и культурного развития страны.

В послевоенный период, в 50-х годах на Дальнем Востоке появляется своя тележурналистика. Первая телестудия возникла во Владивостоке, вслед за нею – в других краевых и областных центрах. Радиокомитеты преобразуются в Комитеты по телевидению и радиовещанию. В 60-е годы во Владивостоке при Приморском краевом комитете по телевидению и радиовещанию учреждается студия «Дальтелефильм» для создания документальных фильмов о жизни и труде дальневосточников. В 60-80-е годы радио и телевидение вошли буквально в каждый дом. Как известно, в 1960 году началась регулярная трансляция передач Центрального телевидения по системе «Орбита». В регионах были созданы краевые и областные студии телевидения, готовившие передачи на местном материале.

Повышение культуры населения непосредственно повлияло и на развитие художественной культуры. В 20-е годы зарождается театральное искусство. Оно развивалось в рамках государственных культурных программ. На Дальнем Востоке профессиональные театры открываются в крупных промышленных центрах. В 1926 г. в Хабаровске открылся театр музыкальной комедии; во Владивостоке - драматический театр; в Комсомольске-на-Амуре – драматический театр (1932 г.) и т.д. Театры создавались не только в областных центрах, но и в глубинке. Так, в Спасске появился Крестьянский театр; в Сучане – Рабочий театр. В 1937 г. девятью крупными драматическими театрами Дальнего Востока было дано 1750 спектаклей, которые посетили 736 тыс. зрителей. В регионе работали многочисленные самодеятельные музыкальные, литературные, театральные студии; сформировалась сеть художественного образования, состоявшая из 4-х музыкальных и одной художественной школ.

В послевоенные годы культура дальневосточников неизмеримо выросла. Повсеместно возникали новые объекты социально-культурного назначения: клубы, кинотеатры, библиотеки, Дворцы культуры. Одним из ярких примеров результативности культурной работы  среди населения стали многочисленные творческие коллективы – танцевальные ансамбли, хоры, драмкружки, возникшие при Домах и Дворцах культуры. Продолжалась активная театральная жизнь, появились профессиональные концертные ансамбли, симфонические оркестры, хореографические и вокальные группы, деятельность которых координировалась и направлялась краевыми и областными филармониями.

Высокого уровня в живописи, графике, скульптуре достигли сотни профессиональных художников и талантливых самоучек. К 1990 году только в Приморской организации Союза художников РФСР состояло 74 члена.  В 70-80-е гг. приобрели известность полотна Ю.Рочева, А. Усенко, В. Доронина, К. Шебеко. В Хабаровском крае создавали свои произведения художники В.Высоцкий, А. Шишкин, А. Дятело, А. Гейкер, скульпторы Я.П.Мильчин, И. Горбунов.

Огромных успехов достигли дальневосточные музыканты. Большой интерес вызывало творчество композиторов: Ю.Владимирова, написавшего ряд значительных музыкальных произведений (кантаты, оратории, симфонию памяти Сергея Лазо, песни для детей и пр.), собирателя музыкального фольклора на всем Дальнем Востоке. Широкую известность по всему Дальнему Востоку получил Дальневосточный симфонический оркестр, художественным руководителем и дирижером которого в течение ряда лет является В.Тиц.

Литература Дальнего Востока, как и все искусство, развивалось в русле советской культуры страны. Основными сюжетами в творчестве дальневосточных писателей, как и прежде, были: природа края, история его освоения и заселения, жизнь людей далекой окраины России. В послевоенные годы появились произведения, посвященные военной теме. Следует назвать такие значительные литературные произведения, как «Далеко от Москвы» В. Ажаева, «Сунгарийские записки» Д. Нагишкина, «Солдаты пехоты» Г.Маркова.

В литературе и искусстве появились новые имена: писатели В. Ефименко, Г. Гук, О. Щербаковский, Н. Задорнов, Н. Рыжих, Л. Князев, В. Колыхалов, А. Ткаченко, Н. Наволочкин, И. Басаргин; поэты С. Смоляков, А. Павлухин, А.Кошеида, В. Коржиков, Г. Лысенко, Л.Королев и др. В регионе выходили журналы «Дальний Восток» (Хабаровск), альманах «Тихий океан» (Владивосток). Главным героем произведений советских писателей становится человек труда. Убедительным свидетельством достижений дальневосточной литературы является постоянное внимание к ней за рубежом. Роман А. Фадеева «Разгром» издавался на японском языке 7 раз (впервые в 1929 г.). В 60-до сер. 80-х гг. литература о Дальнем Востоке активно переводилась на европейские языки: более 130 изданий вышло на немецком, 110 – на чешском, 90 – на польском и т.д.Так, на французском, немецком, польском, чешском, болгарском, венгерском, японском языках издавались романы Н. Задорнова; более 100 раз переиздавались книги А. Фадеева; В. Арсеньева и В. Ажаева – 50 раз.

Однако не все возможности социализма были использованы для культурного развития страны в полной мере. Сформировавшаяся в 30-е гг. административно-командная система деформировала многие принципы социализма, тормозила процесс революционного подъема культуры и демократизации духовной жизни общества, начавшиеся в первые годы Советской власти. Партийно-государственное руководство культурным строительством приняло формы административного диктата. Массовые репрессии 30-х -  начала 50-х гг. привели к невосполнимым потерям в области культуры, отразились на нравственном состоянии общества. Нарушилась преемственность поколений отечественной интеллигенции. И в последующие десятилетия  административно-командная система продолжала оказывать давление на культурную жизнь общества. Противоречия между потребностями общественного развития и методами руководства страны стали особенно остро ощущаться в период 70-х – первой половины 80-х гг.

Отрицательное влияние на прогресс отечественной культуры оказала ее изолированность от мирового культурно-исторического процесса. Из мирового культурного опыта, как прошлых веков, так и ХХ века отбиралось очень немногое, в основном то, что укладывалось в рамки материалистического мировоззрения. В итоге огромная часть мировой культуры оставалась незнакомой не только народу, но и интеллигенции.

 

Вклад народов региона в мировую культуру и науку

Дальневосточная наука берет начало из путешествий, из пытливого человеческого ума. Дальний Восток повидал многих людей, страстью которых было стремление к познанию мира, к путешествиям. О таких людях-подвижниках прекрасно сказал Чехов: «Их идейность, благородное честолюбие, имеющие в основе честь родины и науки, их упорство, никакими лишениями, опасностями и искушениями личного счастья непобедимое стремление к раз намеченной цели, богатство их знаний и трудолюбие, привычка к зною, к холоду, к тоске по родине, к изнурительным лихорадкам, их фанатическая вера… в науку – делают их в глазах народа подвижниками, олицетворяющими высшую нравственную силу…». Издалека, из самых глубин истории, тянется цепочка географических  открытий землепроходцев, мореплавателей и ученых на Тихом океане. Вспомним семидесятое столетие. Он славен походами и открытиями русских землепроходцев – Москвитина, Дежнева, Хабаровска, Пояркова, Атласова. Их трудом, волей, смелостью, умом были открыты и присоединены к России дальневосточные земли. XVIII век – век колумбов русских, мореплавателей и ученых, это – век великих географических открытий. Исключительное значение для географической науки, для нашего государства имели Камчатские экспедиции XVIII в. Именно они положили начало освоению дальневосточных окраин России, обогатили науку открытиями. Во 2-ой Камчатской (Великой Сибирской, 1733-1743)  экспедиции принимали участие титулованные ученые Академии наук – адъюнкт Стеллер, астроном де ля Крейер, историк Г.Миллер и др. Но никто из них не оставил такого следа в науке, как безвестный «господин студент» Крашенинников. Так  величался в официальных бумагах «ученик» Московской греко-славяно-латинской академии Степан Крашенинников. Именно он (Крашенинников), прожив четыре года на Камчатке в тяжелых лишениях и заботах, неустанных трудах и исканиях, работал как географ, ботаник, зоолог, ихтиолог, этнограф, историк, лингвист, обстоятельно изучил природу далекого полуострова, жизнь населявших его народов и создал бессмертный памятник русской научной мысли – книгу «Описание земли Камчатки», не имевшую равных в географической литературе XVIII в. Для многих мореплавателей и путешественников она была настольной книгой и путеводителем. Труд замечательного русского ученого и путешественника XVIII в. Степана Петровича Крашенинникова пользуется заслуженной славой и мировой известностью. (Крашенинников Степан Петрович (1711-1755), русский путешественник, исследователь Камчатки, академик Петербургской Академии наук (1750).

Богат многочисленными экспедициями и открытиями XIX век. Это – век русских кругосветных путешествий первой половины  в. (экспедиции Ф.П.Литке, И.Ф.Крузенштерна, В.М.Головнина, О.Е.Коцебу). Своими географическими и этнографическими открытиями обогатили отечественную и мировую науку ученый А.Ф.Лиддендорф, мореплаватель Г.И.Невельской, натуралист Л.И.Шренк, офицер Н.М.Пржевальский, естествоиспытатели Р.К.Маак, К.И.Максимович, ученый Л.А.Штернберг и др. Но первым ученым, кто открыл Дальний Восток миру, был Владимир Клавдиевич Арсеньев. Он отдал изучению природы и населения полюбившегося края тридцать лет жизни. Таким образом, можно считать, что с него наука получила тут постоянную прописку. За это время В.К.Арсеньев проехал на лошадях, прошел пешком и на лодках десятки тысяч километров по неизвестным районам Уссурийского края, совершил плавание по Амуру, исследовал озера, речную сеть Приморья, часть Сахалина и Командорские острова, собрал и описал богатейшие естественно-исторические и этнографические коллекции. Велика роль В.К.Арсеньева в развитии этнографии, археологии и истории Дальнего Востока. Он написал более 50 научных и научно-популярных работ, множество отчетов и других материалов. В.К.Арсеньев – один из создателей краеведческого направления в отечественной научно-художественной литературе. В.К.Арсеньев (1872-1930 гг.) – исследователь, этнограф, писатель. Его труды – «По Уссурийскому краю» (1921 г.), «Дерсу Узала» (1923 г.), «В горах Сихотэ-Алинь» (1937 г.) – известны всему миру. Его имя носит Краеведческий музей во Владивостоке. В городе Арсеньеве создан памятник В.К.Арсеньеву.

Дальний Восток с его уникальной природой, богатыми минеральными и биологическими ресурсами, своеобразием коренных народностей привлекал многих исследователей. Первые сведения о его растительности, живом мире, сокровищах недр и народностях дали ученые XVIII-XIX вв. Но комплексное научное освоение региона началось лишь в годы Советской власти. И связано оно с именем Владимира Леонтьевича Комарова – советского ученого, академика Российской Академии наук (с 1920 г.), председателя АН СССР (с 1936 г.). В.Л.Комаров много сделал для изучения восточных районов страны и организаций научных исследований на Дальнем Востоке. Еще до революции, молодой ученый, полный жажды открытий, совершает путешествие на Дальний Восток. Он исследовал низовья реки Уссури, бассейны Тунгуски и Биры, равнины Приамурья, Малый Хинган там, где его прорезает Амур. В.Комаров предпринял путешествия в Маньчжурию, Корею, Монголию, на Камчатку и в Приморье, результатом которых явились капитальные труды «Флора Маньчжурии», «Флора Камчатки». Уже маститым ученым Владимир Леонтьевич в 30-х годах не раз побывал на Дальнем Востоке, вел исследования в районе Уссурийска, в окрестностях Хабаровска, на Зее и в заповеднике «Кедровая падь». Вместе с ботаником Е.Н.Клобуковой-Алисовой он создал «Определитель растений Дальневосточного края», являющийся настольной книгой многих поколений ученых.

Большой вклад в изучение прошлого и настоящего Дальнего Востока, истории и культуры коренных народов региона, этнографии славянского населения края, о памятниках истории и культуры Дальнего Востока внесли известные историки, археологи, этнографы – А.И.Крушанов, Н.Н.Диков, Э.В.Шевкунов, Ж.В.Андреева, Н.К.Старкова и многие другие. Здесь мы расскажем о творении великого ученого, археолога, этнографа, академика Алексея Павловича Окладникова, по инициативе которого начались археологические работы на Дальнем Востоке, который считался краем, не имеющим глубоких корней.

А.П.Окладников внес неоценимый вклад в мировую сокровищницу науки. Увлеченность А.П.Окладникова историей, археологией и этнографией, зародившаяся еще в школьные годы, окончательно определилась во время учебы в Иркутском университете. А.П.Окладников большую часть жизни отдал изучению Сибири. В 20-30-е годы он ведет свои первые археологические поиски в Забайкалье, открывает забытую Шишкинскую галерею наскальных рисунков древнего человека. В 30-40-е годы он возглавил Ангарскую археологическую экспедицию Иркутского краеведческого музея, продолжает исследования на Ангаре, открыв серию могильников, поселений, стоянок, памятников первобытного искусства; им был сделан ряд значительных открытий в Узбекистане. Его экспедиции в 1947-1958 гг. работают в Киргизии, Туркмении и Таджикистане. Поиски увенчиваются открытиями памятников каменного века. В 1940-1945 гг. А.П.Окладниковым были открыты десятки памятников от эпохи палеолита до XVII века в Якутии, которые позволили по-новому взглянуть на мир охотников, рыболовов и скотоводов, обитавших на огромных северо-восточных просторах Азии, как выяснилось на протяжении многих тысячелетий. В конце 40-х – начале 50-х годов под руководством А.П.Окладникова развернулись исследования в Забайкалье, в Бурятской АССР, Читинской области и в Прибайкалье. Начиная с 1953 г. А.П.Окладников проводит широкие по масштабам раскопки разновременных памятников в Приморье и Приамурье, которые позволили решить проблемы развития культур эпохи неолита и раннего металла, становления и развития и расцвета первых тунгусских государств Бохая и Чжурчжэньской империи. Огромен вклад А.П.Окладникова в разработку различных аспектов первобытного искусства, интерес к которому он пронес через всю жизнь. По результатам обширных исследований А.П.Окладникова создали более 600 работ. Наиболее известные из них, которые вошли в сокровищницу Отечественной и мировой науки и культуры: «Неолит и бронзовый век Прибайкалья» (1950,1955), «Русские полярные мореходы XVII в. у берегов Таймыра» (1948), «Далекое прошлое Приморья» (1959), «Шишкинские писаницы» (1959), «Петроглифы Ангары» (1966), «Олень Золотые Рога» (1964), «Лики Древнего Амура» (1968), «Петроглифы Средней Лены» (1972), «Палеолит Монголии» (1981), «Петроглифы Монголии» (1981) и многие другие.

 А.П.Окладников был участником многих международных конгрессов и конференций,  избран иностранным членом Академии наук Монголии, почетным членом Венгерской Академии наук, членом-корреспондентом Британской Академии, почетным доктором Познаньского университета в Польше.

За огромный вклад в науку ученый, организатор науки и педагог А.П.Окладников удостоен партией и Советским правительством звания Героя Социалистического Труда, ему дважды присуждалась Государственная премия СССР, он награжден тремя орденами Ленина, тремя орденами «Знак Почета» и медалями.

 

Памятники истории и культуры

Дальний Восток – уникальный регион. Он богат своими природными ресурсами, историей народов, населяющих его; он насыщен разными памятниками истории и культуры. Все известные в регионе исторические памятники имеют большую ценность, большинство из них имеют общероссийское значение, охраняются государством.

Рассказать о каждом из них в небольшом учебном пособии невозможно. Мы расскажем лишь об отдельных памятниках древней культуры, об исторических, историко-революционных памятниках, об известных исторических личностях, внесших вклад в открытие и освоение региона и о памятниках архитектуры трех городов – Хабаровске, Благовещенске и Владивостоке.

Памятники духовной культуры    

Самыми замечательными памятниками древнего искусства являются наскальные изображения (петроглифы или писаницы, как их еще называют). На территории Приамурья и Приморья известно несколько местонахождений наскальных изображений, оставленных древними мастерами на податливом камне. Это – на реке Амур у Сикачи-Аляна, на скалистом берегу реки Уссури выше села Шереметьева и в долине реки Кия по дороге из Хабаровска во Владивосток.

Крупнейший центр наскальных рисунков – Сикачи-Алян. Старейший нанайский поселок Сикачи-Алян расположен в 90 километрах от Хабаровска. Близ поселка вдоль скалистого берега Амура длинными валами громоздятся глыбы базальта – остатки разрушенных скал. На них древние рисунки. Всего в Сикачи-Алян около 150 рисунков. Многообразны и неповторимы Сикачи-Алянские изображения-личины. Они похожи на маски, и каждая из них имеет свои особенности. Маски-личины очень выразительны. Широкая верхняя часть, огромные круглые глаза, раскрытая пасть с двумя рядами больших острых зубов, узкий округлый подбородок – такие личины напоминают голову обезьяны. Есть личины яйцевидной и овальной формы, у некоторых из них раскосые глаза с отчетливо выбитыми в камне круглыми зрачками, широкий расплывчатый нос. На щеках и подбородках многих личин видны параллельные дуги – возможно, татуировка. В верхней части многие маски окружены ореолом расходящихся лучей. От изображений-личин веет грозной силой, а их глазами на нас как будто смотрит таинственная душа древних неведомых племен. Рядом с устрашающими личинами на глыбах базальта можно увидеть изображения животных: зверей, птиц, змей. Самая известная фигура зверя из рисунков Сикачи-Аляна – лось. Продолговатое туловище, едва заметные ноги, длинная шея и маленькая голова – все готово к стремительному бегу. Гордый развал рогов подчеркнут первобытным мастером с воздушной легкостью. Внутри туловища животного несколько концентрических кругов – знаки, связанные с солнцем. Это лось небесный, герой мифов, легенд и преданий многих народов. С ним они связывали хорошую охоту, а значит и свое благополучие.

Интересен рисунок, изображающий гигантскую змею или дракона-мудура в виде широкого зигзага, заполненного внутри тончайшей резной сеткой. Мудур нанайских преданий – могущественное существо, то благодетельное, то страшное, недоброе – непременный персонаж многих обрядов. Мифический змей высечен был в таком месте, куда можно было добраться только лишь по воде на легкой рыбачьей лодочке.

Рисунки у села Шереметьева размещаются уже не на отдельных глыбах камня, а на ровных и гладких поверхностях скал, у самого подножия которых плещется Уссури. Среди них выделяются большие личины, похожие на головы антропоморфных обезьян, с огромным округлым лбом и такими же большими круглыми глазами. Над квадратным подбородком обозначена страшная пасть с частоколом острых зубов. Немного выше на скале помещаются еще более фантастические личины. Узкоглазые, как изображения-маски Сикачи-Аляна, с загнутыми кверху наружными кончиками глаз, они очень напоминают условные маски древнего японского театра. Есть здесь и фигура змеи в виде спирали, над которой вертикально поднимается голова ядовитой твари, и ярко выполненная фигура оленя. Замечательны изображения лодок и птиц. Лодки имеют вид дугообразных линий, над которыми торчат вертикальные, тонкие палочки, изображающие гребцов или просто сидящих в лодке людей. Птицы похожи на гусей: массивные туловища, длинная шея, у некоторых фигур – поднятые вверх крылья.

Изображения на реке Кия имеют ближайшее сходство с наскальными рисунками Сикачи-Аляна и Шереметьевских скал. Первый общий для них сюжет – личины. Они имеют похожие очертания. Глаза показаны кружками, на лбу выбиты поперечные полосы. Фигура оленя на Киев, например, очень похожа на Сикачи-алянскую и Шереметьевскую. Каково же происхождение «писаных камней» или петроглифов? Вот что рассказывает, например, о Сикачи-алянских писаницах древний нанайский миф: «Это было давно-давно, в начале света жили три человека. И было три лебедя-ныряльщика. Однажды послали люди трех лебедей на дно реки достать для земли камней и песка. Птицы нырнули. Семь дней были под водой. А когда вышли, то увидели, что земля ковром цветет, в реке Амур рыба плавает. Тогда три человека сделали человека по имени Кадо и женщину Джулчу. Потом деву по имени Мамилчжи. Народ размножился и заселил всю землю по Амуру. Кадо сказал: «Есть три солнца на небе. Жить слишком горячо. Я хочу застрелить два солнца!». И он пошел к восходу. Вырыл яму, спрятался в ней. Увидел, как взошло первое солнце, и застрелил его. Выстрелил во второе солнце, но мимо. Третье – убил. Одно среднее осталось. Вода кипела – горой стала. Гора кипела – речкой стала. А пока камни не остыли, Мамилчжи нарисовала на них птиц и зверей. Потом камни стали твердыми. После этого жить стало хорошо…».

Так гласит предание. А что же говорят по этому поводу ученые? Кто и когда выбивал на базальтовых глыбах и отвесных скалах эти странные изображения? Ответ на эти вопросы был получен, когда начались систематические раскопки древних поселений на берегах.

Благодаря современным научным методам сейчас можно определить, когда жили на Амуре эти удивительные мастера. Так, возраст вознесеновского сосуда датируется 4-3 тысячелетием до н.э. Иначе говоря, он пролежал в земле, по крайней мере, пять тысяч лет!

 

Петроглифы Пегтымеля   

Уникальным памятником культуры Крайнего Северо-Востока Азии являются пегтымельские изображения-петроглифы. Они выбиты на 12 скалах правого берега реки Пегтымель в 50-60 километрах от ее впадения в Ледовитый океан. На высоте 20-30 м сохранились 104 группы изображений. Эта «картинная галерея» создавалась в течение первого тысячелетия до н.э. – первого тысячелетия н.э. Более древние изображения частично перекрываются позднейшими рисунками. Наскальные изображения отразили основные занятия древних жителей Севера Дальнего Востока – морскую охоту и охоту на дикого оленя. Чаще всего на Пегтымельских скалах встречаются изображения оленей. Среди них попадаются настоящие шедевры мастерства, например, с удивительной настойчивостью повторяется на Пегтымельских скалах такой сюжет: олень, а за ним лодка с человеком, который вонзил в животное копье или гарпун. В давние времена вблизи этих скал были сезонные переправы (плавни) диких оленей, отправлявшихся на новые пастбища через реку. Древний художник очень умело передал характерные движения плывущего оленя: голова вытянута вперед, легкое, как поплавок, раздутое туловище с погруженными в воду ногами как бы парит в состоянии невесомости, копыта растопырены, как гусиные лапы, и, хотя вода ничем не обозначена, вы чувствуете, что животное плывет.

Сам охотник в лодке зачастую изображен одним широким штрихом. Интересны рисунки лодок: многоместные с высокими носами и маленькие, напоминающие обтянутые кожей непотопляемые, быстроходные каяки эскимосов, чукчей, алеутов. Сцены охоты нередко включают в себя и собак. Они яростно атакуют бегущих и плывущих  оленей, загоняют их в воду. Не так часто, но все встречаются изображения сцен морской охоты. Разные морские животные – киты, касатки, лахтаки, нерпы – нарисованы определенно и выразительно. Иногда среди этих животных встречается и белый медведь.

На пегтымельских скалах можно найти изображение и таких зверей, как песцы, волки. Последние в основном нарисованы преследующими оленей. Встречаются фигурки водоплавающих птиц. Разнообразны человекоподобные изображения.

В пегтымельских петроглифах отражено то, что больше всего интересовало первобытного охотника. Мечта об обильной пище определяла смысл пегтымельского наскального искусства. Больше забить диких оленей, морского зверя – вот что вызвало к жизни это искусство. А вот изображения волка и касатки не связаны с охотничьей магией. На этих животных не охотились. У чукчей и эскимосов издавна распространено убеждение, что эти животные полезны для человека, их убивать нельзя. Согласно широко бытовавшему поверью волк и касатка – одно лицо, человек-оборотень. В обличье касатки летом он подгоняет к берегу китов и заставляет их выбрасываться на берег, чем помогает охотникам. Зимой он в обличье волка, нападая на оленей и уничтожая среди них слабых, тоже делает полезное дело. Олени кормят волка, но волк делает их сильными. Но изображения имели не только ритуальный смысл. Они очень реалистичны. Выбитые на скалах рисунки – это подчас настоящие, очень выразительные произведения искусства. В них чувствуется зоркость и наблюдательность охотника. И, конечно же, они являются источником, из которого мы можем многое узнать о жизни и быте людей той далекой эпохи.

Исторические, историко-революционные памятники     

В разных городах Дальнего Востока возведены величественные монументы павшим героям в суровые годы Гражданской войны. Самый выразительный из них находится в Хабаровске, на Комсомольской площади. Торжественное открытие памятника состоялось 26 октября 1956 года в присутствии более 300 партизан-дальневосточников, среди которых находились бывшие командиры партизанских отрядов, активные участники революционного движения. Авторы этого величественного и одновременно скорбного монумента (скульптор А.П.Файдыш-Крендиевский, архитектор М.О.Бариц) воспели героику суровых лет Гражданской войны. Высота памятника – 22 метра, а высота скульптурной группы составляет 3 метра. Центр памятника – четырехгранный обелиск из серого тесаного гранита (блоки), увенчанный отлитой из бронзы пятиконечной звездой в лавровых ветвях. Обелиск – своеобразная композиционная вертикаль (ось) всего монумента. У подножия обелиска, на четырехгранном постаменте – бронзовая скульптурная группа: под развернутым знаменем мужественные фигуры комиссара, красногвардейца и партизана. В скульптурной группе автором переданы народные образы комиссара, в скорби обнажившего голову, дальневосточного партизана в овчинном тулупе и ичигах, протаскивающего свой пулемет «Максим» сквозь таежные заросли, и образ красногвардейца с винтовкой и со знаменем, устремленного в раскрывающееся перед ним будущее.

Обелиск установлен на высоком постаменте, состоящем из трех частей: верхняя - служит основанием обелиску, средняя – кубический объем и нижняя – трехступенчатое основание постамента, который, как и обелиск, выложен из блоков серого гранита. На северо-восточной грани постамента, на выступе, сделана надпись накладными буквами: «Героям гражданской войны на Дальнем Востоке. 1918-1922». На тыльной стороне постамента – барельефная композиция, выполненная из бронзы. В центре композиции серп и молот – на щите, а по бокам – по три приспущенных знамени. Над барельефом – пятиконечная звезда. На юго-восточной грани постамента высечены слова из знаменитой партизанской песни («По долинам и по взгорьям»): «И останутся, как сказка, как манящие огни, штурмовые ночи Спасска, волочаевские дни». Окружающая территория благоустроена, разбиты газоны.

Памятник обладает высокими художественными достоинствами, имеет большую историческую значимость, поэтому еще в 1960 году Постановлением Совета Министров РСФСР он был взят под охрану государства как памятник республиканского значения. Он стал первым охраняемым объектом такого ранга на Дальнем Востоке.

Памятник Борцам за власть Советов на Дальнем Востоке в 1917-1922 гг. установлен на центральной площади Владивостока 28 апреля 1961 года. Авторы: скульптор А.Тенета, инженеры А.Усачев и Т.Шульгина. Самый крупный монумент города. Состоит из трех отдельно стоящих композиций – двух групповых и центральной скульптуры красноармейца-трубача, возвышающейся над площадью на тридцатиметровой высоте. Именно центральная фигура «повинна» в появлении неофициальных названий памятника в среде местной неформальной и богемной публики: «Трубач в собственном соку» и «Васе Трубачев и товарищи». Правая скульптурная группа изображает участников событий 1917 года во Владивостоке. Левая – красноармейцев НРА ДВР, освобождавших Владивосток в 1922 году.

Ярким и показательным примером того, как в истории примиряется, казалось бы, непримиримое - является Мемориальный участок Морского кладбища в городе Владивостоке. Оно возникло в 1905 г. во время русско-японской войны 1904-1905 гг. Мемориальный участок Морского кладбища является ярким и показательным примером того, как в истории примиряется, казалось бы, непримиримое. Здесь покоятся люди разных эпох, идеологии и вероисповеданий. Рядом с ветеранами «красного» партизанского движения времен Гражданской войны лежат английские и канадские солдаты и офицеры, чешские легионеры, погибшие в те же годы, но исповедавшие совсем иные ценности.

Ветераны Цусимского сражения, матросы крейсера «Варяг» соседствуют с бойцами Красной Армии. Моряки «Варяга» сражались и погибли в бою 27 января 1904 г. в корейском порту Чемульпо с кораблями японской эскадры. Солдаты Красной Армии погибли летом 1938 г., защищая границу Советского Союза от японских войск в районе озера Хасан. «Варягом» командовал капитан 1-го ранга В.Ф.Руднев, который был сыном русского дворянина, советскими войсками - маршал Советского Союза В.К.Блюхер, сын крестьянина. Морское кладбище стало также и местом захоронения известных государственных и общественных деятелей Приморья.

Группа памятников, связанная с событиями Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.)одна из самых многочисленных. Великая Отечественная война с немецко-фашистскими захватчиками, полыхавшая на территории СССР четыре года от границ с Польшей до Урала, была частью Второй мировой войны (1939-1945 гг.). Эта война стала крупнейшей трагедией в истории мировой цивилизации ХХ века, когда миллионы людей в Европе и Соединенных Штатах Америки были втянуты в борьбу с фашизмом.

В те страшные для Советского Союза годы тысячи патриотов Дальнего Востока взяли в руки оружие. Многие из них так никогда и не вернулись в родные дома. Память о них священна для современного поколения. В регионе нет ни одного города, ни одного поселка, где бы ни стоял памятник землякам, погибшим в борьбе с фашизмом.

В Хабаровске – на высоком берегу Амура расположена самая молодая площадь города – площадь Славы, открытая в 30-летний юбилей Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. В центре площади возвышается 30-метровый обелиск из трех пилонов. Мемориал «Площадь славы» появился в Хабаровске в 1985 году. На его плитах – фамилии дальневосточников, погибших в Великую Отечественную. На гранитных плитах местного мемориала выбиты фамилии 47 тысяч человек – всех, кто был призван на фронт из Хабаровского края. На них имена хабаровчан – Героев Советского Союза, Героев социалистического труда и полных кавалеров ордена Славы. Поисковая группа работала несколько лет, чтобы увековечить память каждого поименно. К 40-летию Великой Победы было завершено строительство второй очереди площади. Центральное сооружений мемориального комплекса – Памятная стена, полукругом охватывающая площадку – подиум, в центре которого был зажжен Вечный огонь. Со временем здесь появились пилоны, где высечены имена жителей края, не вернувшихся с войны. Напротив – памятник павшим в локальных войнах и военных конфликтах, открытый совсем недавно. На подиуме из гранита возвышаются три черных пилона в форме лепестков тюльпана, на которых расположены фамилии жителей Хабаровского края, погибших в «горячих точках». В центре, у основания лепестков – полусфера диаметром около 2 м, на которой, как на глобусе, огоньками отмечены зоны конфликтов, где воевали дальневосточники. Вокруг полусферы надпись: «Землякам, павшим в локальных войнах и военных конфликтах». На мемориале увековечены 143 имени дальневосточников.

В 1982 году во Владивостоке в дни празднования 50-летия Краснознаменного Тихоокеанского флота был торжественно открыт Мемориальный ансамбль «Боевая слава Краснознаменного Тихоокеанского флота» - в память о тихоокеанцах, погибших в годы Великой Отечественной войны и войны с империалистической Японией, был торжественно открыт в июле 1982 года в дни празднования 50-летия Краснознаменного Тихоокеанского флота. Авторский коллектив: архитектор А.В.Сандока, скульпторы: В.Г.Ненаживин, Н.П.Монтач, инженеры: Г.М.Браунагель, И.П.Яблонский.

Мемориальный ансамбль представляет  собой развернутую пространственную композицию, состоящую из корабля-музея – подводной лодки С-56, форума памяти с Вечным огнем и стены Славы героев. Главным элементом композиции является гвардейская подводная лодка С-56, которая в годы ВОВ уничтожила в полярных морях 14 кораблей противников, за что награждена орденом Красного Знамени. Она установлена на пьедестал и превращена в музей. Справа от лодки-музея размещен форум в виде двух террас, соединенных широкими мемориальными лестницами. Верхняя терраса с тыла ограничена стеной с горельефной композицией, посвященной подвигам моряков-тихоокеанцев. В центре горельефа находится чугунная мемориальная доска с изображением ордена Красного Знамени и текстом Указа Президиума Верховного Совета СССР о награждении Тихоокеанского флота этим орденом. Между лестницами на наклонном пандусе в центре бронзовой звезды зажжен Вечный огонь. В нишах на верхней площадке пандуса хранятся капсулы с землей героев Москвы, Ленинграда, Волгограда, Севастополя, Одессы, Киева, Новороссийская, Минска и Керчи. Верхнюю террасу форума фланкируют 2 постамента, на одном из которых установлено орудие с эсминца «Войков», на другом – башня с бронекатера Б-304. С тыльной стороны от подводной лодки на приподнятой террасе, вымощенной плитами из бетона, сооружена стена Славы, сложенная в виде мраморных знамен, на которых укреплены 20 бронзовых плит с именами 192 Героев Советского Союза и 37 полных кавалеров орденов Славы. Перед подводной лодкой установлены в ряд 45 невысоких прямоугольных стел с мемориальными досками, на которых увековечены названия кораблей, частей и соединений КТОФ, удостоенных правительственных наград и отличий в годы ВОВ.

В городе Комсомольск-на-Амуре 23 июня 1972 года состоялось торжественное открытие уникального Мемориального памятника героям-комсомольчанам, погибшим в 1941-1945 гг. Автор проекта памятника - художник Н.С.Ивлева, скульптор - С.В. Николин.

Территория, на которой располагается памятник, ограничен с северо-западной стороны улицей Дзержинского, с северо-восточной стороны - Октябрьским проспектом, с юго-восточной – Амурским проспектом. Архитектурно-планировочное решение пространства дает возможность удобных подходов к памятнику и восприятие его с разных точек. Идея создания памятника отражена в его пространственной композиции. Общее решение комплекса построено на сочетании вертикальных пилонов, акцентирующих внимание зрителя, но в то же время несущих идейную расшифровку памятника и горизонтальной композиции рельефов лиц героев – комсомольчан, высотой 3,5-6 метров, мощные вертикальные пилоны высотой 12,5 метров, выходящие из плоскости земли создают ощущение монументальности силы и выражают непобедимость, стойкость и сплоченность всего народа во время ВОВ. Памятник завершил композицию мемориального комплекса располагающегося на набережной Комсомольска. Комплекс также включает «Вечный огонь», три высокие колонны с датами начала и завершения ВОВ, а также площадь героев, где по обеим сторонам каменных разъездов высечены имена воинов-комсомольчан, не вернувшихся с полей войны.

 

Памятники, посвященные историческим личностям   

Специфическим явлением культуры Дальнего Востока стала монументальная скульптура. Памятники историческим личностям стали примечательностью городов. Характерно, что все скульптурные памятники были объединены одной большой темой: освоение и защита дальневосточных земель России. Главное назначение скульптур: утверждать положительное, героическое в сознании современников, а затем их потомков. Все созданные памятники были результатом общественной активности.

Памятник Е.П.Хабарову   Вот уже 40 лет существует в городе Хабаровске памятник Ерофею Павловичу Хабарову, установленный в столетнюю годовщину города. Памятник был открыт 29 мая 1958 года в торжественной обстановке. Автор памятника – хабаровский скульптор Я.П.Мильчин. Памятник Ерофею Павловичу Хабарову напоминает о его знаменитых походах, о его большом вкладе в освоение окраинных русских земель. Хабарова мы видим поднявшимся на скалу и всматривающимся в амурские дали. В его левой руке зажат свиток с записями, а правая рука поддерживает полу соскользнувшей с плеча шубы. На лицевой стороне постамента высечена надпись: «Ерофею Павловичу Хабарову», а чуть ниже начертаны слова: «В день 100-летия города Хабаровска. 1858-1958». Высота скульптурной фигуры составляет 4,5 метра, а общая высота памятника (с постаментом) – 11,5 метров.

О портретном сходстве с Хабаровым не может быть и речи, ибо ни портретов, ни даже описаний внешности Ерофея Хабарова не сохранилось. Поэтому памятник, украшающий привокзальную площадь города – это некий собирательный образ тех отважных русских землепроходцев, которые первыми достигли этих отдаленных земель.

В 1891 году на утесе городского сада г. Хабаровска был установлен памятник Николаю Николаевичу Муравьеву-Амурскому с высеченными именами участников всех сплавов Амурской экспедиции: Г.Невельского, Н.Бошняка, М.Венюкова, К.Будогосского, Л.Шренко, Р.Моаке, К.Максимовича и др. Сооружался памятник по проекту академика А.М.Опекушина, автора памятников Пушкину в Москве и Лермонтову в Пятигорске. Памятник отливался в Петербурге в художественной мастерской Гаврилова. В январе 1891 года статуя была выставлена в Михайловском дворце для ознакомления жителей столицы. Получила одобрение самого императора, а затем через Одессу и Владивосток отправлена в Хабаровск, где уже был готов пьедестал с прикрепленными к нему бронзовыми досками с именами соратников Муравьева-Амурского. 30 мая 1891 года состоялось торжественное открытие и освящение памятника в присутствии наследника-цесаревича.

В 1925 году памятник снесли. В 1992 году памятник был восстановлен по сохранившейся рабочей модели петербургским скульптором Л.Аристовым. 30 мая 1992 года, в день рождения города Хабаровска, при огромном стечении горожан бронзовый граф (генерал-губернатор) вновь вернулся на родной пьедестал на берегу реки Амур. Памятник предстал в своем первозданном виде, в котором существовал около тридцати пяти лет, олицетворяя собой славную историю Дальневосточного края. За короткий срок были отреставрированы не только постамент и скульптура, но и полностью весь комплекс: пандусы, подпорная стенка, отсыпан курган, из-за чего постамент стал выше, и ограждение из тринадцати пушек. Одиннадцать из них, взамен утерянных, были изготовлены на заводе «Дальдизель», а две сделаны еще в девятнадцатом веке. В постаменте памятника замурована хрустальная капсула с посланием к потомкам. Памятник Муравьеву-Амурскому – выдающееся произведение русского монументального искусства. Это одно из лучших творений Опекушина относится к золотому фонду монументального искусства.

Памятник, посвященный выдающему русскому офицеру, адмиралу Г.И.Невельскому  стоит в уютном сквере на Светланской улице города Владивостока. Имя этого человека широко известно и очень почитаемо в России. Работы возглавляемой им Амурской экспедиции (1851-1855) сыграли решающую роль в становлении российской государственности в Приморье. Памятник Г.И.Невельскому и его сподвижникам был открыт 26 октября 1897 года. Он изготовлен из серого гранита, специально для этой цели доставленного с острова Русский. Автором проекта является морской инженер, архитектор А.Н.Антипов. Скульптурная часть памятника выполнена известным русским ваятелем Р.Р.Беком. Отливалась она из бронзы на предприятии фирмы Верфель в Санкт-Петербурге. Памятник отличает строгая красота и изящество формы. Его вершина увенчана бронзовым орлом. Создавался по подписке на средства нижних чинов флота и жителей города и стал одной из главных достопримечательностей Владивостока. Со дня появления и до сегодняшних дней памятник Невельскому считается одним из самых безупречно функциональных и в то же время красивых монументов России.

Памятник, посвященный Г.И.Невельскому, сооружен и в г. Николаевске-на-Амуре. Монументальный обелиск из гранита с рельефом и медными досками с надписями был открыт 31 августа 1813 года.

И в Хабаровске над Амуром бронзовый Невельской стоит так же закономерно, как и в Николаевске. Памятник этому знаменитому мореплавателю и исследователю русского Дальнего Востока установлен в 1951 году в Центральном парке культуры и отдыха. С непокрытой головой, с подзорной трубой в руке, стоит он на высоком берегу и провожает взглядом волны Амура, бегущие к просторам Тихого океана. Автор этой выразительной скульптуры – хабаровчанин А.Бобровников.

В городе Арсеньеве, в районе сопки Увальной воздвигнут памятник В.К.Арсеньеву, знаменитому исследователю, археологу, этнографу, писателю. Он достигает в высоту около четырех метров. В небольшом отдалении от него установлена громадная каменная глыба. Часть ее фасада занимает барельеф Дерсу-Узала. На обратной поверхности высечены удэгейские орнаменты. Памятник установлен в честь 100-летия со дня рождения исследователя. Построен на деньги жителей города Арсеньева и научной интеллигенции России.

 

Памятники архитектуры  

Среди большого разнообразия культурного наследия особое место занимают памятники архитектуры – своеобразная летопись мира. Архитектурные памятники, молчаливые свидетели прошлого, изучая их, мы познаем одновременно себя, ибо в памятниках – деяния наших предков. Памятники архитектуры, воплощенные в дереве и камне, отражают социальное и экономическое состояние городов на разных этапах развития, уровень культуры и образованности. В дальневосточных городах, несмотря на то, что они развивались вдали от культурных центров, много красивых зданий. В их строительстве использованы разные архитектурные стили: классицизм, эклетика или модерн.

Одно из самых красивых архитектурных достопримечательностей Хабаровска по праву считается Дом городского самоуправления, хорошо известный как Дворец пионеров. Автор проекта – гражданский инженер П.В.Бартошевич. 26 ноября 1909 года состоялось торжественное открытие Городского дома с молебствием и освящением новой постройки. Построенный в русском стиле, Городской дом отражает художественные достоинства и черты этого архитектурного явления. Необычайно выразительный силуэт зданию придают высокая крыша с металлическим декоративным гребнем по коньку и высокие четырехгранные шатры, венчающие угловую башню и фланговые ризалиты основного объема здания. Сочные и разнообразные элементы декора на двух уличных фасадах складываются в пластически насыщенную композицию, в которой каждая часть, каждая деталь выразительна и самоценна. Другого подобного здания в городе нет. Как самое привлекательное здание в городе, Городской дом «видел» в своих стенах многих выдающихся личностей. В июней 1913 года в Городском доме перед жителями Хабаровска выступал всемирно известный артист Императорской Санкт-Петербургской оперы (бас) Лев Михайлович Сибиряков. И в том же 1913 году, но уже осенью, здесь выступал, рассказывая о своих путешествиях, Фритьоф Нансен, тоже всемирно известный исследователь. Несколько лет назад была проведена реконструкция фасадов здания, что позволило представить декоративные детали в их полной красе. Очищенные от многократных наслоений, они стали сочными, выразительными. Бывший Городской дом ныне обрел новую жизнь и по праву считается одним из красивейших зданий Хабаровска.

23 мая 1884 г. был заложен Успенский кафедральный собор. Храм строили по проекту архитектора С.О.Бера. Руководил строительством военный инженер-полковник В.Г.Мооро. Собор освящен 16 декабря 1890 года Преосвященнейшим Гурием Епископом Камчатским. В последующие годы благоустройство храма продолжалось. Так, в конце 1891 года был пристроен придел, освященный во имя Святителя Николая Чудотворца в память посещения нашего края цесаревичем Николаем (впоследствии император Николай II, прославленный Церковью в лике страстотерпцев). Прихожане заботились и об образовании детей, поэтому 26 ноября 1895 года при соборе была открыта церковно-приходская школа, которая содержалась на деньги, выручаемые от продажи свеч и на частные пожертвования. В январе 1897 года церковный староста Успенского собора купец Василий Плюснин пожертвовал храму список известной в нашем крае Албазинской иконы Божией Матери «Слово плоть бысть». В январе 1902 г. по благословению правящего архирея Благовещенской епархии было начато возведение каменной колокольни, затем к храму пристроили еще два боковых придела, в придел Святителя Николая был расширен пристройкой «полуциркуля», и в этом своем окончательном виде собор предстает перед нами на многочисленных старинных фотографиях и открытках. Журнал «Благовещенские епархиальные ведомости» сообщал в конце 1905 года: «В новом своем виде Хабаровский собор сделался величественным и прекрасным и без преувеличения можно сказать, стал лучшей церковью не только в Благовещенской епархии, но и в Амурском крае, не исключая, по свидетельству очевидцев, и Владивостокского кафедрального собора». 8 января 1930 г. бригада добровольцев из десяти человек провела первый субботник по разборке здания, призвав через газету последовать своему примеру и других горожан. Собор разобрали. В июне 1936 года экскаватором разровняли широкий холм, служивший основанием храма, и это было последнее, что напоминало о недавно возвышающемся над городом Успенском соборе. В 1996 году по постановлению мэра Хабаровска Успенский собор был включен в план восстановления исторической памяти города, на его месте установили мемориальную доску. «На этом месте находился Градо-Хабаровский собор Успения Божией Матери, духовная святыня православия, символ России на берегах Амура, памятник русского зодчества». Закладка нового храма была совершена 19 октября 2000 года. Проект храма выполнен архитектором Юрием Викторовичем Подлесным. 19 октября 2002 года официально началась вторая жизнь собора Успения Божией Матери. В этот день состоялось его торжественное освящение. На освящение из Москвы приехал митрополит Солнечногорский Сергий, один из высших иерархов Русской Православной Церкви.

В 1868 году в г. Хабаровске была построена, а через два года освящена первая деревянная церковь, названная Иннокентьевской в честь святителя Иннокентия, первого епископа Иркутского – покровителя Сибири и Дальнего Востока, причисленного после смерти к лику святых. Через 30 лет взамен ее построили новую, каменную, которая сохранилась до настоящего времени, претерпев значительные изменения. Каменный храм возводили на средства, пожертвованные купцами Плюсниным и Слугиным, а также на скромные взносы прихожан. Авторами проекта храма стали инженер-полковник В.Г.Мооро и инженер-капитан Н.Г.Быков.

Располагаясь среди современных строений, Иннокентьевская церковь имеет живописный и выразительный силуэт. Сегодня церковь потеряла присущую ей ранее роль архитектурной доминанты, однако она имеет большое историко-культурное значение благодаря своим архитектурно-художественным качествам. В связи с ликвидацией церковного прихода в конце 1931 года церковь была передана военному ведомству. В здании разместилась радио-телефонная мастерская пограничных войск, а в 1964 году его приспособили под планетарий. В октябре 1992 года здание было передано вновь образованному приходу Иннокентьевской церкви. В 1998 году храм был возрожден, засияли золотом его купола, и раздался звон вновь отлитых колоколов.

С 1899 по 1901 гг. велось строительство красивого здания - Общественного собрания. Здание строилось по проекту иркутского архитектора В.А.Рассушина. Здание получилось действительно красивым и вот уже более ста лет как оно украшает Хабаровск своей необычной архитектурой. Многочисленные помещения двух основных и полуподвального этажей обеспечивали работу театра, ресторана, библиотеки и других клубных учреждений. Во время гастролей здесь давали концерты многие знаменитости, а в месяцы театрального межсезонья ставили спектакли местные театральные труппы, устраивались различные тематические вечера, не позволявшие горожанам скучать, особенно в зимнее время. В декабре 1922 года здание Общественного собрания было муниципализировано, через год сдано в аренду театру И.В.Томашевского, а в 1927 году сроком на 40 лет передано в ведение отдела народного образования Дальневосточного края для размещения в нем театра, причем с разрешением достройки и расширением помещений. С января 1945 года в здании бывшего Общественного собрания вот уже более 50 лет успешно и плодотворно работает театр юного зрителя.

Значительное и уникальное сооружение дореволюционного Хабаровска – трехкилометровый железнодорожный мост, построенный в 1916 году. Его назвали «чудом ХХ века». Это самый длинный железнодорожный мост в Старом Свете. До сегодняшнего дня Амурский мост является образцом инженерного искусства. Проект моста (как и Эйфелева башня) был удостоен золотой медали Всемирной выставки в Париже. Авторы проекта: Л.Д.Проскуряков, Г.П.Передерий. Руководил строительством А.В.Ливеровский. С 90-х годов ХХ века началась реконструкция моста. Благодаря оригинальному и сложному решению, позволившему использовать опоры моста для надстройки второго яруса, по нему было открыто автомобильное движение.

Примечателен богатством памятников истории и культуры город Благовещенск: на его территории восемьдесят три памятника, которые находятся на государственной охране: пятьдесят памятников архитектуры и градостроительства, четыре памятника археологии, двадцать памятников истории и монументального искусства. Наиболее значительным из них является Амурский областной театр. Он был построен в 1889 году, фасад достроен по проекту инженера Краузе, а купол – инженера Васкеера. До революции здесь располагался театр общественного собрания. В дни революции 1905 года и февральской революции 1917 года в театре устраивались массовые общественно-политические мероприятия. В год столетия Благовещенска, 1958 году, с фасада здания были построены колонны. В наше время – это отреставрированный в 1908 году театр, который до сих пор покоряет сердца многих зрителей талантом своих актеров. Амурский областной театр расположен на пересечении двух улиц – Ленина и Комсомольская. Он находится рядом с городским парком культуры и отдыха, окруженный множеством деревьев и кустарников. Горожане гордятся тем, что в Благовещенске есть театр, имеющий давние традиции и прекрасное здание.

Замечательной постройкой является здание железнодорожного вокзала Благовещенска. Он был построен в 1908-1912 гг. в традициях древнерусской архитектуры Новгорода и Пскова.

Интересна история создания здания Благовещенского областного краеведческого музея. Это памятник республиканского значения. Здание было построено в 1911 г. дальневосточной торгово-промышленной компанией «Торговый дом Кунст и Альберс» для размещения своего универсального магазина в Благовещенске. При строительстве здания архитектор соединил русскую архитектуру семнадцатого века и европейскую того же времени. Мотивы русской архитектуры: сдвоенные арочные окна с кокошниками и подоконными «полотенцами», граненая рустовка пилястров и простенков первого этажа, бочкообразные кокошники в надкарнизной части. Здание каменное, двухэтажное, Г-образное - признаки европейского стиля. Главный фасад обращен к улице Ленина (Большой). Главный вход выделен порталом с полуциркулярной аркой и балконом над ним. Углы здания выделены четырехгранными башнями, увенчанными шатровыми крышами и высокими шпилями. На угловой башне часы, которые символизируют неутомимый ход времени снаружи и застывшую историю внутри.

Владивостоке – самом крупном центре Приморья имеется более двухсот памятников. В архитектурном облике города смешалось старое и новое. Здания конца XIX – начала ХХ века соседствуют со зданиями, построенными в конце ХХ в. Очень интересным в архитектурном плане является вокзальная площадь, центральным местом которой является здание железнодорожного вокзала. Его архитектурный и художественный образ оформлен в стиле старого русского зодчества и напоминает дворцы-терема русских царей XVII века. Здание было построено в 1894 году архитектором А.Базилевским. В 1908 году его расширил и частично реконструировал архитектор Н.В.Коновалов.

Одно из красивых и оригинальных зданий города Владивостока – это здание универсального магазина «Торгового дома Кунст и Альберс», которое воплотило в себе высокое мастерство и полет фантазии архитектора Г.Р.Юнгхенделя. Построено оно было в 1907 году по заказу директоров компании. Ныне – это ГУМ.

Интересные памятники сохранились и на тихой Пушкинской улочке. Здесь расположены здания самого первого на Дальнем Востоке учебного заведения – Восточного института (ныне это Дальневосточный государственный технический университет). Институт был построен в 1896-1899 годах архитектором А.А.Гвоздиовским. Здание выделяется не только темно-красным цветом старинного кирпича, но и оригинальными каменными статуями львов, сидящих перед центральным входом в университет.

Привлекают своей необычной эмоционально-выразительной архитектурой, богатством форм и декора культовые здания Владивостока – соборы, церкви, костелы, синагоги. В дореволюционные годы панораму города Владивостока украшал кафедральный Успенский православный Собор. Он был заложен в городе 14 августа 1876 г. Проект собора был разработан инженером В.Шмаковым, позже был разработан новый проект архитектором Л.Миллером с военным инженером И.Зеегитрондту. Это был пятиглавый шатрово-купольный храм кубической формы с трехчастной алтарной абсидой, трапезной и двухъярусной шатровой колокольней. Он славился красотой и изяществом своей внутренней отделки, красивым резным иконостасом, ценными иконами. Кафедральный  Собор  был освящен в декабре 1889 г. епископом Камчатским и Амурским Гурием. Собор функционировал до 1932 г., а в 1935 г году был разобран. Позже, в 1947 году, на его фундаментах по проекту архитектора А.И. Порецкова построено четырехэтажное здание, в котором ныне размещается Владивостокское Художественное училище. Современный турист может себе представить местоположение Успенского собора, если с площади памятника погибшим морякам на улице Светланской и посмотрит в сторону улицы Пушкинской: сквозь ветви деревьев небольшого сквера, который раньше окружал собой, он увидит белеющие стены здания училища, увенчанные небольшой цилиндрической башенкой-ротондой. Эта башенка как бы заменила собой шатровое навершье колокольни собора.

Вторым культовым зданием Владивостока стала деревянная лютеранская кирха, освященная в 1882 г. Размещалась она на углу Светланской и Ключевой улиц, напротив здания Морского собрания. В 1909 г. после возведения новой кирпичной кирхи она тоже была разобрана. На ее месте сейчас находится сквер перед зданием Дальневосточного технического университета. А каменное здание новой лютеранской кирхи, освященной в 1909 г. во имя Апостола Павла, туристы могут увидеть чуть восточнее этого сквера. Оно сооружено по проекту известного Владивостокского архитектора в начале ХХ в. Г.Р.Юнгхенделя и решено в формах позднегерманской готики, характерной для архитектуры лютеранских храмов XVIII-XIX вв. Это однонефный храм со стрельчато-сводчатым покрытием, завершенный с восточной стороны пятигранной алтарной абсидой, а с западной стороны – колокольней в виде четырехгранной башки с высокой шатровой крышей и шпилем. Первым настоятелем этой кирхи был известный в крае общественный деятель, исследователь, член Общества изучения Амурского края пастор Карл Август Румпетер, чья могила сохранилась на мемориальном участке Морского кладбища.

По первоначальному назначению здание кирхи использовалось до 1930 г. С 1951 года в нем размещается Военно-исторический музей Тихоокеанского флота. Само здание является памятником архитектуры. А в 1992 году началось возрождение лютеранской общины Владивостока – когда из Германии и сюда приехал священник Манфред Брокманн, ставший настоятелем всех лютеранских приходов Дальнего Востока. Его настойчивая деятельность по возвращению кирхи общине принесла свои плоды: в 1997 году состоялась торжественная передача здания евангельско-лютеранской церкви. Первым пастором возрожденной лютеранской кирхи стала… молодая девушка, приехавшая из Германии, Зильке Кук.

Владивостокская крепость уникальный памятник военно-оборонитель-ного зодчества. Она (крепость) является одной из двух морских крепостей России, построенных в конце ХIХ – начале ХХ вв. в соответствии с новыми для тех лет концепциями фортификации, сложившимися после франко-прусской войны 1870 г. Строилась она для защиты Владивостокского порта, как главной базы Сибирской флотилии. Структура Владивостокской крепости уникальна тем, что состоит из двух независимых комплексов оборонительных сооружений. Один из них представляет внутреннюю линию, построенную в 1894-1896 гг. под руководством известных русских военных инженеров К.И.Величко и К.С. Чернокнижникова. Внутренняя линия является аналогом укреплений Порт-Артура. Внешняя линия обороны создана в 1910-1914 гг. под руководством выдающегося мастера фортификации А.П.Шошина, который при строительстве учел опыт русско-японской войны 1904-1905 гг. Фортификационные сооружения представлены береговыми и горными батареями, защищавшими город и с суши, и с моря.

Среди них наибольшую ценность как часть исторического и культурного наследия представляют: Безымянная батарея № 11 на Безымянной сопке – старейшая береговая батарея, защищавшая город со стороны Амурского залива, модернизированная в 1900 г.;  Токаревская верхняя батарея  на  п-ве Шкота постройки 1901 г.; укрепление № 1 в районе улицы Днепровской, постройки 1902 г., хорошо сохранившийся аналог укреплений крепости Порт-Артур; саперный редут № 4 между улицами Лумумбы и Нейбута постройки 1903 года, мощный узел сопротивления, состоявший из собственно редута и двух батарей; укрепление № 4, известное под названием «форт Поспелова», защищавшим вход в сооруженное в 1904 г. и бывшее мощным узлом сопротивления, защищавшим вход в пролив Босфор Восточный.

Часть фортов внешней линии обороны были фортами новейшего типа, предвосхитившими своими решениями фортификационные сооружения времен Второй мировой войны.

История Владивостокской крепости не закончена. Уникальный архитектурно-ландшафтный ансамбль крепости с монументальными укреплениями, органично вписанными в рельеф местности, в идеале весь в целом может стать историко-архитектурным музеем-заповедником. Ныне на базе Безымянной батареи, находящейся в самом центре Владивостока, создан музей Владивостокской крепости.

 

 

 

 

Designed by Семченко Павел, ИС-41